292 ук рф злоупотребление должностными полномочиями

Разграничение между злоупотреблением должностными полномочиями и служебным подлогом

юридические науки

  • Гмызин Олег Викторович , магистр, аспирант
  • Омская юридическая академия
  • СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА
  • ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА
  • МОТИВ
  • РАЗГРАНИЧЕНИЕ
  • ПОДЛОГ
  • ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ
  • ДОЛЖНОСТНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ

Похожие материалы

Говоря об актуальности очерченного тематического поля, сформулируем два принципиальной значимости аспекта.

Во-первых, деятельность должностных лиц — это априори деятельность, носящая публичный, общественно значимый характер, что само по себе подразумевает необходимость повсеместного всеобъемлющего контроля, основанием которого непременно должна являться релевантная нормативно-правовая база.

Во- вторых, практика функционирования органов следствия позволяет говорить о наличии некоторой если не инвариантности, то потенциальной возможности разночтений в контексте определения и разграничения преступлений, предусмотренных статьями 285 и 292 УК РФ [1].

В целом, объективным представляется тот факт, что отграничение случаев злоупотребления должностными полномочиями от прочих противоправных деянии, посягательств, детерминированных, так или иначе, служебным положением составляет значимую проблему.

Имеет место — обратившись к тексу статьи 285 УК РФ — некоторая максимума, общего характера положение: законодатель определил, де-факто, что злоупотребление должностными полномочиями есть такая деятельность должностного лица, которая заключается в использовании им собственных служебных положений вопреки интересам службы.

При этом законодатель отметил принципиальной значимости аспект: названная практика действий инспирирована личной заинтересованностью, мотивами корысти, а их итог — нарушение (в тексте нормативно-правового акта используется термин «существенное») прав и законных интересов субъектов (физических и юридических лиц), а также интересов общества или государства, находящихся под охраной закона.

Статья 292 УК РФ также содержит целостное определение основной категории — «служебный подлог».

Служебным подлогом законодатель трактует деяние, заключающееся во внесении в официальные документы должностным лицом сведений заведомо ложного характера.

Отождествляется — в контексте определения сути противоправного деяния — законодателем как умышленное внесением не соответствующих действительности сведений, так и внесение в официальные документы искажающих действительное их содержание исправлений.

Значимо: внесение «ложных» изменений также должно быть — согласно букве закона — вызвано также мотивами корысти или личной заинтересованностью.

Отметим важный аспект: рассматриваемая статья УК РФ понимает в качестве виновного субъекта как собственно должностное лицо, так и государственного (муниципального) служащего (который не является в полной мере должностным лицом с комплексом прав и полномочий).

Основываясь на всем сказанном выше, отметим: разграничение между злоупотреблением должностными полномочиями и служебным подлогом должно быть детерминировано однозначным определением объективной стороны собственно злоупотребления должностными полномочиями.

Объективная сторона обнаруживает наличие следующих трех признаков (обнаруживаемых находящимися в совокупности и целостности):

  • Собственно сущность противоправного деяния: должностное лицо совершает его посредством использования собственных служебных полномочий вопреки интересам службы и с целями (умыслами) корыстной природы.
  • Следствием противоправного деяния — использование должностным лицом служебных полномочий — является нарушение прав и законных интересов субъектов (физических и юридических лиц), а также интересов общества или государства, находящихся под охраной закона.
  • Между деянием и следствием имеет место причинная связь.

Злоупотреблением должностными полномочиями могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебных полномочий и связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.

Обязательным признаком объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является наличие общественно опасного последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Данное последствие может выражаться в виде реального материального ущерба, в упущенной выгоде, а также в причинении иного вреда различным интересам (в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений [2,с. 182].

Разграничение между злоупотреблением должностными полномочиями и служебным подлогом обнаруживает необходимость дифференциации субъективной стороны «злоупотребления».

Умышленное преступление — именно так справедливо определить рассматриваемую субъективную сторону, при этом собственно сам умысел может носить дуалистический характер: быть как косвенным, так и прямым.

Субъективная сторона детерминирована тем фактом, что должностное лицо, действуя в контексте злоупотребления должностными полномочиями, предвидит возможность (а в большинстве случае и неизбежность) наступления деструктивных для граждан (общества, государства) последствий, однако сознательным образом допускает эту возможность как таковую, либо относится к названным следствиям безразличным образом.

Мотив — его наличие — есть обязательный аспект, предусмотренный в составе преступления, предусмотренного положениями статьи 285 УК РФ (а также статьи 292): корыстная либо личная заинтересованность, которая на практике может быть опосредована получением имущественной выгоды (к примеру, получение в свою собственность либо собственность третьих лиц государственных средства), а также выгоды неимущественного характера (карьеризм, кумовство и прочее).

Само по себе существенное нарушение прав и законных интересов — понятие оценочное, поэтому решать вопрос о наличии такого существенного нарушения нужно на основе конкретных обстоятельств дела, однако в каждом случае существенность нарушения прав и законных интересов должна быть обоснована.

Одного лишь указания на причинение существенного вреда охраняемым законом интересам граждан, организаций и государства недостаточно [2, с. 194].

Таким образом, разграничение между злоупотреблением должностными полномочиями и служебным подлогом представляется областью, детерминированной комплексностью и схожестью объективной и субъективной сторон преступного деяния, де-факто идентичными мотиваций, умыслом.

Вместе с тем, с нашей точки зрения, статья 285 [1] носит существенно более широкий, комплексный характер. Законодатель достаточно четко дифференцировал составы рассматриваемых преступных деяний.

Тем не менее, практика дифференциации преступлений, предусмотренных названными статьями, требует индивидуального подхода следственных и судебных органов при рассмотрении конкретного дела.

Список литературы

  1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 07.02.2017). Электронный ресурс: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/. Режим доступа: 21.02.2017.
  2. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. — М.: Юристъ, 2014. — 512 с.
  3. Электронный ресурс: http://www.rg.ru/. Режим доступа: 03.11.2015.

Сетевое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Отграничение служебного подлога от злоупотребления должностными полномочиями. Статьи по предмету Уголовное право

ОТГРАНИЧЕНИЕ СЛУЖЕБНОГО ПОДЛОГА ОТ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

В.Н. БОРКОВ

При квалификации должностных преступлений часто возникают проблемы отграничения злоупотребления должностными полномочиями от других посягательств. Частично это объясняется существенным изменением законодательного определения объективной стороны должностного злоупотребления. Статья 170 УК РСФСР 1960 г. предусматривала ответственность за злоупотребление властью или служебным положением, т.е. умышленное использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы. Именно на основе такого широкого представления о способе должностного злоупотребления сформировались основные подходы к отграничению этого преступления от получения взятки, превышения должностных полномочий и служебного подлога. Статья 285 УК РФ внесла коррективы в устоявшиеся взгляды на соотношение между основными должностными преступлениями. Пожалуй, одной из самых сложных является проблема отграничения злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) от служебного подлога (ст. 292 УК РФ).
В п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» указывается, что предметом преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, является официальный документ, удостоверяющий факты, влекущие юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей. К таким документам предлагается относить, в частности, листки временной нетрудоспособности, медицинские книжки, экзаменационные ведомости, зачетные книжки, справки о заработной плате, протоколы комиссий по осуществлению закупок, свидетельства о регистрации автомобиля. «Субъектами служебного подлога, — разъясняет высшая судебная инстанция, — могут быть наделенные полномочиями на удостоверение указанных фактов должностные лица либо государственные служащие или служащие органов местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами» . Таким образом, согласно толкованию, которое дал Пленум, субъектом преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, может быть и должностное лицо, уполномоченное на удостоверение фактов, фиксируемых официальным документом и влекущих юридические последствия для других. Но из данного тезиса не следует, что служебный подлог обязательно представляет собой использование субъектом своих должностных полномочий.
———————————
Российская газета. 2013. 17 июля.

Как использование должностным лицом своих полномочий вопреки интересам службы уголовный закон определяет должностное злоупотребление (ст. 285 УК РФ). Во втором абзаце п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» приведены примеры злоупотребления организационно-распорядительными полномочиями. Это выдача медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установление работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, выставление оценки членом государственной экзаменационной комиссии при отсутствии обязательных условий или оснований для совершения перечисленных действий .
———————————
Российская газета. 2009. 30 окт.

Так какое преступление при наличии корыстной или иной личной заинтересованности совершают: врач, признающий временно нетрудоспособным заведомо здорового человека, преподаватель, положительно аттестующий очевидно неуспевающего студента, члены комиссии по осуществлению закупок, обеспечивающие незаконную победу в конкурсе конкретному лицу, — злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) или служебный подлог (ст. 292 УК РФ)? Учитывая, что толкование уголовно-правовой нормы осуществляется «в тех пределах, в каких это допускает текст закона» , для решения проблемы отграничения нужно определить, используют должностные лица в перечисленных случаях свои полномочия или вносят в официальные документы заведомо ложные сведения.
———————————
Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1963. С. 129.

Некоторые криминалисты так отвечают на этот вопрос: «Внесение в официальные документы заведомо ложных сведений или исправлений не может быть расценено как использование полномочий пусть и в отсутствие обязательных условий или оснований для их совершения. Служебный подлог представляет собой совершение лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать, т.е. согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 — признак превышения полномочий» . Действительно, ни одно должностное лицо не может быть уполномочено на внесение в официальные документы заведомо ложных сведений. Исходя из этого следует заключить, что в абзаце 3 п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24, где указывается, что субъектами служебного подлога могут быть должностные лица, наделенные полномочиями на удостоверение фактов, влекущих юридические последствия, не раскрывается содержание объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, а только названы возможные субъекты данного посягательства.
———————————
Яни П. Квалифицированный состав служебного подлога: проблемы вменения // Законность. 2010. N 12. С. 16.

Б.В. Волженкин внесение заведомо ложных сведений в официальные документы определял как помещение не соответствующей действительности информации в подлинный документ, который при этом сохраняет все реквизиты и признаки настоящего. К данной разновидности подлога ученый относил пометку документа другим числом, не соответствующим фактической дате составления или выдачи, подделку подписи должностного лица и т.п. . Получается, что подлог состоит в физическом искажении информации, которая содержалась в официальном документе. Поэтому «отражение и (или) заверение заведомо не соответствующих действительности фактов как в уже существующих официальных документах (подчистка, дописка и др.), так и изготовление нового документа», о которых идет речь во втором абзаце пункта 35 Постановления от 9 июля 2013 г. N 24, — это не деятельность должностного лица, связанная с анализом условий или оснований для использования предоставленных ему полномочий, а фактическая фальсификация документа. Именно такой смысл в слово «подлог» вкладывали известные толкователи русского языка. Раскрывая его содержание, В.И. Даль пишет: «Подложный, составляющий собою подлог, поддельный, подставной, для обмана, выдаваемый за истинный, за подлинный, настоящий. Подлог на письме, подпись под чужую руку, или подчистка и поправка чужих речей, или вообще поддельная бумага, ложная» . По Н.Д. Ушакову: «Подделка с целью обмана, введения в заблуждение» . По С.И. Ожегову: «Подделка, составление ложного, фальшивого документа, записи» .
———————————
Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005. С. 236.
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. 1 электрон.-опт. диск (CD-ROM).
Ушаков Н.Д. Толковый словарь русского языка. 1 электрон.-опт. диск (CD-ROM).
Ожегов С.И. Толковый словарь. 1 электрон.-опт. диск (CD-ROM).

С учетом сказанного есть, думается, основания согласиться с тем, что служебный подлог — это разновидность превышения должностных полномочий. В отличие от злоупотребления, представляющего собой действия (бездействие) в пределах своей компетенции, но вместе с тем незаконные, противоречащие интересам службы, должностное превышение — это совершение лицом активных действий, выходящих за пределы его полномочий. Не может быть должностных полномочий на учинение в официальном документе подчисток, дописок, пометок другим числом. Невозможно совершить преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ, бездействием. Напротив, при злоупотреблении должностными полномочиями, где полномочия представляют собой не только право, но и обязанность действовать определенным образом, объективная сторона может выразиться в неисполнении обязанности по принятию решения, имеющего юридическое значение. Причем такое уклонение виновного от осуществления своих функций может быть подготовлено и замаскировано путем внесения ложных или, наоборот, невнесения истинных сведений в официальный документ. Из определения преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, как специального вида превышения должностных полномочий следует, что его субъект не создает юридические последствия, закрепляемые официальным документом, а изготавливает подложный документ, или полностью его фальсифицируя, или искажая настоящий.
В соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 злоупотребление должностными полномочиями представляет собой «действия (бездействие) лица в пределах своей компетенции вопреки интересам службы». Должностные лица осуществляют функции, перечисленные в п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ, всегда по определенной юридической процедуре. Любая норма права требует для своей реализации соответствующего процессуального механизма . Формальное соблюдение процедуры свидетельствует о том, что виновный в должностном злоупотреблении не вышел за пределы своей компетенции. Невозможно, оставаясь в установленных законом процессуальных формах, совершить действия, которые относятся к полномочиям другого должностного лица или могут быть произведены только коллегиально. Не может быть регламентирован порядок выполнения действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать. Именно соблюдение процедуры позволяет преступнику принимать противоречащие публичным интересам решения, влекущие незаконные юридические последствия. Действия, явно выходящие за пределы полномочий, совершаются вне всяких процедур.
———————————
Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. М., 2010. С. 349.

В исследуемом аспекте показательна квалификация по ч. 1 ст. 292 УК РФ действий главы местного самоуправления, которая с целью избежать уголовной ответственности за халатность, выразившуюся в непринятии мер противопожарной безопасности, что привело к возгоранию жилых домов и крупному материальному ущербу, изготовила распоряжение администрации сельсовета, в которое внесла заведомо ложные сведения о возложении своих обязанностей на другое лицо . В приведенном примере должностное лицо в нарушение надлежащей процедуры единолично совершило такие действия, которые могут быть произведены только коллегиально в соответствии с порядком, установленным нормативным актом. Само оформление коллегиально принятого решения и подделка соответствующего документа — это внешне похожие, состоящие в учинении одинаковой записи, но юридически разные действия. Разница состоит в нарушении установленного процессуального порядка, а вернее, в его отсутствии. Глава местного самоуправления совершила действия, которые «никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать».
———————————
URL: http://genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-1007614/ (дата обращения: 26.12.2015).

Таким образом, при совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, субъект не только уполномочен на принятие закрепляемого документом решения, но и формально соблюдает процедуру реализации своих прав и обязанностей. Вот почему, например, врач, который, используя имеющийся у него бланк, оформляет листок нетрудоспособности лицу, проживающему на необслуживаемой им территории от имени другого лечебного учреждения, не злоупотребляет должностными полномочиями, а совершает служебный подлог.
Правильно как служебный подлог были квалифицированы действия сотрудника полиции, который, являясь должностным лицом, желая искусственно улучшить результаты служебной деятельности, вносил заведомо ложные сведения в документы об административных правонарушениях и назначал гражданам, их не совершавшим, административное наказание в виде предупреждения . Виновный в действительности не выявлял административных правонарушений, не опрашивал лиц, их совершивших, свидетелей и, вообще, производства по делам об административных правонарушениях не осуществлял. В приведенном примере сотрудник полиции хоть и являлся представителем власти, но функций представителя власти не выполнял, а следовательно, и злоупотребить соответствующими полномочиями не мог.
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 24 марта 2015 г. N 689-О // СПС «КонсультантПлюс».

Типичной является ситуация, когда действия врача, за взятку содействующего получению листка временной нетрудоспособности, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 290 и 292 УК РФ. Так, «свидетель М. показала, что 15 марта 2012 года около 12 часов она обратилась в поликлинику , где ее направили к врачу-терапевту Пронченкову В.П. в кабинет N . К Пронченкову В.П. она обратилась с просьбой выдать ей больничный лист примерно на 6 дней без фактического заболевания. Пронченков В.П. сообщил, что откроет ей больничный лист, но нужно будет заплатить деньгами. Она передала Пронченкову В.П. рублей, после этого он заполнил амбулаторную карту и выписал ей собственноручно талон на получение листка нетрудоспособности, где она в регистратуре в этот же день на основании этого талона получила листок нетрудоспособности» . Заметим, что сотрудники регистратуры совершают только технические действия по заполнению и регистрации листка нетрудоспособности на основании талона и амбулаторной карты. В соответствии с п. 2 Приказа Минздравсоцразвития России от 29 июня 2011 г. N 624н «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности» такие документы уполномочен выдавать врач. «Выдача и продление листка нетрудоспособности осуществляется медицинским работником после осмотра гражданина и записи данных о состоянии здоровья в медицинской карте амбулаторного (стационарного) больного, обосновывающей необходимость освобождения его от работы» (п. 5).
———————————
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 13 января 2014 г. N 36-АПУ13-13 // СПС «КонсультантПлюс».
Российская газета. 2011. 11 июля.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 выдача медицинским работником листка нетрудоспособности является решением, имеющим юридическое значение, и выступает в качестве примера использования полномочий, которые относятся к организационно-распорядительным функциям. В приведенном примере врач-терапевт выдал листок нетрудоспособности здоровому человеку, тем самым использовал свои полномочия без оснований, т.е. злоупотребил ими. Внесение ложных сведений в карту амбулаторного больного и в талон — это совершаемые в соответствии с установленной процедурой экспертизы нетрудоспособности, но представляющие собой злоупотребление полномочиями действия должностного лица, которые неизбежно влекут незаконную выдачу листка нетрудоспособности. И напротив, если бы сотрудник регистратуры без оформленной врачом амбулаторной карты, используя бланк документа и печать, подделал листок нетрудоспособности, то он совершил бы служебный подлог (ст. 292 УК РФ). Объясняется это тем, что полномочия по выдаче листка нетрудоспособности, которыми он мог бы злоупотребить, у сотрудника регистратуры отсутствуют. Учитывая изложенное, врач-терапевт принял незаконное организационно-распорядительное решение, которое повлекло юридические последствия для взяткодателя. Виновный совершил действия, связанные с осуществлением своих прав и входящие в круг его полномочий, но при отсутствии обязательных условий и оснований.
———————————
Под организационно-распорядительными функциями в настоящее время понимаются два разных вида деятельности: первый — руководство подчиненными, второй — принятие решений, влекущих юридические последствия для лиц, которые обратились за государственными услугами. Последние полномочия фактически являются регистрационно-экспертными и осуществляются в целях обеспечения баланса интересов таких лиц с интересами других граждан, общества и государства.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» преступление, предусмотренное ст. 285 УК РФ, «непосредственно связано с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей» (п. 15), а внесение в официальные документы заведомо ложных сведений и исправлений, искажающих содержание документа, учиняется лицом «в связи с исполнением своих служебных обязанностей» (п. 17). Следовательно, при совершении должностного злоупотребления виновный использует свои полномочия, а изготавливая подложный документ — служебное положение. Исполнители преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, используют доступ к официальным документам, их бланкам, печатям государственных и муниципальных организаций. Важно подчеркнуть, что субъект подлога фальсифицирует официальный документ, используя возможности, вытекающие именно из служебного положения, а не связанные, например, с выполнением иных трудовых обязанностей. Это объясняется содержанием объекта посягательств гл. 30 УК РФ. Не могут совершить преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ, лица, убирающие, допустим, кабинеты государственного органа, электрики, сантехники, которые при выполнении трудовых обязанностей получили доступ к бланкам документов. Перечисленные работники не являются государственными служащими, подделку ими официального документа следует квалифицировать по ст. 327 УК РФ.
Уголовный закон в главе 30 УК РФ не предусматривает ответственность государственных служащих за похищение официальных документов, штампов, печатей, а также за подделку бланков документов. Использование служебного положения является одним из общих признаков должностных и служебных преступлений, а применительно к ст. 292 УК РФ предполагает свободный доступ к перечисленным предметам. Если занимаемая должность или служебное положение не позволяют лицу подделать официальный документ и виновному приходится совершать хищение печатей, подделывать или похищать бланки, в том числе и незаконно проникая в кабинеты других должностных лиц, его действия нужно квалифицировать как преступления против порядка управления (ст. ст. 325, 327 УК РФ).
Учитывая изложенное, критерии отграничения служебного подлога, совершенного должностным лицом, от злоупотребления должностными полномочиями обусловлены представлением о преступлении, предусмотренном ст. 292 УК РФ, как специальном виде превышения должностных полномочий. Служебным подлогом следует признавать внесение должностным лицом с использованием своего служебного положения ложных сведений в официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей, когда создание таких юридических последствий не входит в полномочия виновного. При совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, субъект совершает действия (бездействие) в пределах предоставленных ему полномочий.
Преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ, может совершить и должностное лицо, уполномоченное на удостоверение в официальном документе обстоятельств, влекущих юридические последствия. Это возможно в ситуации, когда должностным лицом фактически полномочия не осуществлялись, процедура их выполнения не реализовывалась, а документ был виновным сфальсифицирован. Должностные лица всегда осуществляют свои функции в определенных процессуальных формах. При злоупотреблении должностными полномочиями формальное соблюдение процедуры свидетельствует о том, что виновный не вышел за пределы своей компетенции, именно формальное соблюдение процедуры принятия решения позволяет преступнику принимать решения, влекущие незаконные юридические последствия. Действия, выходящие за пределы полномочий, к которым относится и служебный подлог, совершаются вне всяких процедур.

Пристатейный библиографический список

1. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005.
2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. 1 электрон.-опт. диск (CD-ROM).
3. Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1963.
4. Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. М., 2010.
5. Ожегов С.И. Толковый словарь. 1 электрон.-опт. диск (CD-ROM).
6. Ушаков Н.Д. Толковый словарь русского языка. 1 электрон.-опт. диск (CD-ROM).
7. Яни П. Квалифицированный состав служебного подлога: проблемы вменения // Законность. 2010. N 12.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Статья 292 УК РФ. Служебный подлог (действующая редакция)

1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса), —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Обобщение судебной практики по уголовным делам о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий (статьи 285 и 286 УК РФ), рассмотренным судами Астраханской области в 2007 году — первом полугодии 2008 года (г. Астрахань, 15 августа 2008 г.)

Обобщение
судебной практики по уголовным делам о злоупотреблении должностными
полномочиями и превышении должностных полномочий (статьи 285 и 286 УК РФ),
рассмотренным судами Астраханской области в 2007 году — первом полугодии
2008 года
(г. Астрахань, 15 августа 2008 г.)

В соответствии с планом работы Астраханского областного суда на второе полугодие 2008 года Астраханским областным судом изучена практика рассмотрения районными судами уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий ( статьи 285 и 286 УК РФ), рассмотренных судами в 2007 году — первом полугодии 2008 года.

Согласно статистическим данным в 2007 году — первом полугодии 2008 года судами Астраханской области рассмотрено 106 дел исследуемой категории на 132 лица.

В 2007 году судами Астраханской области рассмотрено:

— по ст. 285 УК РФ — 50 дел на 52 лица;

— по ст. 286 УК РФ — 12 дел на 19 лиц.

в первом полугодии 2008 года рассмотрено:

— по ст. 285 УК РФ — 29 дел на 42 лиц;

— по ст. 286 УК РФ — 15 дел на 19 лиц.

Представлено на обобщение 71 уголовное дело анализируемой категории в отношении 80 лиц, рассмотренные в 2007 году — первом полугодии 2008 года федеральными судами Астраханской области.

по ст. 285 УК РФ рассмотрено 49 дел на 57 лиц;

по ст. 286 УК РФ рассмотрено 22 дела на 23 лица.

по ст. 285 УК РФ — 55 лиц;

по ст. 286 УК РФ — 22 лица.

по ст. 285 УК РФ — 2 лица;

по ст. 286 УК РФ — 1 лицо.

В 2007 году рассмотрено дел:

— по ст. 285 УК РФ — 37 дел на 41 лицо;

— по ст. 286 УК РФ — 11 дел на 11 лиц.

Из них с вынесением приговоров:

— по ст. 285 УК РФ — 25 дел на 28 лиц;

— по ст. 286 УК РФ — 9 дел на 9 лиц.

— по ст. 285 УК РФ — 1 дело на 1 лицо;

— по ст. 286 УК РФ — 1 дело на 1 лицо.

— по ст. 285 УК РФ — 1 дело на 1 лицо;

— по ст. 286 УК РФ — 0.

Действия виновных переквалифицированы на другие статьи УК РФ:

— со ст. 285 УК РФ — 1 дело на 2 лица;

— со ст. 286 УК РФ — 1 дело на 1 лицо.

Из общего количества рассмотренных в 2007 году дел по ст. 285 УК РФ, по 23 делам в отношении 23 лиц, органом предварительного следствия было предъявлено обвинение по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 285 и 292 УК РФ.

Из них судами первой инстанции:

осуждено по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 285 и ст. 292 УК РФ 12 лиц по 12 делам.

Уголовное дело прекращено в части предъявленного обвинения по ст. 285 УК РФ по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления по 6 делам на 6 лиц.

Оправдано в части предъявленного обвинения по ст. 285 УК РФ по 2 делам 2 лица.

Исключена из обвинения квалификация по ст. 285 УК РФ как излишне вмененная по 3 делам на 3 лица.

В 2008 году судами Астраханской области было рассмотрено:

— по ст. 285 УК РФ — 12 дел на 16 лиц;

— по ст. 286 УК РФ — 11 дел на 12 лиц.

Из них с вынесением приговоров:

— по ст. 285 УК РФ — 4 дела на 5 лиц;

— по ст. 286 УК РФ — 11 дел на 12 лиц.

При квалификации органом следствия по совокупности преступлений по ст. 285 ч. 1 , ст. 256 ч. 3 УК РФ, из обвинения исключена квалификация по ст. 285 ч. 1 УК РФ как излишне вмененная: 1 дело на 3 лица.

При квалификации органом следствия действий виновных по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 285 ч. 1 и ст. 292 УК РФ рассмотрено 11 дел на 12 лиц.

Из них судами первой инстанции:

— осуждено по ст. 285 ч. 1 , ст. 292 УК РФ по 2 делам 2 лица;

— прекращено уголовное дело в части предъявленного обвинения;

— по ст. 285 ч. 1 УК РФ по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием в деянии состава преступления) по 2 делам в отношении 2 лиц;

— исключена из обвинения как излишне вмененная квалификация по ст. 285 ч. 1 УК РФ по 5 делам на 5 лиц;

— оправдано в части предъявленного обвинения по ст. 285 ч. 1 УК РФ — по 2 делам 2 лица.

За первое полугодие 2008 года судами Астраханской области по делам о совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 285 , 286 УК РФ оправдательные приговоры и постановления о прекращении производства по делу, не выносились.

Из числа представленных на обобщение дел, рассмотренных в 2007 году — первом полугодии 2008 года, 22 дела в отношении 23 лиц, или 31% от общего числа рассмотренных, составляют дела по ст. 286 УК РФ о превышении должностных полномочий, 49 дел в отношении 57 лиц или 69% составляют дела по ст. 285 УК РФ о злоупотреблении должностными полномочиями.

Как показало изучение судебной практики, при рассмотрении дел данной категории судами в основном соблюдаются разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 1990 года N 4 с последующими изменениями «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» и обеспечивается правильное и единообразное применение законодательства об ответственности за совершение должностных преступлений.

Во всех случаях устанавливается причинная связь между совершенными деяниями и наступившими вредными последствиями в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Под должностными полномочиями судами области понимаются права и обязанности, которыми лицо наделено в силу занимаемой должности.

В связи с этим при рассмотрении дел о должностных преступлениях судами области во всех случаях устанавливается перечень должностных полномочий подсудимых, указываются конкретные нормативно-правовые акты (приказы, должностные инструкции, уставы), определяющие круг служебных полномочий, проверяется, вытекали ли действия (бездействие) должностного лица, из его полномочий, и связаны ли они с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.

Так, приговором Ахтубинского городского суда Астраханской области от 19 июня 2008 года И. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, являясь директором МОУ СОШ, должностным лицом, вопреки п. п. 3.5, 3.6, 3.12, 3.17 должностной Инструкции директора школы, устанавливающей его обязанности как директора реализовывать систему стимулирования сотрудников школы, выполнять принятые решения в области финансовой и хозяйственной деятельности школы, обеспечивать рациональное использование бюджетных ассигнований, при распределении фонда материального поощрения работников МОУ по итогам работы за 2007 год, явно превышая свои полномочия, уменьшил данные об общем размере фонда на сумму 102000 рублей, что повлекло уменьшение размера премии каждому работнику школы. Указанной укрытой суммой денежных средств в размере 102000 рублей И. распорядился по своему усмотрению, оплатив работы по ремонту школы на сумму 62000 рублей, и распределив 40000 рублей четверым работникам СОШ по 10000 рублей, которые, после получения указанных сумм в кассе, передали их лично И. Незаконные действия И. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов работников СОШ (53 человек), выразившемся в причинении им материального ущерба в виде недополученных денежных средств на сумму 102000 рублей, а также существенного нарушения охраняемых законом интересов общества и государства.

Приговором Советского районного суда г. Астрахани от 25 апреля 2008 года Е. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, являясь директором ГОУ НПО «Профессиональное училище N. » ФСИН России при ФГУ ИК-6 УФСИН России по Астраханской области, вопреки Уставу ГОУ НПО «Профессиональное училище N. «, согласно которому в его полномочия входило распоряжение средствами и имуществом училища в установленном законом порядке, в пределах своей компетенции издавать приказы, распоряжения и инструкции, отвечать за целевое использование выделенных средств, действуя из корыстной заинтересованности, в нарушение утвержденного приказами УФСИН порядка утверждения доплат и надбавок руководителям образовательных учреждений ФСИН России, самовольно утвердил приказы на выплату себе доплат из надтарифного фонда учреждения на сумму 17246 рублей, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов трудового коллектива ГОУ НПО «Профессиональное училище N. «, организации общества и государства.

При оценке корыстной и иной личной заинтересованности при рассмотрении дел указанной категории, суды области руководствуются разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 1990 года N 4, с последующими изменениями, «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Как показало обобщение, суды под корыстной заинтересованностью, в соответствии с разъяснениями Пленума, понимают такие неправомерные действия должностных лиц, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения государственных или общественных средств в свою собственность или собственность других лиц, под иной личной заинтересованностью, как мотива злоупотребления или подлога — стремление извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, и т.п.

Примером, когда суд признал корыстной заинтересованностью получение должностным лицом имущественной выгоды в результате использования должностных полномочий вопреки интересам службы, может служить уголовное дело по обвинению М., осужденного приговором Советского районного суда г. Астрахани от 26 июня 2007 года по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

М. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом — участковым уполномоченным милиции ОВД Советского района г. Астрахани, в нарушение требований ФЗ от 18.04.1991 года «О милиции», в нарушении должностной инструкции, п. п. 208, 317, 318, 211, 255 Приказа МВД РФ N 140 дсп-2006 г., при конвоировании за пределы СИЗО-1 следственно-арестованного Т., злоупотребляя своими должностными полномочиями, действуя из корыстной заинтересованности, осознавая, что своими действиями подрывает авторитет правоохранительных органов в глазах общественности, по просьбе Т. привез его в кафе, снял с Т. наручники и обеспечил ему встречу с его близкими знакомыми, получив за это денежное вознаграждение в сумме 20000 рублей, после чего оставил Т. без присмотра, в результате чего последний совершил побег.

Суд признал мотивом совершения преступления корыстную заинтересованность по уголовному делу в отношении Н., осужденного приговором Енотаевского районного суда Астраханской области от 15 января 2008 года по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Н. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом в силу занимаемой должности директора муниципального унитарного предприятия муниципального образования «Никольский сельсовет» Енотаевского района Астраханской области, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности получил от Т. без документального оформления деньги в сумме 7000 рублей за использование автокрана ЗИЛ, находящегося в хозяйственном ведении МУП, деньги не внес в кассу предприятия, а использовал в личных целях. Своими действиями существенно нарушил права и законные интересы МУП.

Одним из примеров, когда суд признал мотивом совершения преступления иную личную заинтересованность, может служить уголовное дело по обвинению М. и Л., осужденных приговором Советского районного суда г. Астрахани от 21 мая 2007 года по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Они признаны виновными в том, что являясь должностными лицами, представителями власти, в силу занимаемой ими должности инспекторов ОБДПС-1 ГИБДД УВД АО, действуя вопреки интересам службы, из личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшить показатели своей работы, находясь при исполнении служебных обязанностей, зная о совершенном дорожно-транспортном происшествии, в результате которого гр. Д. получил телесные повреждения средней тяжести, не произвели необходимые неотложные действия по фиксации факта дорожно-транспортного происшествия и установлению всех его обстоятельств, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов Д., выразившееся в отсутствии возможности реализовать свои права на возмещение причиненного ущерба в результате ДТП, а также существенный вред государственным интересам, выразившийся в дискредитации органов милиции в глазах населения, а кроме того лица, совершившие ДТП, избежали установленной законом ответственности.

Из общего числа изученных дел указанной категории, имелось дело, где должностное лицо, используя свои служебные полномочия, действовало в интересах другого лица.

Так, приговором Знаменского городского суда Астраханской области от 12 февраля 2008 года Т. признан виновным по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Судом установлено, что Т., являясь должностным лицом в силу занимаемой им должности заместителя главы администрации МО, председателем комиссии по отселению граждан, председателем жилищной комиссии, явно выходя за пределы своих полномочий, не вынося рассмотрение данного вопроса на заседание жилищной комиссии, дал соответствующее указании специалисту службы по учету и распределению жилья, на основании которого была выдана не соответствующая действительности справка, согласно которой В. сдала занимаемую квартиру в г. Знаменске. Выданная справка явилась основанием для регистрации В. и членов ее семьи в квартире в г. Волгограде с последующей ее приватизацией, а квартира в г. Знаменске, подлежащая передаче в муниципальную собственность администрации МО ЗАТО Знаменск Астраханской области, в муниципальную собственность передана не была и не распределена согласно списку очередников, а предоставлена В. в нарушение законодательства РФ, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, состоявших на очереди на получение жилья.

Анализ судебной практики по изученным делам показывает, что суды правильно определяют субъект ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ, имея в виду, что во всех случаях субъектами указанных преступлений судами признавались должностные лица, то есть лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях.

Виновными в совершении указанных преступлений судами области признавались сотрудники милиции и исправительных учреждений, руководители муниципальных образовательных учреждений, глава органа местного самоуправления и его заместитель, заместитель начальника Управления Федеральной службы судебных приставов, руководитель государственного учреждения, лесничий, инспекторы отделов надзора за охраной и использованием водных биоресурсов Управления Россельхознадзора АО.

Суд не признал должностными лицами Л. и Е., обвиняемых органом предварительного следствия по ч. 1 ст. 285 УК РФ в том, что они, являясь должностными лицами — электромонтерами по эксплуатации электросчетчиков ОАО «Астраханьэнерго», заранее зная об отсутствии нарушений со стороны потребителя электроэнергии, при проверке электросчетчика в квартире потерпевшего Р., вопреки интересам службы, используя свое служебное положение, из корыстных побуждений, с целью увеличения премии к заработной плате, внесли в акт проверки заведомо ложные сведения о нарушении порядка пользования электроэнергией в быту, и рассчитали причиненный ущерб ОАО «Астраханьэнерго» в сумме 3790 рублей, чем нарушили законные права и законные интересы потерпевшего Р.

Приговором Лиманского районного суда Астраханской области от 9 июля 2007 года Л., Е. за указанные действия осуждены по ч. 3 ст. 30 , ч. 1 ст. 165 УК РФ — в покушении на причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана при отсутствии признаков хищения.

Суд мотивировал свое решение тем, что Л. и Е. не являлись субъектами должностного преступления, поскольку не являлись должностными лицами, не осуществляли функций представителей власти, не обладали организационно-распорядительными функциями в государственных органах, работая в коммерческой организации.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 30 августа 2007 года приговор оставлен без изменения.

Как показало обобщение судебной практики по изученным делам, вопросы, связанные с квалификацией действий должностных лиц, когда наряду со злоупотреблением должностными полномочиями, эти лица совершают еще и действия, явно выходящие за пределы их полномочий, у судов области при рассмотрении дел указанной категории не возникают.

Так, при отграничении злоупотребления властью или служебным положением от превышения власти или служебных полномочий, суды квалифицируют как злоупотребление властью случаи, когда должностное лицо вопреки интересам службы использует предоставленные ему законом права и полномочия, и как превышение власти или служебных полномочий — когда должностное лицо совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции.

Примером может служить приговор Енотаевского районного суда Астраханской области от 12 марта 2008 года в отношении Б., П., которым Б. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ, П. осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Б. признан виновным в том, что являясь инспектором дорожно-патрульной службы ОБДПС-2 ГИБДД УВД АО, осуществляя функции представителя власти и являясь должностным лицом, исполняя свои должностные обязанности, 22.02.2007 года при преследовании водителя автомобиля З., не выполнившего требования об остановке транспортного средства, избил его, причинив телесные повреждения, из автомобиля похитил денежные средства, паспорт и медицинский полис, принадлежащие З., повредил скаты колес автомобиля, не составив при этом протокол об административном правонарушении, протокол осмотра автомобиля, не сообщил о произошедшем в дежурную часть Енотаевского РОВД.

Б. и П. также признаны виновными в том, что 16.08.2006 года, вопреки интересам службы, из корыстной и иной личной заинтересованности, с целью незаконного получения денежных средств и повышения показателей работы, внесли в протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства, об отстранении водителя С. от управления транспортным средством, заведомо ложные сведения о лицах, которые не присутствовали при составлении данных протоколов, после чего получили от водителя С. 500 рублей, за то, чтобы они не изымали транспортное средство. Затем, с целью создания видимости успешной работы своего подразделения, предоставили информацию о запрещении эксплуатации транспортного средства для официальной регистрации, чем подорвали авторитет органов ОБДПС и органов власти в целом, и существенно нарушили охраняемые законом интересы общества и государства.

Признавая лиц виновными в превышении должностных полномочий, суды области исходят из того, что превышением должностных полномочий являются случаи, когда должностное лицо совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции: совершает действия, которые относятся к полномочиям другого должностного лица, либо действия, которые могут быть совершены им самим только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе, либо действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не может совершить.

Это и понимается судами области под явностью превышения должностных полномочий.

Так, явно выходящими за пределы полномочий суд признал действия должностного лица, которые никто и ни при каких обстоятельствах не может совершить, по следующим уголовным делам.

Приговором Енотаевского районного суда Астраханской области от 21 февраля 2008 года У. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, состоя в должности участкового уполномоченного МОБ ОВД Енотаевского района Астраханской области, являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, без достаточных оснований проник в жилище гр. Н., где стал требовать от последнего документы и сведения о месте нахождения его сестры Н. При этом для устрашения Н. произвел из имеющегося при нем табельного оружия два выстрела в землю, один выстрел в дверной косяк и один выстрел в пол дома, при этом у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью угрожала реальная опасность. О применении табельного оружия У. руководству Енотаевского РОВД не сообщил.

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 9 июня 2007 года С. осужден по п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом — оперуполномоченным отдела уголовного розыска ОВД Трусовского района г. Астрахани, при производстве оперативных мероприятий по выявлению лиц, совершивших кражи чужого имущества, с целью получения признательных показаний, явно превышая свои полномочия, применил насилие в отношении И., К. и В. с помощью спецсредства — резиновой палки, причинив последним телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья. Действия С. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан, выразившееся в причинении телесных повреждений потерпевшим, а также повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в дискредитации органов внутренних дел тем, что он, используя статус сотрудника милиции, сам совершает незаконные действия в отношении граждан.

Явным превышением полномочий были признаны судом действия должностного лица, которые могли быть совершены им самим только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе.

Примером этого является уголовное дело по обвинению О.

Приговором Наримановского районного суда Астраханской области от 12 февраля 2008 года О. осужден по ч. 2 ст. 286 , ч. 2 ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, совершенные главой местного самоуправления.

М. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом — главой органа местного самоуправления, превысил свои должностные полномочия при заключении договоров на ремонтные работы жилого фонда. Без проведения торгов в форме открытого конкурса, проведение которого обязательно в силу законов, регулирующих порядок заключения муниципальных контрактов, М. незаконно заключил договоры с ООО «З-е», перечислил за работу 792254 рубля, хотя фактически объем выполненных работ составил сумму в 256595 рублей, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства в виде нерационального и незаконного расходования средств муниципального образования в сумме 535659 рублей.

Он же, М., признан виновным в превышении своих должностных полномочий при заключении договоров на ремонтные работы жилого фонда, без проведения торгов в форме открытого конкурса, выразившемся в незаконном заключении договоров с ООО «З-е», перечислил за работу 479434 рубля, хотя фактически объем выполненных работ составил сумму в 147155 рублей, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства в виде нерационального и незаконного расходования средств муниципального образования в сумме 332279 рублей.

Явность превышения должностных полномочий суд усмотрел в заключении договоров без проведения конкурса, проведение которого обязательно в силу законов, регулирующих порядок заключения муниципальных контрактов.

Приговором Ахтубинского городского суда Астраханской области от 5 марта 2008 года Л. осуждена по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Она признана виновной в том, что являясь заместителем начальника районного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Астраханской области, при осуществлении реализации арестованного по судебному решению имущества должника, превысила предусмотренный законом «Об исполнительном производстве» двухмесячный срок, и полагая, что неоконченное исполнительное производство может негативно отразиться на статистических отчетах по результатам ее работы за год, что может повлечь наложение на нее дисциплинарного взыскания, самостоятельно реализовала имущество, минуя специальную организацию Астраханский региональный отдел Российского федерального фонда имущества.

Дела, по которым бездействие должностных лиц или невыполнение ими своих должностных полномочий, при отсутствии корыстной или иной личной заинтересованности, приводили к существенному нарушению прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, судами Астраханской области не рассматривались.

Обобщение судебной практики по изученным делам показало, что под применением насилия при превышении должностных полномочий, судами области понимается нанесение потерпевшему побоев, причинение вреда здоровью любой тяжести, истязание, а под угрозой применения насилия при превышении должностных полномочий — угроза совершения вышеназванных действий.

При этом суды исходили из того, что квалификацией по ч. 3 ст. 286 УК РФ охватывается причинение потерпевшему любого вреда здоровью, кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью, а также умышленного убийства.

Уголовных дел, по которым должностные лица при превышении должностных полномочий причиняли тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшего, судами области не рассматривалось.

Действия виновных, в зависимости от наступивших последствий, по совокупности преступлений, предусматривающих ответственность по статье 286 УК РФ и статье особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение преступлений против жизни и здоровья граждан, судами области не квалифицировались, что свидетельствует о правильном применении судами уголовного закона.

Примером, когда должностное лицо при превышении должностных полномочий применяет насилие, может служить уголовное дело по обвинению Р., А., К.

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 24 мая 2007 года Р., А., К. осуждены по п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Они признаны виновными в том, что, являясь должностными лицами — оперуполномоченными отдела уголовного розыска ОВД Трусовского района г. Астрахани, при производстве оперативных мероприятий по выявлению лиц, совершивших кражи чужого имущества, с целью получения признательных показаний, явно превышая свои полномочия, применили насилие в отношении И., С. и В. с помощью спецсредства — резиновой палки, причинив последним телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья. Действия Р., А., К. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан, выразившееся в причинении телесных повреждений потерпевшим, а также повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в дискредитации ими органов внутренних дел тем, что они, используя статус сотрудника милиции, совершают незаконные действия в отношении граждан.

Анализ судебной практики по изученным делам показывает, что существенными для признания лица виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ, признавались судами области такие нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, охраняемых законом интересов общества или государства, которые выражались в причинении физического вреда личности, нарушении конституционных прав и свобод граждан, причинении имущественного ущерба гражданам или организациям, подрыве авторитета власти.

Приговором Икрянинского районного суда Астраханской области Т. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Он признан виновным в том, что являясь милиционером ИВС МОБ ОВД Икрянинского района Астраханской области, т.е. являясь должностным лицом, с целью облегчить условия содержания под стражей следственно-арестованного Б., по просьбе последнего, в нарушение ст. 15 , п. 3 ст. 16 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Приказа Министерства юстиции от 14.10.2005 года N 189 «Об утверждении правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы», явно выходя за рамки своих полномочий, передал следственно арестованному Б. сотовый телефон для осуществления последним телефонных переговоров, тем самым существенно нарушил охраняемые законом интересы предварительного следствия, не обеспечив изоляцию следственно арестованного, тем самым подорвав институт доверия к государственной власти, опорочив честь и достоинство сотрудника милиции.

Приговором Енотаевского районного суда Астраханской области от 14 декабря 2007 года В. осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом в силу занимаемой должности оперативного дежурного Енотаевского РОВД Астраханской области, осуществляя функции представителя власти, в нарушение требований Закона «О милиции», Инструкции «О порядке приема, регистрации, и разрешения в органах внутренних дел РФ сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях», Должностной инструкции оперативного дежурного, используя свои служебные полномочия в вопреки интересам службы, руководствуясь мотивом иной личной заинтересованности, в целях создания видимости благополучия в криминогенной обстановке на поднадзорной территории, так как в тот момент решался вопрос о присвоении ему офицерского звания, получив письменное заявление о краже с территории районной больницы, не зарегистрировал его в установленном законом порядке, тем самым укрыл его от регистрации. Действия В. существенно нарушили права и интересы юридического лица — районной больницы как потерпевшего от преступления, повлекли подрыв авторитета органов внутренних дел в глазах граждан и дискредитацию органов власти в целом, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства.

Дел, по которым в результате преступлений, предусмотренных ст. 285 , 286 УК РФ были причинены тяжкие последствия, судами Астраханской области не рассматривалось.

Как показало обобщение, в судах области не существует единой практики по вопросам квалификации действий должностных лиц в случаях, когда наряду со злоупотреблением должностными полномочиями или с превышением таковых, должностными лицами совершается служебный подлог ( ст. 292 УК РФ).

Из поступивших на обобщение, судами области было рассмотрено 34 уголовных дела, когда, наряду со злоупотреблением должностными полномочиями или с превышением таковых, должностными лицами совершался служебный подлог, и действия виновных органами предварительного следствия были квалифицированы по совокупности ст. 285 и 292 УК РФ.

Из них по 14 уголовным делам суд первой инстанции оставил без изменения данную органом предварительного следствия квалификацию, признав должностных лиц виновными по совокупности указанных преступлений.

Примером является уголовное дело по обвинению Е.

Приговором Красноярского районного суда Астраханской области от 5 сентября 2007 года Е., обвиняемый органом предварительного следствия по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ, признан виновным в том, что, являясь инспектором ДПС ОВД Красноярского района Астраханской области, из иной личной заинтересованности, состоящей в желании повысить показатели по службе, внес в постановление-квитанцию о наложении административного штрафа заведомо ложные сведения о совершении несуществующим лицом — У., административного правонарушения. После чего в указанном постановлении-квитанции Е. собственноручно подделал подпись У., и передал постановление — квитанцию в отдел административной практики ГИБДД Красноярского РОВД, оплатив штраф из личных средств.

Эти действия Е. судом квалифицированы и по ст. 292 и по ч. 1 ст. 285 УК РФ УК РФ.

По 18 уголовным делам судами области вопрос по квалификации действий виновных в случаях, когда наряду со злоупотреблением должностными полномочиями или с превышением таковых должностными лицами совершается служебный подлог, решался исходя из того, что по смыслу закона, если ответственность за злоупотребление должностными полномочиями предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой, содеянное подлежит квалификации по статье, предусматривающей данную специальную норму без совокупности со статьями, где описаны общие составы должностных преступлений. Применение квалификации по ст. 285 УК РФ по совокупности со статьями, предусматривающими специальные виды злоупотреблений должностными полномочиями, возможно лишь в случае реальной совокупности.

Из них по 6 уголовным делам действия должностных лиц, квалифицированные органом предварительного следствия по совокупности ст. 285 и 292 УК РФ, суд первой инстанции квалифицировал по ст. 292 УК РФ, придя к выводу, что они охватываются диспозицией данной статьи и не требуют отдельной квалификации по ст. 285 УК РФ, которая исключалась судами как излишне вмененная.

Приговором Красноярского районного суда Астраханской области от 4 апреля 2008 года Б., обвиняемый органом предварительного следствия по ст. 292 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, осужден по ст. 292 УК РФ.

Он признан виновным в том, что, являясь инспектором ДПС ОГАИ Красноярского района Астраханской области, из иной личной заинтересованности, состоящей в желании повысить показатели работы, внес в постановление-квитанцию о наложении административного штрафа заведомо ложные сведения о совершении гражданином административного правонарушения, тем самым незаконно привлек его к административной ответственности.

При постановлении приговора суд исключил как излишне вмененную квалификацию по ч. 1 ст. 285 УК РФ, указав, что поскольку ответственность за допущенное должностным лицом нарушение предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой, содеянное подлежит квалификации по этой норме без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений.

По 9 делам производство по ст. 285 УК РФ в отношении должностных лиц, обвинявшихся по ст. ст. 285 и 292 УК РФ, прекращено по ст. 285 УК РФ ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, при этом мотивами отказа являлись приведенные ниже основания:

Так, приговором Ахтубинского районного суда Астраханской области от 28 декабря 2007 года Р., обвиняемый органом предварительного следствия по ст. 292 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ, осужден по ст. 292 , ст. 69 УК РФ. Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом — инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД, совершил служебный подлог, т.е. из личной заинтересованности внес в постановления-квитанции, являющиеся официальными документами, заведомо ложные сведения о совершении административных правонарушений, о лицах, их совершивших, и о наложении штрафа.

В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель отказался от обвинения по ст. ст. 285 ч. 1 УК РФ, мотивируя отказ тем, что внесение Р. из личной заинтересованности заведомо ложных сведений в официальные документы, не повлекло существенных нарушений прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства.

В связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по ст. ст. 285 ч. 1 УК РФ ввиду отсутствия в деянии состава преступления, производство по делу прекращено на основании ст. 246 УПК РФ.

По аналогичным основаниям отказался от обвинения по ч. 1 ст. 285 УК РФ государственный обвинитель по уголовному делу в отношении О., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД, обвиняемого органом предварительного следствия по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ за совершение аналогичного преступления.

Приговором Ахтубинского районного суда Астраханской области от 17 января 2008 года О. осужден по ст. 292 УК РФ к обязательным работам на срок 200 часов.

В связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по ст. ст. 285 ч. 1 УК РФ ввиду отсутствия в деянии состава преступления, производство по делу прекращено на основании ст. 246 УПК РФ.

По аналогичным основаниям было прекращено производство по ст. 285 ч. 1 УК РФ в отношении должностных лиц, обвиняемых по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ по следующим уголовным делам:

в отношении З., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД;

в отношении П., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД;

в отношении М., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД.

По ряду уголовных дел по обвинению должностных лиц, обвиняемых по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ, имел место отказ государственного обвинителя от обвинения по ст. 285 ч. 1 УК РФ по тем основаниям, что действия виновных охватываются диспозицией ст. 292 УК РФ и не требуют отдельной квалификации по ст. 285 УК РФ, что и явилось основанием для прекращения судом уголовных дел по ч. 1 ст. 285 УК РФ:

в отношении: Н., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД;

в отношении Ч., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД;

в отношении М., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД;

в отношении К., являющегося инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД.

По 3-м уголовным делам подсудимые были оправданы по ч. 1 ст. 285 УК РФ ввиду отсутствия в их деянии состава преступления.

Так, приговором Красноярского районного суда Астраханской области от 8 апреля 2008 года З., обвиняемый органами предварительного следствия по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ, осужден по ст. 292 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 6 месяцев.

По ч. 1 ст. 285 УК РФ З. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом органов внутренних дел — инспектором ДПС ОРДПС-1 ГИБДД УВД АО, находясь при исполнении служебных обязанностей, из личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшить показатели своей работы, собственноручно заполнил бланк постановления — квитанции о наложении административного штрафа, являющийся официальным документом строгой отчетности, внеся в него заведомо ложные сведения о несуществующем событии и обстоятельствах административного нарушения, несуществующем лице, его совершившем, принятых мерах административного характера.

Оправдывая З. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, суд указал, что квалификация его действий по данной статье является излишней, поскольку его действия охватываются диспозицией ст. 292 УК РФ.

Государственным обвинителем подано кассационное представление об отмене оправдательного приговора ввиду нарушения норм УПК РФ, по тем основаниям, что суд должен был прекратить производство по делу по ст. 285 ч. 1 УК РФ как излишне вмененного состава преступления, и по основаниям чрезмерной мягкости назначенного наказания по ст. 292 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 26 июня 2008 года приговор оставлен без изменения.

За аналогичное преступление приговором Ахтубинского городского суда Астраханской области от 24 октября 2007 года Г., обвиняемый органом предварительного следствия по ч. 1, ст. 285 УК РФ, ст. 292 УК РФ, осужден по ст. 292 УК РФ.

По предъявленному обвинению по ч. 1 ст. 285 УК РФ Г. оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Оправдывая Г., суд указал, что в его действиях отсутствует состав данного преступления, поскольку сторона обвинения не представила доказательств наличия у подсудимого иной личной заинтересованности как мотива использования своих служебных полномочий вопреки интересам службы, и наступления от действий Г. общественно опасных последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства.

В кассационном порядке данный приговор не обжаловался.

Приговором Знаменского городского суда Астраханской области от 23 мая 2007 года З., обвиняемый органом предварительного следствия по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ, оправдан по ч. 1 ст. 285 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ ввиду отсутствия в деянии состава преступления.

По ст. 292 УК РФ З. осужден к 1 году исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства.

Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом — участковым уполномоченным ОВД г. Знаменск Астраханской области, при проведении проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ по поступившему заявлению о совершенном преступлении, не желая принимать мер к поиску понятого, совершил служебный подлог — внес в протокол осмотра места происшествия заведомо ложные сведения о понятом, не принимавшем фактического участия в данном следственном действии, и подделал его подписи в указанном протоколе.

Согласно предъявленного обвинения по ч. 1 ст. 285 УК РФ, З., проводя вышеуказанную проверку по заявлению М. о хищении сотового телефона, не желая в полном объеме проводить процессуальную проверку и принимать меры к установлению виновного лица, оказал на М. психологическое воздействие в виде уговоров написать заявление о прекращении процессуальной проверки. М. написала такое заявление, указав об утере ею телефона. З. на основании этого заявления принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела, тем самым, нарушив права М., предусмотренные ч. 1 ст. 46 , ст. 52 Конституции РФ.

Оправдывая З. по указанному обвинению по ч. 1 ст. 285 УК РФ, суд первой инстанции указал, что стороной обвинения не представлено доказательств, свидетельствующих об оказании З. на М. психологического воздействия. Суд пришел к выводу о том, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению М. принято З. в рамках уголовно-процессуального закона.

Государственным обвинителем на оправдательный приговор подано кассационное представление по основаниям несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 2 августа 2007 года приговор оставлен без изменения.

Кроме того, имел место случай частичного отказа государственного обвинителя от обвинения.

Так, органом предварительного следствия Ш. обвинялся по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ — в совершении лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенных с применением насилия.

Приговором Красноярского районного суда Астраханской области от 15 мая 2008 года Ш. признан виновным по ч. 1 ст. 286 УК РФ в совершении лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Судом установлено что Ш., являясь должностным лицом, занимая должность оперуполномоченного оперативного отдела исправительного учреждения ФГУ КП N 11, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, увидев, что осужденная И. курит в жилом помещении, пресекая данное нарушение осужденной установленного порядка, превысил свои полномочия, применил к И. насилие, причинив ей телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью. Своими действиями Ш. существенно нарушил права и законные интересы осужденной, подвергнув ее унижающему человеческое достоинство обращению.

В судебном заседании государственный обвинитель просил исключить квалифицирующий признак «с применением насилия или с угрозой его применения», переквалифицировать действий виновного на ч. 1 ст. 286 УК РФ по тем основаниям, что действия Ш. не причинили потерпевшей вреда здоровью, при этом его действия по применению физической силы к И. не достаточны для квалификации по признаку применения насилия, а угрозы Каширский не высказывал.

Исходя из позиции государственного обвинителя указанный квалифицирующий признак был исключен, действия Ш. квалифицированы по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

В 2007 году имело место постановление оправдательного приговора в отношении должностного лица по существу обвинения ввиду отсутствия в деянии состава преступления.

Так, органом предварительного следствия Н. обвинялся по ч. 1 ст. 285 УК РФ — в злоупотреблении должностными полномочиями, т.е. в использовании должностным лицом своих служебных обязанностей вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Согласно предъявленному обвинению, Н., являясь должностным лицом- помощником участкового уполномоченного милиции МОБ ОВД Лиманского района Астраханской области, получив сообщение о краже мобильного телефона у Л., действуя вопреки интересам службы, используя свое служебное положение, с целью повышения процента раскрываемости преступлений на административном участке, в нарушение ч. 1 ст. 144 УПК РФ, п. п. 3 , 4 ст. 10 Федерального Закона РФ «О милиции», п. 9.1 ., 10.2 Приказа МВД РФ N 900 от 19.09.2002 года «О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции», не оформил заявление Л., не зарегистрировал его в ОВД Лиманского района Астраханской области, не приступил к проведению проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ, не принял мер к раскрытию данного преступления и лиц его совершивших. Своими действиями Н. существенно нарушил права и законные интересы потерпевшей Л., закрепленные в ст. 52 Конституции РФ.

Приговором Лиманского районного суда Астраханской области от 25 июня 2007 года Н. оправдан по предъявленному обвинению за отсутствием в его действиях состава преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 9 августа 2007 года оправдательный приговор оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя — без удовлетворения.

Оставляя приговор без изменения, судебная коллегия пришла к выводу об обоснованности вывода суда первой инстанции о том, что материалами дела установлено, что Л. сообщила Н. о потере телефона, и что она знает о нахождении телефона у В., и просила Н. забрать у нее телефон. Однако он не мог этого сделать, так как заявления Л. не писала. Заявление Л. написала только при обращении в прокуратуру, а в устном заявлении Л. участковому Н. не содержалось сведений о совершенном или готовящемся преступлении, и в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 285 ч. 1 УК РФ.

В 2007 году имело место прекращение судом уголовного дела по ст. 285 ч. 1 УК РФ в связи с деятельным раскаянием.

Так, органом предварительного следствия Д. предъявлено обвинение в том, что он, являясь специалистом первой категории Гандуринского отдела надзора за охраной водных биологических ресурсов по Камызякскому району Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Астраханской области, использовал свои полномочия вопреки интересам службы, а именно при проведении мероприятий по охране водных биологических ресурсов обнаружил кукан, на котором находился один экземпляр рыбы осетровых пород. Вопреки требованиям должностного регламента, используя свои служебные полномочия, вытекающие из должностных обязанностей, из корыстной заинтересованности, имея стремление извлечь выгоду имущественного характера в виде использования рыбы в личных целях, не оформив документы по факту обнаружения рыбы в установленном законом порядке, перевез ее на брандвахту, однако был задержан. Своими действиями Д. существенно нарушил охраняемые законом интересы общества и государства, выразившиеся в подрыве авторитета государственного контролирующего органа — Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Действия Д. органом предварительного следствия квалифицированы по ч. 1 ст. 285 УК РФ — использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Постановлением Камызякского районного суда Астраханской области от 1 февраля 2007 года уголовное дело в отношении Д. было прекращено по основаниям, предусмотренным ст. 28 УПК РФ, ввиду деятельного раскаяния.

В кассационном порядке данное дело не рассматривалось.

В 2007 году было прекращено одно уголовное дело ввиду смерти подсудимого.

Постановлением Харабалинского районного суда Астраханской области от 30 мая 2007 года прекращено уголовное дело в отношении М., обвиняемого по ч. 1 ст. 286 УК РФ на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи со смертью подсудимого.

Органом предварительного следствия М. обвинялся в том, что являясь директором государственного учреждения — научно-исследовательской агролесомелиоративной опытной станции, в нарушении Устава предприятия, допускающего распоряжение имуществом ГУ только с согласия ГУ ВНИАЛМИ и РАСХН, вопреки интересам ГУ НИАГЛОС и ГУ ВНИАЛМИ, реализовал принадлежащую и числящуюся на балансе ГУ сельскохозяйственную технику.

В период рассмотрения дела судом подсудимый умер, производство по делу прекращено ввиду его смерти.

Имел место случай, когда по ходатайству государственного обвинителя действия должностного лица были переквалифицированы на статью УК РФ, предусматривающую ответственность за преступление против личности, в дальнейшем дело было прекращено.

Так, постановлением Кировского районного суда г. Астрахани от 21 июля 2007 года прекращено уголовное дело в отношении Л., обвиняемого по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенных с применением насилия.

Органом предварительного следствия Л. обвинялся в том, что, являясь оперуполномоченным Кировского РОВД г. Астрахани, при исполнении своих должностных обязанностей, в здании Кировского РОВД из неприязненных отношений, возникших в связи с исполнением С. своих служебных обязанностей адвоката по уголовному делу в отношении Т., который по совету своего адвоката С. отказался от дачи показаний следователю, превышая свои должностные полномочия, применил к адвокату С. насилие, причинив телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью. Своими действиями Л. нарушил требования ст. 2 , 5 , 13 Закона «О милиции», запрещающего сотрудникам милиции прибегать к насилию, и дающего право применять физическую силу только для пресечения преступлений и административных правонарушений, а одной из задач милиции является обеспечение личной безопасности граждан.

Государственный обвинитель в судебном заседании просил переквалифицировать действия подсудимого на ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Мотивом изменения государственным обвинителем предъявленного Л. обвинения явилось то, что в судебном заседании не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что Л. в тот период времени исполнял свои должностные обязанности, он был выходным и приехал на работу по личным делам, не находился в форменной одежде. Не представлено доказательств, что его действия были связаны с расследованием какого либо конкретного дела. Ранее Л. не был знаком с С.

В связи с позицией государственного обвинителя, изменившего обвинение в сторону смягчения, действия Л. судом квалифицированы по ч. 1 ст. 115 УК РФ, однако в связи с отказом потерпевшего С. от поддержания обвинения, производство по делу было прекращено.

В кассационном порядке постановление суда не обжаловалось.

Как указано выше, виновными в совершении указанных преступлений, связанных с умышленным использованием представителями власти своего служебного статуса для противоправного получения имущественных благ и других преимуществ в любой форме, судами области признавались должностные лица в различных сферах деятельности, однако, как показало изучение судебной практики, наибольшее число должностных лиц, осужденных за совершение преступлений изученной категории, являлись сотрудниками милиции.

Так, за совершение преступлений, предусмотренных ст. 285 УК РФ, в 2007 году — первом полугодии 2008 года было осуждено 29 должностных лиц органов внутренних дел, или 55,76% от числа осужденных лиц по данной статье УК РФ, и 40,27% от общего числа осужденных.

За совершение преступлений, предусмотренных ст. 286 УК РФ, в 2007 году — первом полугодии 2008 года осуждено 15 должностных лиц органов внутренних дел, или 65,21% от числа осужденных по данной статье лиц, и 21% от общего числа осужденных.

По подавляющему большинству изученных уголовных дел должностные лица преследовали материальные выгоды виде денег, либо повышение показателей в работе.

Соответствующие представления при выявлении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, органом предварительного следствия не выносились.

Из числа представленных на обобщение дел, по уголовному делу по обвинению М., являвшегося сотрудником милиции, осужденного по ч. 1 ст. 285 УК РФ, судом вынесено частное определение в адрес начальника Советского РОВД г. Астрахани и начальника УВД АО.

Как показало обобщение, органы предварительного следствия не всегда выясняют конкретные обстоятельства совершения преступления, круг служебных полномочий привлекаемых к ответственности лиц, испытывают затруднения при описании преступного деяния.

Эти обстоятельства являются причиной возвращения дел прокурору для устранения препятствий их рассмотрения судом в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Примером этого является уголовное дело по обвинению Е., совершившего преступление в марте 2004 года, обвиняемого по ч. 1 ст. 286 УК РФ, которое четырежды направлялось прокурором на дополнительное расследование ввиду того, что орган предварительного следствия неверно сформулировал обвинение, не отразил в нем факта причинения действиями Е. существенного вреда охраняемым законом интересам граждан, а также ввиду несоответствия предъявленного обвинения диспозиции ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Судом данное дело дважды возвращалось прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, выразившихся в том, что предъявленное обвинение не содержало сведений об объективной и субъективной стороне преступления, представляя собой по существу изложение протокола допроса потерпевшей, а также для конкретизации обвинения.

25.05.2006 года данное уголовное дело с обвинительным заключением поступило в суд, 14.01.2008 года по делу постановлен обвинительный приговор.

Из числа представленных на обобщение дел, по двум уголовным делам имели случаи, когда непринятие судом должных мер для своевременного рассмотрения уголовного дела, повлекло истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности виновного лица.

Так, прокурором Красноярского района Астраханской области 26.09.2007 года направлено в Красноярский районный суд для рассмотрения по существу уголовное дело в отношении Б., обвиняемого по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ.

Органами предварительного расследования Б. обвинялся в том, что, являясь инспектором ДПС ОВД Красноярского района Астраханской области, из иной личной заинтересованности, состоящей в желании повысить показатели работы, вносил в постановления-квитанции заведомо ложные сведения о совершении гражданами административных правонарушений, тем самым незаконно привлекая их к административной ответственности.

Приговором Красноярского районного суда Астраханской области 04.04.08 г. Б. осужден за совершение служебного подлога по ст. 292 УК РФ к штрафу, от уплаты которого освобожден ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Приговором Знаменского районного суда Астраханской области от 23 мая 2007 года З., обвиняемый органом предварительного следствия по ч. 1 ст. 285 , ст. 292 УК РФ, осужден по ст. 292 УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием 15% заработка в доход государства.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ З. освобожден от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Преступление совершено 16 марта 2005 года.

Данное уголовное дело поступило в суд для рассмотрения по существу 13 октября 2006 года.

Приговор постановлен 23 мая 2007 года.

Таким образом, по указанным уголовным делам судом не было предпринято должных мер для их рассмотрения до истечения предусмотренных ст. 78 УК РФ сроков давности привлечения к уголовной ответственности, в результате чего виновные лица не понесли наказание за содеянное.

Проверке в кассационном порядке подверглись:

Анализ кассационной практики за исследуемый период показал, что суды в основном правильно применяют уголовный закон при рассмотрении данной категории дел, о чем свидетельствует то обстоятельство, что не имели место случаи отмены приговоров в кассационном порядке.

Вместе с тем, имеют место случаи, когда судами допускались ошибки, влекущие изменение приговоров.

Причиной изменения приговоров явилось неправильное применение уголовного закона.

Так, приговором Енотаевского районного суда Астраханской области от 14 декабря 2007 года В. осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использование служебных полномочий вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов государства, к 1 году лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 года.

Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом в силу занимаемой должности оперативного дежурного Енотаевского РОВД Астраханской области, осуществляя функции представителя власти, в нарушение требований Закона «О милиции», Инструкции «О порядке приема, регистрации, и разрешения в органах внутренних дел РФ сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях», Должностной инструкции оперативного дежурного, используя свои служебные полномочия в вопреки интересам службы, руководствуясь мотивом иной личной заинтересованности в целях создания видимости благополучия в криминогенной обстановке на территории, поднадзорной отделению милиции, так как в тот момент решался вопрос о присвоении ему офицерского звания, получив письменное заявление о краже с территории районной больницы, не зарегистрировал его в установленном законом порядке, тем самым укрыл его от регистрации. Своими действиями В. существенно нарушил права и интересы юридического лица — районной больницы как потерпевшего от преступления, повлекли подрыв авторитета органов внутренних дел в глазах граждан и дискредитацию органов власти в целом, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 6 марта 2008 года приговор изменен, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о квалификации действий В. как повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Как указано в кассационном определении, данное обстоятельство фактически В. не вменялось и не признано судом установленным, ему вменялось существенное нарушение охраняемых законом интересов государства.

Приговором Енотаевского районного суда Астраханской области от 21 февраля 2008 года П. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ — совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением оружия.

Он осужден к лишению свободы сроком на 3 года, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах и заниматься правоохранительной деятельностью на срок 3 года, с отбыванием в ИК общего режима.

П. признан виновным в том, что, состоя в должности участкового уполномоченного МОБ ОВД Енотаевского района Астраханской области, являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, в нарушении Закона РФ «О милиции», без достаточных оснований проник в жилище гр. Н., где стал требовать от последнего документы и сведения о месте нахождения его сестры Н., при этом для устрашения Н. произвел из имеющегося при нем табельного оружия два выстрела в землю, один выстрел в дверной косяк и один выстрел в пол дома, при этом у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью угрожала реальная опасность. О применении табельного оружия П. руководству Енотаевского РОВД не сообщил.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 24 апреля 2008 года в приговор внесены уточнения в части назначения дополнительного наказания: постановлено лишить П. права занимать должности, связанные с исполнением полномочий представителя власти в правоохранительных органах сроком на 3 года.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что, назначив осужденному дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах и заниматься правоохранительной деятельностью, суд нарушил требования ст. 47 УК РФ, не обозначив в резолютивной части приговора круг должностей, которые запрещается занимать осужденному.

Приговором Володарского районного суда Астраханской области от 15 августа 2007 года Р. осужден по ст. 292 УК РФ — служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности, и по ч. 1 ст. 285 УК РФ — использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.

Он признан виновным в том, что, являясь милиционером отделения патрульно-постовой службы МОБ Володарского РОВД, из иной личной заинтересованности, с целью повысить показатели своей работы, по охране общественного порядка, составил три фиктивных протокола об административных правонарушениях, и материалы к ним на гр. Л., внеся в данные официальные документы несоответствующие действительности сведения о якобы совершенных Л. административных правонарушениях. На основании указанных протоколов Л. был незаконно привлечен к административной ответственности.

Действия Р. судом квалифицированы по ст. 292 УК РФ — служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности.

Эти же действия Р. судом квалифицированы по ч. 1 ст. 285 УК РФ — использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 4 октября 2007 года приговор изменен: исключено осуждение Р. по ч. 1 ст. 285 УК РФ и указание суда на назначение осужденному наказания в соответствии с правилами ст. 69 УК РФ.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что квалификация действий Р., связанных со служебным подлогом, еще и по ст. 285 УК РФ, является излишней, поскольку, по смыслу закона, если ответственность за допущенное должностным лицом нарушение служебных полномочий предусмотрена специальной уголовно-правовой нормой, содеянное подлежит квалификации по этой норме, без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений.

По аналогичному основанию кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 6 декабря 2007 года был изменен приговор Советского районного суда г. Астрахани от 17 октября 2007 года, которым З. был осужден по ч. 1 ст. 285 и ст. 292 УК РФ.

Судебная коллегия, изменяя приговор и исключая из него указание об осуждении З. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, и назначении ему наказания в соответствии с правилами ст. 69 УК РФ, указала, что диспозиция ч. 1 ст. 285 УК РФ представляет собой часть диспозиции ст. 292 УК РФ, в связи с чем при квалификации действий осужденного по ст. 292 УК РФ дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 285 УК РФ не требуется.

Приговором Ахтубинского городского суда Астраханской области от 20.12.07 г. З. осужден по ст. 292 УК РФ к обязательным работам сроком на 180 часов с лишением права занимать должности на государственной службе в течение 2 лет.

З. признан виновным в том, что, занимая должность инспектора ДПС ОРДПС-1 ГИБДД АО, из личной заинтересованности, внес в постановления-квитанции о наложении административного штрафа заведомо ложные сведения о якобы совершенных административных правонарушениях гражданами М. и Р. и наложении на указанных граждан административного штрафа, и таким образом незаконно привлек данных граждан к административной ответственности.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 13.03.08 г. приговор в отношении З. изменен, из приговора суда исключено назначение осужденному дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе в течение 2 лет.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции, при назначении З. дополнительного наказания, допустил неверное применение уголовного закона. В соответствии с положениями ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать определенные должности на государственной службе или в органах местного самоуправления, при этом в приговоре должен быть указан конкретный вид таких должностей.

Между тем, суд первой инстанции, указывая на необходимость назначения З. дополнительного наказания, в описательно-мотивировочной части приговора не привел доводов, подтверждающих его вывод о невозможности сохранения за осужденным право занимать должности на государственной службе. Кроме того, суд в приговоре не указал и конкретный вид должностей, запрет на занятие которых устанавливается осужденному. При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала необходимым исключить из приговора назначение осужденному дополнительного наказания в виде лишения права в течение 2 лет занимать должности на государственной службе.

В 2007 году в порядке надзора были пересмотрены два приговора.

Так постановлением президиума Астраханского областного суда от 20.03.07 г. оставлен без изменения приговор Лиманского районного суда Астраханской области от 26.06.06 г., которым А. и М. были оправданы по ст. 285 ч. 1 УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

Органами предварительного расследования А. и М. обвинялись в том, что, занимая должность участковых уполномоченных поселкового отделения милиции с. Зензели Лиманского района Астраханской области, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, действуя по предварительному сговору между собой, вопреки интересам службы, из иной личной заинтересованности, выраженной в повышении раскрываемости преступлений на вверенном участке работы, 09.11.06 г., получив от главы Зензелинского сельского Совета У. сообщение о совершенных кражах чужого имущества у жителей с. Зензели С. и Л., в нарушении ч. 1 ст. 144 УПК РФ, ст. 10 Закона «О милиции», не оформили заявления, не приняли мер к регистрации этого сообщения и дальнейшей его проверки, раскрытию данного преступления, тем самым скрыв от регистрации сообщение о преступлении, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, существенное нарушение прав и законных интересов граждан С., Л.

Указанные действия А. И М. органами предварительного следствия были квалифицированы по ст. 285 ч. 1 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемым законом интересов государства.

Приговором суда А. и М. оправданы по обвинению в совершении инкриминируемого деяния за отсутствием в их действиях состава преступления.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 17 августа 2006 года приговор в отношении А. и М. оставлен без изменения.

Прокурор Астраханской области в надзорном представлении просил об отмене состоявшихся судебных решений, сославшись на несоответствие содержания кассационного определения требованиям ст. 388 УПК РФ, посчитав, что в нем отсутствуют мотивы, по которым судебная коллегия отвергла доводы кассационного представления государственного обвинителя, что это повлекло ограничение прав участников процесса, связанных с разрешением представления, повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого кассационного определения. Кроме того указал что выводы суда первой и кассационной инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Отказывая в удовлетворении надзорного представления прокурора, суд надзорной инстанции указал, что по смыслу ст. 405 УПК РФ, поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора допускается лишь в случае, если выявлены существенные (фундаментальные) нарушения, допущенные в ходе предыдущего разбирательства, повлияли на исход дела и неоспоримо свидетельствуют о наличии судебной ошибки.

Между тем, таких обстоятельств не установлено и в надзорном представлении не приведено.

Как признано судом надзорной инстанции, вывод суда первой инстанции о том, что нежелание потерпевших С. и Л. обращаться в правоохранительные органы по фактам кражи их имущества было обусловлено их личными мотивами, не связанными с деятельностью подсудимых, а также отсутствием доказательств их корыстной или иной личной заинтересованности в совершении этих действий, а также о том что эти действия не повлекли существенного нарушения прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества, не подорвали авторитет правоохранительных органов, и не были обусловлены корыстной или иной личной заинтересованностью, является верным.

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 19 февраля 2007 года И. осужден по ч. 3 ст. 30 , ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года; на основании ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Этим же приговором осужден Р. по ч. 3 ст. 30 , ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года, на основании ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года.

И. и Р. признаны виновными в том, что, являясь сотрудниками Наримановского РОВД Астраханской области, по предварительному сговору между собой, в нарушение должностных инструкций, Федерального Закона «О милиции», Положения о службе в органах внутренних дел, воспользовавшись своей осведомленностью о том, что конфликт между Х. и Г., произошедший 16 апреля 2005 года, исчерпан в полном объеме, и они не имеют друг к другу претензий и не желают подавать заявления в правоохранительные органы, решили завладеть путем обмана и с использованием своего служебного положения денежными средствами потерпевшей Н. С этой целью И. и Р. вначале произвели незаконное задержание Н. и Х., путем угрозы применения насилия к потерпевшим заставили Х. написать явку с повинной о якобы совершенном им преступлении, тем самым совершили действия, явно выходящие за пределы их служенных полномочий, существенно нарушив права и законные интересы потерпевших и охраняемые законом интересы общества и государства. После чего неоднократно заявляли Н., что могут оказать содействие в освобождении ее сожителя Х. от уголовной ответственности и прекращении в отношении него уголовного дела за определенное денежное вознаграждение, и наделены соответствующими полномочиями сотрудников органов внутренних дел для принятия такого решения, в результате чего Н. передала Р., действующему по предварительному сговору с И., денежные средства в размере 15000 рублей. Однако преступление не было доведено до конца, так как Р. был задержан сотрудниками ОСБ УВД АО в рамках ОРМ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 31 мая 2007 года приговор в отношении И. изменен: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание суда об угрозе применения насилия в отношении Н. и ссылка суда на роль каждого из подсудимых при назначении наказания; смягчено наказание И. по ст. 30 ч. 3 , 159 ч. 3 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы, по ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ до 3 лет лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ окончательно назначено 5 лет лишения свободы, с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Астраханского областного суда от 11 декабря 2007 года приговор Трусовского районного суда г. Астрахани от 19 февраля 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 31 мая 2007 года в отношении И. и Р. изменены: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на учет при назначении наказания осужденным того, что последние, будучи сотрудниками органа внутренних дел, превышая свои служебные полномочия и используя статус сотрудников милиции, совершили преступления, относящиеся в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории тяжких преступлений.

Снижено назначенное И. наказание по ст. 30 ч. 3 , ст. 159 ч. 3 УК РФ до 2 лет 5 месяцев, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний по ст. 30 ч. 3 , 159 ч. 3 УК РФ, ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ окончательно назначить И. наказание в виде 4 лет 11 месяцев, с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года. В остальном судебные решения оставлены без изменения.

В 2008 году по делам изученной категории в порядке надзора судебные решения не пересматривались.

Как показало обобщение, наказание виновным по делам исследуемой категории назначалось следующим образом:

Как видно из приведенных данных, по представленным на обобщение делам к лишению свободы были осуждены всего 7 лиц, что составляет 14,2% от общего числа осужденных.

В качестве дополнительной меры наказания лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью было применено по 15 делам, представленным на обобщение.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что наиболее распространенным видом наказания по исследуемой категории дел являлось условное осуждение к лишению свободы.

Однако такой подход к назначению наказания не всегда является оправданным.

Как показало изучение, наказание с применением ст. 73 УК РФ зачастую назначается без учета повышенной общественной опасности должностных преступлений, конкретных обстоятельств дела.

Практически одинаковое наказание назначается лицам, осужденным как по части первой, так и по части третьей ст. ст. 285 , 286 УК РФ, что свидетельствует о не всегда дифференцированном подходе к назначению наказания.

Примерами могут являться следующие уголовные дела:

Приговором Советского районного суда г. Астрахани от 28 декабря 2007 года Е. признан виновным по ч. 1 ст. 285 УК РФ в том, что, являясь директором ГОУ НПО «Профессиональное училище» ФСИН России при ФГУ ИК-6 УФСИН РФ по Астраханской области, действуя из иной личной заинтересованности, выразившейся в уклонении от обязанности уплатить наложенный на него административный штраф по ч. 2 ст. 19.20 КОАП РФ за счет собственных средств, злоупотребив своими должностными полномочиями, премировал главного бухгалтера ГОУ НПО «Профессиональное училище» Ф. денежной премией в размере должностного оклада, заранее предупредив ее, что премию она передаст ему для погашения административного штрафа, и получил от нее указанную премию в размере 4000 рублей, уплатив штраф за счет указанной суммы.

Наказание Е. по ч. 1 ст. 285 УК РФ назначено в виде 1 года лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в 1 год.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Приговором Ахтубинского городского суда Астраханской области от 19 июня 2008 года И. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

И. признан виновным в том, что, являясь директором МОУ «Н-я СОШ», являясь должностным лицом, при распределении фонда материального поощрения работников МОУ по итогам работы за 2007 год, явно превышая свои полномочия, уменьшил данные об общем размере фонда на сумму 102 000 рублей, что повлекло уменьшение размера премии каждому работнику школы. Указанной укрытой суммой денежных средств в размере 102 000 рублей И. распорядился по своему усмотрении, оплатив работы по ремонту школы на сумму 62 000 рублей, и распределив 40000 рублей четверым работникам по 10 000 рублей, которые, после получения указанных сумм в кассе, передали их лично И.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Приговором Кировского районного суда г. Астрахани от 17.03.08 г. Р. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Он признан виновным в том, что работая директором филиала ГОУ ВПО вопреки интересам филиала, отказался от преимущественного права покупки нежилого помещения площадью 630 кв. м стоимостью 356 000 руб., расположенного в г. Астрахани по ул. Савушкина, превышая свои должностные полномочия, без согласия ГОУ ВПО заключил с предпринимателем Т. договор купли-продажи указанного нежилого помещения за 8032500 руб., которую предполагалось выплатить тремя платежами в размере по 2000000 руб. и одним платежом в размере 2032500 руб. в течение 2006-2008 гг.

Заведомо зная об утвержденном ректором ГОУ ВПО лимите на утверждение стоимости основных средств в размере 1100600 руб., проигнорировал данный факт, и, превысив пределы своих полномочий, без согласования с ректором ГОУ ВПО, перечислил на счет предпринимателя Т. денежные средства в сумме 3000000 руб., несмотря на установленный договором обязательный платеж в сумме 2000000 руб., и приобрел водонагреватель, душевую кабину, поддон и 20 банкеток на общую сумму 34 141, 29 руб.

В то же время лицам, осужденным по ч. 3 ст. ст. 285 , 286 УК РФ, также назначается условное осуждение к лишению свободы:

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 13.11.07 г. А. и В. признаны виновными в том, что состоя в должности инспекторов ДПС ОБДПС-1 ГИБДД АО, находясь на дежурстве, потребовали от водителя Д., нарушившего правила дорожного движения, предъявить водительское удостоверение документы на автомобиль. Д. попросил обосновать данную проверку. Не имея на то законных оснований, в нарушение конституционных прав граждан на свободу и личную неприкосновенность, А. схватил Д. за руку и стал выкручивать. В это время В. служебным автоматом нанес Д. удар в область грудной клетки, и стал выкручивать ему вторую руку, при этом А. нанес не менее трех ударов по левой ноге и не менее двух ударов в область спины потерпевшего служебным жезлом.

Суд признал А. и В. виновными по ч. 3 ст. 286 УПК РФ, и назначил им наказание в виде 3 лет лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, с лишением права занимать должности в милиции сроком на 2 года.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 24 мая 2007 года Р., Б., К. осуждены по п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Каждому из них назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года.

На основании ст. 73 УК РФ основное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 2 года.

Р., Б., К. признаны виновными в том, что, являясь должностными лицами — оперуполномоченными отдела уголовного розыска ОВД Трусовского района г. Астрахани, при производстве оперативных мероприятий по выявлению лиц, совершивших кражи чужого имущества, с целью получения признательных показаний, явно превышая свои полномочия, применили насилие в отношении И., С. и В. с помощью спецсредства-резиновой палки, причинив телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья.

Приговор в кассационном порядке не обжаловался.

Приговором Красноярского районного суда Астраханской области от 15 мая 2008 года Ш., обвиняемый по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, признан виновным по ч. 1 ст. 286 УК РФ, ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Судом установлено что Ш., являясь должностным лицом, занимая должность оперуполномоченного оперативного отдела исправительного учреждения ФГУ КП N 11, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, пресекая нарушение осужденной И. установленного порядка отбывания наказания, превысил свои полномочия, применил к осужденной насилие, причинив ей телесные повреждения, не повлекшее вреда здоровью.

Квалифицирующий признак «с применением насилия или с угрозой его применения» исключен из обвинения исходя из позиции государственного обвинителя, обосновавшего исключение данного признака тем, что действия Ш. не причинили потерпевшей вреда здоровью, не носили они и характера истязания или побоев. Действия Ш. по применению физической силы к осужденной не достаточны для квалификации по признаку применения насилия, а угрозы Ш. не высказывал.

Государственный обвинитель по указанным основаниям изменил обвинение и просил переквалифицировать действия на ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Не всегда соразмерным содеянному является и назначенный судом испытательный срок при условном осуждении к лишению свободы.

Так, приговором Володарского районного суда Астраханской области от 05.04.07 г. С. осужден по п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год, с лишением права занимать любые должности в правоохранительных органах МВД на срок 2 года.

Он признан виновным в том, что, работая в должности уполномоченного милиции Володарского РОВД г. Астрахани, осуществляя задержание Р. по факту совершения последним административного правонарушения, явно превысил свои должностные полномочия и, при отсутствии к тому предусмотренных законом оснований, применил к Р. спецсредства наручники, после чего, несмотря на то, что задержанный никакого сопротивления не оказывал, нанес Р. удар кулаком в грудную клетку, несколько раз ударил коленом по лицу и в область грудной клетки, после чего, воспользовавшись тем, что у Р. руки за спиной застегнуты наручниками, и он не может защищаться от наносимых ударов, С., ударил Р. кулаком в лицо, отчего тот упал на бетонную площадку, затем нанес несколько ударов ногами по телу задержанного, затем снял с потерпевшего брюки вместе с трусами, и в таком унижающем человеческое достоинство, виде, доставил Р. в РОВД Володарского района Астраханской области и водворил в камеру административно задержанных.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 18.12.07 г. Б. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Он признан виновным в том, что, работая в должности начальника отделения милиции ОВД Трусовского района г. Астрахани, превышая свои должностные полномочия, в нарушение действующего законодательства, не имея на то законных оснований, лично прибыл по месту жительства З. и Р., с целью получения от последних признания причастности к совершенной краже, доставил их в отделение милиции, где удерживал в течение двух суток без составления соответствующих процессуальных документов о задержании, в отсутствие заявления потерпевшего о совершении кражи. Используя свой статус начальника отделения милиции, Б. отдал распоряжение оперативному дежурному о доставлении З. в свой служебный кабинет, где в грубой форме потребовал от З. признаться в совершении хищения имущества И.. Получив отрицательный ответ, приказал подчиненному ему сотруднику, уголовное преследование в отношении которого прекращено за смертью, доставить в кабинет последнего З. с целью получения от нее признательных показаний.

Лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено ввиду смерти, доставив З. в свой кабинет, применило к последней недозволенные методы воздействия с использованием электрического тока, в результате чего З. вынужденно признала свою вину в совершении кражи.

Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельности Б. назначено не было.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Вместе с тем, аналогичное наказание было назначено Н., который приговором Енотаевского районного суда Астраханской области от 15 января 2008 года был осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом в силу занимаемой должности директора муниципального унитарного предприятия «Н-е» муниципального образования «Н-ий сельсовет» Енотаевского района Астраханской области, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности получил от М. без документального оформления деньги в сумме 7000 рублей за использование автокрана ЗИЛ, находящегося в хозяйственном ведении МУП «Н-е», деньги не внес в кассу предприятия, а использовал в личных целях. Своими действиями существенно нарушил права и законные интересы МУП «Н-е».

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 24 апреля 2008 года приговор оставлен без изменения.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что суды при назначении наказания не в полной мере учитывают конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступления.

Как показало обобщение, по делам в отношении сотрудников правоохранительных органов суды не в полной мере учитывают то, что данные должностные лица в силу своих служебных полномочий обязаны защищать права и законные интересы граждан, организаций и государства, в связи с чем совершение ими преступлений свидетельствует об их повышенной общественной опасности.

Тем не менее, по ряду дел в отношении сотрудников правоохранительных органов, осужденных по части первой ст. ст. 285 , 286 УК РФ, не предусматривающих в качестве дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, судами не обсуждалась возможность применения положений ч. 3 ст. 47 УК РФ, согласно которой данное дополнительное наказание может быть назначено и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Таким образом судами не в полной мере учитываются рекомендации, данные в этой части постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 1990 года N 4, с последующими изменениями, «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Так приговором Ленинского районного суда г. Астрахани от 31 мая 2007 года Л. осужден по ч. 1 ст. 175 , ч. 1 ст. 285 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Л. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, представителем власти в силу занимаемой должности, заранее не обещая, приобрел рыбу осетровых пород весом 50 кг 730 г, икру рыб осетровых пород в количестве 7 кг 900 г, икру щуки весом 1 кг 800 г, рыбную продукцию из рыб осетровых и частиковых пород весом 49 кг 940 г, заведомо добытую преступным путем.

При транспортировке рыбы в г. Москву на автомобиле, стремясь избежать возможности обнаружения рыбы при досмотре, продемонстрировал сотрудникам ДПС служебное удостоверение, пытаясь с помощью предъявления служебного удостоверения беспрепятственно провезти добытое преступным путем имущество.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

За совершение аналогичного преступления приговором Камызякского районного суда Астраханской области от 1 февраля 2007 года были осуждены Т. и З. — оперуполномоченные отдела быстрого реагирования по борьбе с браконьерством Управления милиции по борьбе с правонарушениями, связанными с оборотом водных биоресурсов УВД АО, а также Е.

Судом установлено, что Т. и Е., заранее не обещая, незаконно приобрели икру рыб осетровых пород общим весом 21 кг и рыбу осетровых пород общим весом 64 кг, рыбу частиковых пород сазана весом 11 кг, заведомо добытую преступным путем, и при транспортировке рыбы с целью беспрепятственного провоза данного груза предъявил служебное удостоверение сотрудникам ОСБ УВД АО.

З. признан виновным в том, что, желая создать условия, исключающие привлечение к уголовной ответственности Т. и Е., составив подложный протокол осмотра места происшествия путем внесения в него заведомо ложных сведений, касающихся происхождения изъятых у Т. и Е. икры и рыбы осетровых пород.

Указанным приговором Т. осужден:

по п. «а» ч. 2 ст. 175 УК РФ к 3 годам лишения свободы, со штрафом в сумме 25000 рублей;

по ч. 1 ст. 285 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

на основании ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы со штрафом в сумме 25000 рублей, на основании ст. 73 УК РФ основное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года;

Е. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 175 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в сумме 25 000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ основное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года 6 месяцев;

З. осужден по ст. 292 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 3.05.2007 года приговор оставлен без изменения, а кассационное представление прокурора об отмене приговора ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания — без удовлетворения.

Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 18.12.07 г. Б. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Он признан виновным в том, что, работая в должности начальника отделения милиции ОВД Трусовского района г. Астрахани, превышая свои должностные полномочия, в нарушение действующего законодательства, не имея на то законным оснований, лично прибыл по месту жительства З. и Р., с целью получения от последних признания причастности к совершенной краже, доставил их в отделение милиции, где удерживал в течение двух суток без составления соответствующих процессуальных документов о задержании, в отсутствие заявления потерпевшего о совершении кражи. Используя свой статус начальника отделения милиции, Б. отдал распоряжение оперативному дежурному о доставлении З. в свой служебный кабинет, где в грубой форме потребовал от З. признаться в совершении хищения имущества Р. Получив отрицательный ответ, приказал подчиненному ему сотруднику, уголовное преследование в отношении которого прекращено за смертью, доставить в кабинет последнего З. с целью получения от нее признательных показаний.

Лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено ввиду смерти, доставив З. в свой кабинет, применило к последней недозволенные методы воздействия с использованием электрического тока, в результате чего З. вынужденно признала свою вину в совершении кражи.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Указанным должностным лицам не назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, вопрос о возможности применения к ним положений ч. 3 ст. 47 УК РФ судом не обсуждался.

В силу положений ст. 393 УПК РФ обращение к исполнению приговора возлагается на суд, рассматривавший уголовное дело в первой инстанции.

Копия обвинительного приговора направляется судьей или председателем суда в то учреждение или в тот орган, на которые возложено исполнение наказания.

В соответствии с п. 9.2.9 . Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, для исполнения приговора о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (в качестве основного наказания либо в качестве дополнительного к наказанию, не связанному с лишением свободы), копия приговора, вступившего в законную силу, направляется судом, постановившим приговор, администрации предприятия, учреждения, организации по месту работы осужденного, органам, правомочным аннулировать разрешение на занятие определенной деятельностью, запрещенной осужденному, а также уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства осужденного для осуществления контроля за исполнением указанной меры наказания.

П. п. 9.2.26 , 9.2.27 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде предусматривают направление исполнительного листа вместе с копией приговора судебному приставу-исполнителю при исполнении приговора в части имущественных взысканий.

В ходе изучения представленных на обобщение уголовных дел было установлено, что требования уголовно-процессуального закона, регулирующего обращение к исполнению приговоров, в основном судами области соблюдаются.

Вместе с тем, имеют место факты неисполнения приговоров в части назначенного наказания, и отсутствия контроля за надлежащим исполнением приговоров со стороны судей и председателей районных судов.

Так, приговором Кировского районного суда г. Астрахани 17 марта 2008 г. Р. осужден по ст. 286 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 2 года.

В материалах дела сведения об обращении приговора к исполнению отсутствуют.

Не обращен к исполнению приговор Икрянинского районного суда Астраханской области от 24 апреля 2007 г. в отношении С. в части взыскании штрафа в доход государства в сумме 10 000 руб.

По уголовным делам:

в отношении А., приговор в отношении которого постановлен Кировским районным судом 6 июня 2007 года;

в отношении В., приговор в отношении которого постановлен этим же судом 13 июня 2007 года;

в материалах дела имеются сведения, что исполнительные листы направлены для исполнения в службу судебных приставов-исполнителей соответственно 25.06.2007 года и 3.10.2007 года.

Однако сведения о возбуждении судебными приставами исполнительного производства, об исполнении приговора в части имущественных взысканий отсутствуют, контроль за надлежащим исполнением данных приговоров не осуществляется, соответствующие запросы в службу судебных приставов-исполнителей не направляются.

Приговором Камызякского районного суда З. осужден по ст. ст. 285 ч. 1 , 292 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 3 года, А. осужден по ст. ст. 285 ч. 1 , 292 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 3 года.

В пользу потерпевшего в возмещение причиненного морального вреда с осужденных в солидарном порядке было взыскано 2000 руб., исполнительный лист направлен в Управление службы судебных приставов, однако сведений о возбуждении исполнительного производства в материалах дела не содержится, как и соответствующих запросов суда по контролю за исполнением приговора в части имущественных взысканий.

Приговором Ахтубинского районного суда Астраханской области от 17.01.08 г. О. осужден по ст. 292 УК РФ к обязательным работам на срок в 200 часов, приговор направлен для исполнения в уголовно-исполнительную инспекцию, однако извещение о получении и принятии к исполнению приговора суда в материалах дела отсутствует.

Согласно приговору Ленинского районного суда, по уголовному делу в отношении Л. судом постановлено уничтожить вещественные доказательства (икорную и рыбную продукцию), копия приговора направлена для исполнения в АФ ООО «Торговый дом ГУИН», без указания номера и даты акта о сдаче на хранение икорно-рыбной продукции, ее наименования и веса, что делает невозможным исполнение приговора суда в части разрешения судьбы вещественных доказательств. Сведений об исполнении приговора суда в этой части в материалах уголовного дела не содержится.

Отсутствуют в материалах дела сведения об исполнении приговора суда в части вещественных доказательств по уголовному делу в отношении П., Ч., Р., осужденных Володарским районным судом;

в отношении Л., осужденного Камызякским районным судом.

По уголовным делам, в отношении Л., О., несмотря на то, что на момент постановления приговора осужденные работали в органах внутренних дел, копия приговора в УВД АО направлена не была.

Судебная коллегия по уголовным делам

Астраханского областного суда

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Комментарии запрещены.