Факторинг договор финансирования

Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг)

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Характеристика договора финансирования под уступку денежного требования: может быть реальным и консенсуальным, является взаимным, возмездным.

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования может быть как денежное требование, срок платежа по кот. уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, кот. возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование должно быть определено в договоре таким образом, кот. позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения. Если уступка обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события.

В качестве финансового агента (фактора) могут выступать любые коммерческие организации. Клиентом может быть любое лицо, но в большинстве случаев ими являются коммерческие организации и предприниматели. Должник клиента не является стороной договора, но от деловой репутации должника зависит, примет ли финансовый агент требование к нему по договору.

Форма договора финансирования под уступку денежного требования подчиняется предписаниям закона о форме цессии. Это может быть простая или квалифицированная письменная форма сделки, а в установленных законом случаях – письменная форма с гос. регистрацией уступки права требования.

Срок в договоре финансирования под уступку денежного требования определяется соглашением сторон.

Цена договора финансирования под уступку денежного требования – стоимость уступаемого требования клиента к должнику.

Имущественная ответственность по договору финансирования под уступку денежного требования.

В консенсуальном договоре финансовый агент отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки, а также отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования. Если уступлено действительное требование, но должник оказался неплатежеспособным, клиент не отвечает за неисполнение данного требования.

В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента – за действительность предмета договора, либо за его исполнимость. Клиент несет ответственность перед должником за нарушение соглашения о запрете уступки права требования, а также в случае, когда должник исполнил денежное требование финансовому агенту, а клиент не исполнил своего обязательства перед должником. Эта ответственность вытекает из договора клиента с должником.

Во всех случаях ответственности клиента перед финансовым агентом либо перед должником клиент возмещает причиненные убытки и неустойку, если она предусмотрена договором.

  • Права и обязанности сторон по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга)

Договор финансирования под уступку денежного требования

Финансирование под уступку денежного требования, именуемое также факторингом, является для российских предпринимателей новым институтом договорного права, и поэтому в процессе его практического применения возникает немало вопросов и проблем. Между тем, за рубежом факторинговые операции уже давно приобрели столь широкое распространение, что в этих условиях возникла даже необходимость в принятии правового акта, который бы урегулировал международные операции по финансированию под уступку денежного требования. Соответственно 28 мая 1988 года в Оттаве была принята Конвенция о международном факторинге, которая в настоящее время подписана более 10 странами, в том числе США. Российская Федерация пока не является участницей Конвенции, однако вопрос о ее присоединении к этому международному правовому акту весьма широко обсуждается.

В российском же законодательстве факторинговые отношения были впервые урегулированы на уровне закона только частью второй нового Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 года.

В настоящей статье будут освещены основные вопросы и трудности, с которыми приходится сталкиваться на практике при использовании норм российского законодательства о факторинге. При этом следует сразу отметить, что сам по себе договор о факторинге является весьма сложным договором, требующим особо тщательной проработки и соблюдения требования законодательства к порядку и условиям его заключения. В противном случае может стать вопрос даже о действительности заключенного договора. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23 мая 2000 года N 8420/99 было отмечено, что заключенный между сторонами договор о факторинге является ничтожным, так как намерения сторон по данному договору не соответствуют его содержанию. Указанное необходимо учитывать на практике.

Гражданский кодекс РФ дает четкое и весьма лаконичное определение договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга).

Так, согласно ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнении им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Таким образом, факторинг является возмездной сделкой и при этом может быть построен как по модели реального договора, так и консенсуального.

В Кодексе также специально отмечается, что денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также и в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Анализ представленного определения позволяет сделать вывод о том, что по существу факторинг . это специальная форма переуступки прав требования. Поэтому в случае отсутствия специальных норм в главе 43 Гражданского кодекса к отношениям сторон по финансированию под уступку права требования применяются общие нормы Кодекса об уступке прав требования (Глава 24 Кодекса).

Из приведенного выше определения факторинга можно также сделать вывод и о том, что Кодекс фактически выделяет два типа факторинга: в первом случае речь идет именно о сделке по финансированию в прямом смысле этого слова, то есть когда денежное требование переходит к финансовому агенту.

В другом же случае Кодекс говорит о возможности и такого факторинга, при котором денежное требование уступается только в целях обеспечения исполнения клиентом своих обязательств перед фактором, то есть требование переходит к фактору лишь в случае неисполнения клиентом своих обязательств. Таким образом, в данном случае можно говорить об «обеспечительном факторинге». Этим факторинг существенно отличается от обычной уступки права требования, так как глава 24 Кодекса говорит о необходимости полной и безусловной замены стороны в обязательстве, что при «обеспечительном» факторинге не происходит.

Существенно факторинг отличается от обычной цессии и по составу участвующих в нем сторон.

Так, согласно ст. 825 Гражданского кодекса РФ в качестве финансового агента могут выступать только банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие лицензию на осуществление деятельности по финансированию под уступку денежного требования. Таким образом, в качестве фактора могут выступать лишь те организации, которые имеют лицензию на проведение подобных операций (т.е. налицо особый субъектный состав).

При применении указанной нормы на практике возник весьма важный и спорный вопрос. Дело в том, что согласно ст. 10 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ» до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.

Как понимать указанную норму?

Проблема заключается в том, на момент вступления в силу второй части Кодекса ни в одном нормативном акте не говорилось о том на каких условиях лицензируется деятельность факторов, какой орган выдает лицензии, какие к этому предъявляются требования и т.д., то есть фактически получалось, что любая коммерческая организация до момента появления специального нормативного акта, в котором бы были установлены условия лицензирования, могла осуществлять финансирование под уступку денежного требования и выступать в качестве финансового агента.

С другой стороны, буквальное толкование ст. 825 Кодекса приводил и к иному выводу: до момента определения условий лицензирования в качестве финансовых агентов могут выступать только банки и иные кредитные организации.

Именно такая точка зрения и была высказана Президиумом Высшего арбитражного суда РФ.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г. N 955/98 Президиум указал, что в соответствии со статьей 825 Гражданского кодекса РФ в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида. Таким образом, арбитражный суд, признавая договор факторинга недействительным, обоснованно исходил из необходимости специальной правосубъектности при заключении подобных сделок. Соответственно договор факторинга был признан недействительным в силу ст. 168 ГК РФ именно в связи с тем, что у организации, выступившей в качестве финансового агента, отсутствовала лицензия на проведение факторинговых операций.

В настоящее время проблема, связанная с лицензированием факторинговой деятельности, к счастью, несколько прояснилась. Так, согласно постановлению Правительства РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 11 апреля 2000 г. N 326 лицензирование деятельности по финансированию под уступку денежного требования осуществляется Федеральной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО России).

Теперь необходимо остановиться на анализе предмета договора факторинга, который также вызывает немало вопросов.

Согласно ст. 826 Гражданского кодекса РФ предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

Анализ представленной нормы позволяет выделить еще одно существенное отличие факторинга от обычной цессии . предметом факторинга может быть как уже существующее право требования (действительное право), так и то, которое лишь еще наступит (будущее требование). Между тем, согласно ст. 382,383 ГК РФ предметом цессии может быть только уже существующее требование, в противном случае договор является недействительным. Данная точка зрения в настоящее время разделяется большинством ведущих специалистов в области гражданского права.

Следует обратить внимание, что согласно ст. 826 ГК РФ всякое денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определимым, то есть конкретным, поэтому в договоре может указываться сумма уступаемого требования, сроки ее выплаты и т.д. Иными словами, денежное требование должно быть определено в договоре таким образом, чтобы существующее требование можно было идентифицировать в момент заключения договора факторинга, а будущее требование — не позднее, чем в момент его возникновения.

В зависимости от срока исполнения денежного обязательства, являющегося предметом уступки, определяется и момент перехода финансовому агенту денежного требования и соответственно момент возникновения обязанности финансового агента по финансированию клиента. При уступке существующего денежного требования указанные права и обязанности финансового агента возникают в момент заключения договора факторинга. Так, при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. До наступления указанного момента клиент остается субъектом соответствующего требования, то есть стороной по договору, которая должна выполнить все лежащие на ней обязанности, с тем, чтобы иметь возможность потребовать последующего исполнения обязанностей от своего должника. При этом дополнительного оформления уступки денежного требования при наступлении момента ее перехода в этом случае не требуется (ст. 826 ГК РФ).

Помимо того, что факторинг позволяет сторонам уступить не только уже существующее (действительное) требование, но и будущее, Кодекс также установил, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении (ст. 828 ГК РФ). Это является характерной чертой факторинга и существенно отличает его от обычной цессии, где договором или законом может быть предусмотрен запрет на переуступку требования (ст. 388 ГК РФ). Вместе с тем, такое правило не освобождает клиента от обязательств и ответственности перед должником в связи с уступкой требования, совершенной в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении (п. 2 ст. 828 ГК РФ).

Заключение договора о факторинге означает переход права требования уплаты денежных средств от клиента к финансовому агенту, но в то же время не порождает автоматически обязанность должника выплатить эти суммы новому кредитору . фактору. Дело в том, что согласно ст. 830 ГК РФ обязанность должника произвести платеж финансовому агенту наступает лишь при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж

Последствием неисполнения клиентом либо финансовым агентом обязанности по уведомлению должника является сохранение за должником права произвести платеж первоначальному кредитору, при этом такое исполнение будет надлежащим (ст. 382 и 830 ГК РФ) и соответственно прекратит существующее между должником и кредитором денежное обязательство. Такое же последствие наступит и в случае неисполнения финансовым агентом в разумный срок просьбы должника о представлении ему доказательств того, что уступка требования финансовому агенту действительно имела место.

Однако даже письменное и своевременное уведомление должника о состоявшейся уступке не всегда влечет обязанность последнего выплатить соответствующие суммы. Согласно ст. 832 ГК РФ должник вправе отказаться о уплаты долга агенту, основываясь на встречных требованиях, которые он вправе предъявить первоначальному кредитору (клиенту). При этом необходимо различать две ситуации.

Если требования должника (например, покупателя) связаны непосредственно с самим переданным долгом (например, в связи с исполнением договора поставки), то они всегда могут быть предъявлены финансовому агенту.

Если же речь идет о таком требовании должника к первоначальному кредитору как зачет (ст.ст. 410-421 ГК РФ), то он также может быть противопоставлен требованиям финансового агента, но только в том случае, если это денежное требование уже имелось у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту. Последнее необходимо учитывать на практике финансовым агентам, которые заключают договоры факторинга без права регресса к клиенту (ст.ст. 827, 831 ГК РФ), так как в этом случае полученные фактором денежные суммы могут оказаться меньше выплаченных им за переуступленное требование.

Весьма важным является вопрос о правовых последствиях нарушения должником или клиентом своих обязательств по договору, по которому уступается право требования.

Законодательство в этом случае предусматривает разные варианты.

По общему правилу, установленному ст. 827 ГК РФ, если договором факторинга не предусмотрено иное, клиент несет перед агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки. Соответственно если иное не установлено договором клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником своих обязательств.

Таким образом, исходя из общего правила, действительность денежного требование не гарантирует надлежащего исполнения обязательства должником. Если должник не исполняет денежного требования в соответствии с условиями договора факторинга, Гражданский кодекс РФ снимает с клиента ответственность за поведение должника, даже в случае его неплатежеспособности (банкротства) должника. Отсюда вытекает права финансового агента на предъявление судебного иска только к должнику о возмещении убытков, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора. В случае неисполнения должником судебных решений о взыскании долга финансовый агент вправе возбудить производство о банкротстве должника.

Однако если в момент уступки требования клиенту были уже известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе отказаться от совершения платежа (например, поставка некачественного товара, истечение срока исковой давности), то денежное требования клиента признается недействительным и он несет ответственность перед финансовым агентом в случае его неоплаты.

В случае же если нарушение обязательств по договору, заключенному с должником, происходит со стороны клиента, должник имеет возможность предъявить соответствующее требование именно клиенту, но не вправе требовать от финансового агента возврат сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента. Однако если финансовый агент не оплатил уступленное ему право требования или оплатил его после того, как ему стало известно о праве должника отказаться от платежа по переуступленному требованию, то в этом случае должник вправе требовать возврата уплаченных денежных средств уже и с финансового агента.

Права финансового агента на суммы, полученные от должника, определяются согласно правилам ст. 831 ГК РФ — в зависимости от способа исполнения обязательств по финансированию клиента.

В случае покупки долга финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования.

Финансирование осуществляется путем предоставления клиенту денежных средств, сумма которых определяется соглашением сторон в договоре факторинга как цена за купленные долги. Купленные долги включают в себя основную сумму долга и связанные с ней дополнительные обязательства (штрафные санкции за неисполнение и ненадлежащее исполнение денежного обязательства). В этом случае финансовый агент вправе получить все суммы, поступившие от должника, даже если сумма платежа от должника значительно превышает суммы выплаты самого финансового агента. Правда, в этом случае финансовый агент несет риск не получить с должника даже той суммы, за которую были куплены эти денежные требования, так как предполагается, что договор факторинга при покупке долга у должника является «безоборотным», то есть клиент не отвечает перед финансовым агентом за реальное исполнение должником денежного требования.

Если же финансирование под уступку денежного требования является способом обеспечения исполнения обязательства клиента (например, по возврату кредита) перед финансовом агентом (п. 2 ст. 831 ГК РФ), то в этом случае, клиент отвечает перед финансовым агентом за остаток долга, недополученный им от должника. Однако и финансовый агент, если договором не предусмотрено иное, обязуется представить клиенту отчет об исполнении должником денежных требований и перечислить клиенту сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой. В противном случае финансовый агент получил бы сумму, превышающую размер его требований к клиенту, то есть неосновательно обогатился бы за его счет.

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании «Гарант»

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании «Гарант»

27.4. Финансирование под уступку денежного требования

одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст.

Хозяйственный смысл этого договора состоит в получении клиентом от финансового института (финансового агента, банка) денежных средств в обмен на передачу последнему прав требования клиента к покупателю (заказчику), вытекающих из заключенного договора на поставку продукции, выполнение работ или оказание услуг. Финансирование под уступку денежного требования (факторинг) — это способ кредитования одного лица другим с условием платежа в форме правопреемства («покупки» или передачи прав требования к третьему лицу).

Договор является взаимным и возмездным. Он может быть и реальным (агент передает деньги или клиент уступает требование), и консенсуальным (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование). Цель финансирования под уступку денежного требования — получение клиентом денежных средств в счет уступаемого им права требования. Однако возможен и особый случай уступки клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия происходит в целях обеспечения исполне- ния обязательства самого клиента перед его финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ). В зависимости от целей договора различаются права и обязанности его сторон.

Структура договорных связей построена по схеме договора комиссии. При заключении договора возникают две группы правовых отношений: основные (внутренние — между финансовым агентом и клиентом) и производные (внешние — между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору). Последние не входят в предмет договора, но непосредственно связаны с ним.

Финансовый агент — это специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая финансовые услуги. Им могут быть как банки и иные кредитные организации, так и другие коммерческие организации, получившие специальную лицензию на осуществление деятельности такого рода (ст. 825 ГК РФ). Клиент — любое лицо.

Предметом договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования (ст. 826 ГК РФ). В случае уступки иного имущественного требования следует руководствоваться общими нормами о цессии.

В законе выделяются две разновидности предмета договора: 1) денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование); 2) денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование). Будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения платежного обязательства по которому еще не наступил (поставка товаров в кредит). Кроме того, будущее требование может базироваться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу. Существующее требование обычно является более ценным и его экономическая ликвидность выше.

Предмет договора о факторинге должен обладать свойством определенности или потенциальной определимости. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволяла бы выделить его (идентифицировать) из ряда других требований клиента уже в момент заключения договора. Будущее требование должно приобрести определенность не позднее чем в момент его возникновения. Однако момент перехода требования не всегда совпадает с моментом заключения договора. В силу закона уступка считается состоявшейся, когда возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом договора. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступле- ния этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

Срок в договоре о факторинге определяется соглашением сторон. Срок исполнения договора может быть приурочен к моменту исполнения должником уступленного требования, особенно если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего.

Цена договора — стоимость уступаемого требования клиента к должнику. В расчет принимаются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору (например, аккредитив и инкассо имеют различные гарантийные ценности), время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и др. Размер вознаграждения финансового агента также может исчисляться по-разному: в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований, разницы между номинальной стоимостью требования, указанной в договоре, и его оценочной (действительной, рыночной) стоимостью.

Форма договора — простая или письменная, а в установленных законом случаях — письменная с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено договором.

Содержание договора финансирования под уступку денежного требования составляют права и обязанности финансового агента и клиента.

Финансовый агент обязан: •

осуществить финансирование клиента путем передачи денежных средств в установленном договором порядке; •

в специально оговоренных случаях принять у клиента необходимую документацию для ведения бухгалтерского учета операций клиента; •

предоставить клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, которые являются предметом уступки (например, выдать поручительство по сделке клиента, осуществить учет выписанных на него векселей, провести расчеты через корреспондентскую сеть финансового агента). В договоре могут быть предусмотрены и иные его обязанности.

На клиента возлагается основная обязанность по уступке финансовому агенту денежного требования, являющегося предметом договора. Он несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (ст. 827 ГК РФ).

Действительность передаваемого требования зависит от двух условий: 1) клиент должен иметь соответствующее субъективное право в момент совершения уступки; 2) в момент передачи права клиенту не должны быть известны какие-либо обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование. В случаях когда препятствия к исполнению переданного требования появляются позднее момента совершения уступки, они не могут служить основанием для ответственности добросовестного клиента перед агентом.

Клиент не отвечает перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки.

Запрет или ограничение уступки денежного требования недействительны (ст. 828 ГК РФ). Передача денежного требования является правомерной даже тогда, когда между клиентом (кредитором) и должником ранее было достигнуто соглашение о недопустимости уступки прав по договору. Правило этой статьи не подлежит расширительному толкованию и относится только к договору о финансировании под уступку денежного требования. Его использование не должно приводить к нарушению интересов добросовестного должника по основному обязательству (покупателя, заказчика), который при заключении договора не только не предполагает возможность уступки требования, но и просто не желает ее. Клиент (кредитор) не освобождается от исполнения обязательства или ответственности перед своим контрагентом (должником) в связи с совершенной уступкой требования, если между ними существует соглашение о ее запрете или ограничении. В таком случае клиент (кредитор), во-первых, продолжает оставаться обязанным перед своим контрагентом (должником) в части исполнения возложенных на него обязательств передать имущество, выполнить работы или оказать услуги в натуре, а во-вторых, обязан возместить своему контрагенту все убытки, связанные с уступкой права, которая совершена в противоречии с ранее заключенным договором.

Должник в договоре финансирования под уступку денежного требования становится обязанным произвести платеж финансовому агенту лишь при условии, что он получил от клиента (кредитора) или от самого финансового агента уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту (ст. 830 ГК РФ). Уведомление должно быть письменным и содержать четкое определение переданного требования, а также наименование финансового агента, в пользу которого произведена передача права. Неисполнение клиентом обязанности по уведомлению должника освобождает последнего от необходимости платить новому кредитору. Исполнение обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается в этом случае исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Должник может потребовать от агента представить доказательства того, что уступка требования реально имела место. Отказ агента от исполнения этой обязанности также восстанавливает право должника произвести платеж самому клиенту (первоначальному кредитору).

В ходе осуществления платежа финансовому агенту должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования в пользу финансового агента. Этот зачет производится в соответствии с правилами ст. 386, 410—412 ГК РФ. Должник, однако, не может поставить в вину финансовому агенту то, за что он вправе упрекнуть клиента (кредитора), — факт нарушения клиентом ранее достигнутой договоренности о запрете цессии. Такие требования не имеют силы в отношении финансового агента: их изъятие из потенциально возможных встречных требований должника вытекает из правила о недействительности запрета уступки денежного требования в договоре финансирования денежного требования под уступку требования.

Если по условиям договора финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он может получить от должника, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование. «Покупая» чьи-либо долги, финансовый агент совершает обычную коммерческую операцию. Ответственность клиента наступает лишь за недействительность требования, а все остальное — обычные финансовые риски противоположной стороны договора.

В той ситуации, когда финансовый агент приобретает требование в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед самим агентом, последний обязан отчитаться перед клиентом и вернуть ему остаток, превышающий размер уступленного ему требования. И наоборот, если денежные средства, полученные финансовым агентом, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченного уступкой требования, клиент продолжает оставаться ответственным перед агентом за остаток долга, если иное не предусмотрено договором между ними (ст. 831 ГК РФ). Финансовый агент, получая требование клиента, не преследует не- посредственной цели извлечь прибыль путем «торговли» требованием. В этой ситуации договор выполняет гарантийную функцию, а потому ответственность клиента выходит за рамки уступленного требования. Клиент остается ответственным за остаток долга независимо от реальной стоимости переданного требования.

Исполнение должником денежного обязательства в пользу финансового агента освобождает его от соответствующего обязательства перед клиентом. При этом должник не может требовать от финансового агента возвращения сумм, уже уплаченных последнему в связи с уступкой требования, даже если клиент нарушил свои обязательства передать имущество (выполнить работы, оказать услуги) по договору с должником. Такие суммы могут быть взысканы должником непосредственно с клиента (ст. 833 ГК РФ). Однако должник приобретает право требовать возврата этих сумм с агента, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования.

Имущественная ответственность сторон зависит от природы этого договора. В консенсуальном договоре агент отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего, клиент соответственно — за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 827 ГК РФ за действительность переданного требования. Кроме того, когда это установлено договором, клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником. В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента — за действительность предмета договора либо также за его исполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена договором.

Тема 2.5. Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг)

Ответственность за ненадлежащее исполнение договора.

Темы рефератов:

  1. Договор факторинга в российском и международном праве
  2. Сотношение цесссии и факторинга.

Решите следующие задачи:
Задача № 1. Предприниматель Дроздов, с целью погашения задолженности по кредитному договору перед коммерческим банком «Иосиф и К», продал последнему денежное требование к предпринимателю Кимову, срок платежа которого уже наступил. Банк в жесткой форме предложил Кимову погасить денежное требование. Чтобы оплатить его, Кимов вынужден был срочно продать по пониженной цене товар, полученный от Дроздова. После этого Кимов потребовал от Дроздова возмещения убытков, вызванных нарушением последним договора, заключенного между ними при совершении сделки по купле-продаже товара, о запрете уступки требования.
Правомерно ли требование Кимова к Дроздову? В каком случае денежное требование, являющееся предметом уступки признается действительным? Будет ли уступка коммерческому банку «Иосиф и К» денежного требования действительной, если между Дроздовым и Кимовым существует соглашение о ее запрете?

Задача № 2. Предприниматель Катков занимается оптовой куплей-продажей женской обуви иностранного производства. Испытывая денежные затруднения, он взял кредит в коммерческом банке «Елецкий кредит» под уступку своего права требования на получение денег от предпринимателя Волкова занимающегося розничной продажей обуви. Право денежного требования коммерческого банка к Волкову возникает через один месяц, в момент передачи последним Катковым обуви. После получения обуви от Каткова Волков оплатил коммерческому банку денежное требование. При этом оказалось, что уплаченная им сумма превысила сумму долга Каткова банку «Елецкий кредит», обеспеченного уступкой требования. В процессе продажи выяснилось, что обувь, полученная Волковым от Каткова, имеет небольшие дефекты. В связи с этим цену на нее пришлось снизить. Волков потерпел убытки и потребовал от коммерческого банка «Елецкий кредит» вернуть ему сумму, превышающую сумму, превышающую сумму его долга, обеспеченную уступкой требования.
Правомерно ли требование Волкова к коммерческому банку «Елецкий кредит»? Когда перешло к коммерческому банку «Елецкий кредит» право на уступку будущего денежного требования? При каком условии Волков обязан произвести платежи коммерческому банку «Елецкий кредит»? Правомерно ли требование Волкова к Каткову о возмещении убытков, возникших из-за низкокачественной обуви, поставленной им?

Какие условия договора финансирования под уступку денежного требования (договора факторинга) нужно проверить клиенту

По договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает клиенту деньги в счет денежного требования клиента к должнику. Следовательно, особенность этого договора – трехсубъектный состав:

Основные требования к заключению договора

Предметом договора факторинга должно быть именно финансирование. При этом обязательным условием финансирования выступает уступка денежного требования. Такой вывод следует из анализа судебной практики. В частности, в постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45 суд разъяснил следующее: «Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

В постановлении ФАС Центрального округа от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22 суд указал, что «предметом договора финансирования под уступку денежного требования является передача денежных средств. Рассматриваемая сделка имеет иной предмет – уступка денежного требования. Последующая оплата, которую обязался производить в пользу цедента цессионарий, является ценой уступленного права. Возмездный характер сделки, предусмотренной статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязателен. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, в том числе регулирующие субъектный состав сторон, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

Форма договора

Условие о финансировании

Ответственность клиента

Условие об уступаемом денежном требовании

Иные условия

Высшая школа юриста

Cтать постоян­ным читателем журнала!

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

корпоративный юрист

Читайте в №11, 2018

Практикум банкротного юриста. Специальное приложение

☆ Полезная подборка для юриста

Главные правовые события

Что было на VII юридическом форуме в Кремле

Типовой устав ООО

Как перейти на него и не пожалеть об этом

Как налоговая на самом деле проверяет сведения в ЕГРЮЛ

Подготовлено по показаниям инспекторов.

Как судиться с приставами

Оспаривайте постановления, действия и бездействие пристава. Освобождайте имущество от ареста. Взыскивайте убытки.

Скачать образцы документов

ВЫБОР ГЛАВРЕДА

Система Юрист

© 2007–2018 ООО «Актион кадры и право»

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».
Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Настоящий сайт не является средством массовой информации. В качестве печатного СМИ журнал «Юрист компании» зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015.

Комментарии запрещены.