Финансовый контроль и финансовый надзор

научная статья по теме БАНКОВСКИЙ НАДЗОР И ФИНАНСОВЫЙ КОНТРОЛЬ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

ВИННИКОВА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «БАНКОВСКИЙ НАДЗОР И ФИНАНСОВЫЙ КОНТРОЛЬ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ»

БАНКОВСКИЙ НАДЗОР И ФИНАНСОВЫЙ КОНТРОЛЬ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ

Анализ понятий «контроль» и «надзор» и, соответственно, различия контрольной и надзорной деятельности остаются актуальной теоретической проблемой, связанной с исследованием полномочий надзорных органов. Сложность процесса четкого разграничения данных терминов связана, прежде всего, с тем, что они имеют практически одинаковые словарные значения: контроль — это проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки или надзора, а надзор, в свою очередь, определяется как наблюдение с целью присмотра, проверки1.

В.П. Беляев определяет контроль как форму юридической деятельности, при которой управомоченные органы и лица в рамках контрольного производства для получения юридически значимых результатов и оказания (обеспечения) регулирующего воздействия осуществляют на подконтрольных объектах сбор и проверку информации о фактическом выполнении нормативных предписаний, соблюдении требований нормативных и правовых актов и непосредственно принимают меры по предупреждению и пресечению допущенных нарушений (отклонений) в целях обеспечения охраны интересов общества и государства, защиты прав и свобод граждан2.

В. Г. Афанасьев рассматривает контроль как форму управленческой деятельности по выполнению принятых решений и полагает, что «контроль — это труд по наблюдению и проверке соответствия процесса функционирования объекта принятым управленческим решениям — законам, планам, нормам, стандартам, правилам, приказам и т.д.; выявлению результатов воздействия субъекта на объект, допущенных отклонений от требований управленческих решений, от принятых принципов организации и регулирования. Выявляя отклонения и их причины, работники контроля определяют пути корректирования организации объекта управления, способов воздействия на объект с целью преодоления отклонений, устранения препятствий на пути оптимального функционирования системы»3.

Другие авторы, например Ю. А. Данилевский, предлагают рассматривать контроль со следующих позиций: во-первых,

1 Ожегов С. Н. Толковый словарь русского языка. — М.: Мир и образование, 2014. — С. 662, 868.

2 Беляев В. П. Контроль и надзор как формы юридической деятельности: вопросы теории и практики: Дис. д-ра юрид. наук. — Саратов, 2006. — С. 24.

3 Афанасьев В. Г. Системность и общество. — М.: Полииздат, 1980. — С. 47.

как неотъемлемую часть управленческой деятельности специфического вида, во-вторых, как источник информации, обеспечивающий процесс принятия управленческих решений, в-третьих, как систему проверки фактического состояния хозяйствующего субъекта с целью подтверждения правомерности его деятельности и, в-четвертых, как механизм обратной связи, посредством которого управляющая система получает необходимую информацию о действительном состоянии управляемого объекта4.

Д. Н. Бахрах включает в понятие контроля как наблюдение за законностью и целесообразностью деятельности, так и оценку ее с правовых, научных, социально-политических, организационно-технических позиций. Однако автор отмечает, что для того, чтобы оградить свободу граждан и организаций от чрезмерной государственной опеки, в случаях, когда между субъектами власти и подвластными субъектами нет организационной подчиненности, субъекты власти наделяются лишь надзорными полномочиями, которые ограничивают вмешательство государства в оперативную деятельность субъектов, не несущих ответственности за последствия такого вмешательства5.

Л. Л. Попов и Д. М. Овсянко, придерживаясь аналогичного подхода к разграничению понятий «контроль» и «надзор», определяют надзор как особый вид государственной управленческой деятельности, осуществляемый специальными органами исполнительной власти в отношении организационно не подчиненных им органов, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан по поводу исполнения ими общеобязательных норм, правил, стандартов, требований с использованием комплекса мер административного принуждения с целью предупреждения, выявления и пресечения правонарушений, восстановления установленного порядка и привлечения виновных к административной ответственно-сти6. Несмотря на попытку полностью разграничить указанные понятия, авторы, тем не менее, признают, что в некоторых случаях (например, применительно к деятельности налоговых

4 Данилевский Ю. А. Финансовый контроль в обновленном бюджетном процессе. — М.: Финансы, 2006. — С. 71.

5 Бахрах Д. Н. Административное право России. — М.: Норма: Инфра-М, 2014. — С. 98.

6 Овсянко Д. М., Попов Л. Л. Административное право. — М.:

Юристъ, 2013. — С. 158.

Статья посвящена исследованию понятий финансового контроля и банковского надзора, анализу отличительных и схожих аспектов, характерных для каждого из них. рассматриваются подходы к определению контроля и надзора в целом, а также, анализируется соотношение финансового контроля и банковского надзор с учетом правовой терминологии действующего законодательства рф.

Ключевые слова: контроль, надзор, финансовый контроль, банковский надзор, соотношение.

BANKING SUPERVISION AND FINANCIAL CONTROL CONCEPTS CORRESPONDENCE

The article is devoted to the study of financial control and banking supervision concepts, the analysis of the differences and similarities that are particular to each of them. Besides the author examines different approaches to the control and supervision definition and analyzes the correspondence of the concepts of control and supervision taking into consideration the legal terminology of the Russian law. Keywords: control, supervision, financial control, banking supervision, correspondence.

Евразийский юридический журнал

органов) трудно отличить контрольные функции от надзорных.

По утверждению В. М. Савицкого, надзор является формой контрольной функции. По его мнению, «сущность всякого надзора заключается в наблюдении за тем, чтобы соответствующие органы и лица в точности выполняли возложенные на них задачи, соблюдали установленный законом порядок отправления порученных им обязанностей и чтобы в случае нарушения этого порядка были приняты меры к восстановлению законности и привлечению виновных к надлежащей ответственности»7.

Анализ определений позволяет говорить, что большинство исследователей не проводят существенных различий между надзором и контролем, которые бы позволили утверждать, что это два абсолютно разных самостоятельных феномена. Более того, можно говорить о совпадении большинства признаков контроля и надзора: отсутствие организационной подчиненности, наличие специального объекта деятельности, которым являются нормативные акты, содержащие определенные требования, стандарты и т.д.; их соблюдение организациями, гражданами, предоставление права применения мер принуждения.

Среди представителей других отраслей права, в том числе и финансового, также нет единой позиции по вопросу соотношения понятий «контроля» и «надзора». Контроль как форма правовой деятельности был предметом комплексного исследования в работах таких ученых, как Е. Ю. Грачева, М. В. Карасева, А. Н. Козырин, С. О. Шохин и др.8

Анализ работ представителей финансового права позволяет выделить следующие основные подходы к пониманию контроля. Во-первых, следует указать, что ряд исследователей рассматривают контроль как процесс. Например, Н. И. Хими-чева определяет финансовый контроль как контроль за законностью и целесообразностью действий в области образования, распределения и использования денежных фондов государства и субъектов местного самоуправления в целях эффективного социально-экономического развития страны и отдельных регионов. Автор особо подчеркивает значимость финансового контроля, которая заключается в соблюдении установленного правопорядка в процессе финансовой деятельности и экономической обоснованности осуществляемых действий, которые должны соответствовать задачам государства9.

Н. Д. Погосян прямо указывает, что «контроль в сфере финансов можно определить как совокупность регулярных и непрерывных процессов, посредством которых их участники в легитимной форме обеспечивают эффективное функционирование государственного сектора, а также деятельность иных хозяйствующих субъектов независимо от форм собственности»10.

Иную позицию занимает Е. Ю. Грачева, которая определяет финансовый контроль как регламентированную нормами права деятельность государственных, муниципальных, общественных органов и организаций, иных субъектов по проверке соблюдения законности всеми субъектами в процессе осуществления финансовой деятельности для достижения в обществе социально значимых целей и задач. Финансовый контроль, по справедливому мнению автора, является необхо-

7 Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора. — М., 1994. — С. 27.

8 Грачева Е. Ю. Правовое регулирование финансового контроля в Российской Федерации: проблемы и перспективы: Монография. -М.: Норма: ИНФРА-М, 2013; Финансовое право / Отв. ред. М. В. Карасева. — М., 2014. — С. 161-188; Козырин А. Н. Нормативно-правовое регулирование государственного финансового контроля в Российской Федерации. — М.: Библиотечка «Российской газеты», 2014; Шохин С. О. Правовое обеспечение деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации: Проблемы и перспективы: Дис. д-ра юрид. наук. — М., 1999; др.

9 Химичева Н. И. Финансовое право: Учебник. — М.: Изд-во Норма, 2013. — С. 83.

10 Погосян Н. Д. Счетная палата Российской Федерации: конституционно-правовой статус: Дис. . д-ра юрид. наук. — М., 1998. — С. 109.

димым условием функционирования государства, поскольку существование финансового контроля объективно обусловлено наличием контрольной функции, присущей финансам11.

Точку зрения Е. Ю. Грачевой на контроль как деятельность разделяет и А. Н. Козырин. Исследуя объект и цель контроля, автор характеризует финансовый контроль, прежде всего, как осуществляемую с использованием специфических организационных форм и методов деятельность государственных органов, а иногда и негосударственных органов, которые на законодательном ур

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Банковский надзор и финансовый контроль: соотношение понятий

Статья посвящена исследованию понятий финансового контроля и банковского надзора, анализу отличительных и схожих аспектов, характерных для каждого из них. Рассматриваются подходы к определению контроля и надзора в целом, а также, анализируется соотношение финансового контроля и банковского надзор с учетом правовой терминологии действующего законодательства РФ.

Анализ понятий «контроль» и «надзор» и, соответствен­но, различия контрольной и надзорной деятельности остают­ся актуальной теоретической проблемой, связанной с исследо­ванием полномочий надзорных органов. Сложность процесса четкого разграничения данных терминов связана, прежде все­го, с тем, что они имеют практически одинаковые словарные значения: контроль — это проверка, а также постоянное наблю­дение в целях проверки или надзора, а надзор, в свою очередь, определяется как наблюдение с целью присмотра, проверки.

В.П. Беляев определяет контроль как форму юридической деятельности, при которой управомоченные органы и лица в рамках контрольного производства для получения юридиче­ски значимых результатов и оказания (обеспечения) регулиру­ющего воздействия осуществляют на подконтрольных объек­тах сбор и проверку информации о фактическом выполнении нормативных предписаний, соблюдении требований норма­тивных и правовых актов и непосредственно принимают меры по предупреждению и пресечению допущенных нарушений (отклонений) в целях обеспечения охраны интересов общества и государства, защиты прав и свобод граждан.

В. Г. Афанасьев рассматривает контроль как форму управ­ленческой деятельности по выполнению принятых решений и полагает, что «контроль — это труд по наблюдению и про­верке соответствия процесса функционирования объекта при­нятым управленческим решениям — законам, планам, нормам, стандартам, правилам, приказам и т.д.; выявлению результа­тов воздействия субъекта на объект, допущенных отклонений от требований управленческих решений, от принятых прин­ципов организации и регулирования. Выявляя отклонения и их причины, работники контроля определяют пути коррек­тирования организации объекта управления, способов воз­действия на объект с целью преодоления отклонений, устра­нения препятствий на пути оптимального функционирования системы».

Другие авторы, например Ю. А. Данилевский, предлагают рассматривать контроль со следующих позиций: во-первых, как неотъемлемую часть управленческой деятельности спец­ифического вида, во-вторых, как источник информации, обе­спечивающий процесс принятия управленческих решений, в-третьих, как систему проверки фактического состояния хо­зяйствующего субъекта с целью подтверждения правомерно­сти его деятельности и, в-четвертых, как механизм обратной связи, посредством которого управляющая система получа­ет необходимую информацию о действительном состоянии управляемого объекта.

Д. Н. Бахрах включает в понятие контроля как наблюде­ние за законностью и целесообразностью деятельности, так и оценку ее с правовых, научных, социально-политических, ор­ганизационно-технических позиций. Однако автор отмечает, что для того, чтобы оградить свободу граждан и организаций от чрезмерной государственной опеки, в случаях, когда между субъектами власти и подвластными субъектами нет организа­ционной подчиненности, субъекты власти наделяются лишь надзорными полномочиями, которые ограничивают вмеша­тельство государства в оперативную деятельность субъектов, не несущих ответственности за последствия такого вмешатель­ства.

Л. Л. Попов и Д. М. Овсянко, придерживаясь аналогично­го подхода к разграничению понятий «контроль» и «надзор», определяют надзор как особый вид государственной управ­ленческой деятельности, осуществляемый специальными ор­ганами исполнительной власти в отношении организационно не подчиненных им органов, предприятий, учреждений, орга­низаций, должностных лиц и граждан по поводу исполнения ими общеобязательных норм, правил, стандартов, требований с использованием комплекса мер административного при­нуждения с целью предупреждения, выявления и пресечения правонарушений, восстановления установленного порядка и привлечения виновных к административной ответственно- сти. Несмотря на попытку полностью разграничить указан­ные понятия, авторы, тем не менее, признают, что в некоторых случаях (например, применительно к деятельности налоговых органов) трудно отличить контрольные функции от надзор­ных.

По утверждению В. М. Савицкого, надзор является фор­мой контрольной функции. По его мнению, «сущность всяко­го надзора заключается в наблюдении за тем, чтобы соответ­ствующие органы и лица в точности выполняли возложенные на них задачи, соблюдали установленный законом порядок отправления порученных им обязанностей и чтобы в случае нарушения этого порядка были приняты меры к восстанов­лению законности и привлечению виновных к надлежащей ответственности».

Анализ определений позволяет говорить, что большин­ство исследователей не проводят существенных различий меж­ду надзором и контролем, которые бы позволили утверждать, что это два абсолютно разных самостоятельных феномена. Бо­лее того, можно говорить о совпадении большинства признаков контроля и надзора: отсутствие организационной подчинен­ности, наличие специального объекта деятельности, которым являются нормативные акты, содержащие определенные тре­бования, стандарты и т.д.; их соблюдение организациями, граж­данами, предоставление права применения мер принуждения.

Среди представителей других отраслей права, в том чис­ле и финансового, также нет единой позиции по вопросу со­отношения понятий «контроля» и «надзора». Контроль как форма правовой деятельности был предметом комплексного исследования в работах таких ученых, как Е. Ю. Грачева, М. В. Карасева, А. Н. Козырин, С. О. Шохин и др.

Анализ работ представителей финансового права позво­ляет выделить следующие основные подходы к пониманию контроля. Во-первых, следует указать, что ряд исследователей рассматривают контроль как процесс. Например, Н. И. Хими- чева определяет финансовый контроль как контроль за закон­ностью и целесообразностью действий в области образования, распределения и использования денежных фондов государ­ства и субъектов местного самоуправления в целях эффектив­ного социально-экономического развития страны и отдельных регионов. Автор особо подчеркивает значимость финансового контроля, которая заключается в соблюдении установленного правопорядка в процессе финансовой деятельности и эконо­мической обоснованности осуществляемых действий, которые должны соответствовать задачам государства.

Н. Д. Погосян прямо указывает, что «контроль в сфере финансов можно определить как совокупность регулярных и непрерывных процессов, посредством которых их участники в легитимной форме обеспечивают эффективное функциониро­вание государственного сектора, а также деятельность иных хо­зяйствующих субъектов независимо от форм собственности».

Иную позицию занимает Е. Ю. Грачева, которая опре­деляет финансовый контроль как регламентированную нор­мами права деятельность государственных, муниципальных, общественных органов и организаций, иных субъектов по проверке соблюдения законности всеми субъектами в процес­се осуществления финансовой деятельности для достижения в обществе социально значимых целей и задач. Финансовый контроль, по справедливому мнению автора, является необходимым условием функционирования государства, поскольку существование финансового контроля объективно обусловле­но наличием контрольной функции, присущей финансам.

Точку зрения Е. Ю. Грачевой на контроль как деятельность разделяет и А. Н. Козырин. Исследуя объект и цель контроля, автор характеризует финансовый контроль, прежде всего, как осуществляемую с использованием специфических организа­ционных форм и методов деятельность государственных орга­нов, а иногда и негосударственных органов, которые на зако­нодательном уровне наделены определенными полномочиями в целях установления законности и достоверности финансовых операций, объективной оценки экономической эффективности финансово-хозяйственной деятельности и выявления резервов ее повышения, увеличения доходных поступлений в бюджет и сохранности государственной собственности.

Из этих подходов следует, что финансовый контроль представляет собой один из видов государственного контроля и осуществляется на всех стадиях финансовой деятельности, то есть в процессе собирания, распределения (перераспреде­ления) и использования фондов денежных средств. Он направ­лен на проверку соблюдения финансового законодательства и целесообразности деятельности всех государственных и муни­ципальных органов власти.

По мнению С. О. Шохина, финансовый контроль — много­аспектная межотраслевая система наблюдения наделенных контрольными функциями государственных и общественных органов за финансово-хозяйственной деятельностью пред­приятий, учреждений и организаций с целью объективной оценки экономической эффективности этой деятельности, установления законности и целесообразности хозяйственных и финансовых операций и выявления резервов доходов госу­дарственного бюджета.

Следует отметить, что в теории финансового права сфор­мировалась устойчивая и обоснованная научная точка зрения на финансовый контроль как форму управленческой деятельно­сти, в составе которой выделяются два основных вида контроля — государственный и негосударственный финансовый контроль, причем указанные два вида контроля, в свою очередь, класси­фицируются на определенные подвиды с учетом его оснований.

Относительно понятия «банковского надзора» анализ также показывает, что, как и определение «финансового кон­троля», оно продолжает оставаться дискуссионным. В соот­ветствии со ст. 4 Закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» банковский надзор — это надзор за деятельностью кредитных организаций и банковских групп. Тем не менее в научной литературе споры по данному вопросу продолжаются, и существует несколько подходов к правовому понятию «банковского надзора».

А. Г. Братко рассматривает банковский надзор в широком и узком аспектах, признавая регулирование составной частью, или средством банковского надзора в его широком смысле. Банковский надзор представляется ему как средство обеспе­чения пруденциального регулирования. Это надзор в узком смысле слова, т.е. надзор за деятельностью кредитных орга­низаций как частью банковской системы. Анализируя надзор­ные функции Банка России, А. Г. Братко в банковском надзоре определил две составляющие: финансовую, проявляющую­ся в управлении рисками в банковской системе посредством проверок финансового положения кредитных организаций, и юридическую, т.е. соблюдение кредитными организациями законодательства.

Л. T. Казакбиева предлагает определять банковский над­зор как наблюдение Банка России (дистанционное и контакт­ное) за исполнением и соблюдением кредитными организа­циями банковского законодательства, установленных Банком России нормативных актов (в том числе финансовых нормати­вов и правил бухгалтерского учета и отчетности), а также при­менение мер государственного принуждения за нарушения банковского законодательства.

Т. Э. Рождественская, указывая на спорность определения Л. Т. Казакбиевой и фактическое отнесение ею банковского над­зора к внутриведомственному контролю, предлагает рассматри­вать банковский надзор как вид публично-правовой деятельно­сти, реализуемой центральным банком и (или) специальным публично-правовым органом (или несколькими органами), на­целенной на поддержание стабильности и развитие банковской системы страны и, как следствие, поддержание стабильности всей финансовой системы и национальной денежной единицы, а также (хотя исторически эта цель была сформулирована ранее всего) на защиту интересов вкладчиков и кредиторов. Разделяя позицию автора, также считаем, что в современных условиях банковский надзор является неотъемлемой составляющей бан­ковской системы, и, соответственно, финансовой системы страны.

При этом Т. Э. Рождественская, анализируя банковское за­конодательство, допускает, что контроль и надзор можно рас­сматривать как однопорядковые правовые и управленческие явления, поскольку Банк России одновременно является как ор­ганом банковского надзора, так и органом валютного контроля.

С точки зрения Т. Э. Рождественской, понятие надзор и контроль не идентичны друг другу. Различие между этими двумя понятиями автор определяет в том, что надзор как вид публично-правовой деятельности входит в общую систему кон­троля. Об этом свидетельствуют основы теории управления, ко­торая говорит, что именно контроль является элементом систе­мы управления и, в частности, государственного управления.

Интересным представляется подход М. А. Голубитченко, которая при рассмотрении категории банковского надзора вводит новое понятие — финансово-банковский надзор. Автор трактует его как комплексную, планомерно осуществляемую деятельность Банка России, представляющую собой систему организационно-процессуальных мероприятий, направлен­ных на проведение регулярного наблюдения и инспектиро­вания соответствия деятельности кредитных (банковских) и некредитных финансовых организаций требованиям финан­сового и банковского законодательства. Банковский надзор, по мнению автора, является видом именно финансово-банковско­го надзора, а не финансового контроля.

Разведение понятий контроля и надзора представляет опре­деленную сложность, особенно в рамках превалирующего подхо­да, при котором ученые рассматривают проблему соотношения этих понятий, пытаясь решить ее, в первую очередь, на основе законодательства, а такой подход «изначально обречен на не­удачу», поскольку законодатель не имеет четкого представления о различии контроля и надзора и произвольно использует их в процессе правотворчества при закреплении правового статуса государственного органа и его контрольно-надзорных функций.

Данное обстоятельство особенно наглядно демонстри­рует анализ действующего законодательства, исходя из ко­торого следует, что в правовой терминологии эти понятия употребляют как тождественные, в большинстве случаев вза­имозаменяемые. Например, в проекте Федерального закона «О федеральном, региональном и муниципальном контроле в Российской Федерации» 20 уже в самом обосновании пробле­мы, на которую направлен данный закон, не разводятся поня­тия контроля и надзора, а указываются как тождественные.

Подводя итог, следует отметить, что определения и кон­троля, и надзора, по сути, сходные и имеют лишь незначитель­ные различия. Во-первых, контроль и надзор представляют со­бой деятельность соответствующих уполномоченных органов. Во-вторых, цели деятельности, с нашей точки зрения, идентич­ны: это обеспечение законности и безопасности. В определении контроля содержится указание на иные цели особого порядка, под которыми подразумевают такой порядок деятельности, для осуществления которого требуется получение специаль­ного разрешения органов государственной власти или органов местного самоуправления, а также иные средства и методы воз­действия на участников данной деятельности для достижения установленных целей. Поскольку осуществление банковских операций возможно только на основании лицензии, выдавае­мой Банком России при соблюдении кредитной организацией жестких требований, предъявляемых к ней Банком России, то банковский надзор можно отнести к деятельности, имеющей цели особого порядка, что свидетельствует о совпадении целей деятельности контроля и надзора, в частности, банковского.

Применительно к банковскому надзору можно говорить, что он охватывает только такой элемент финансового контроля, как проверка результата, т.е. соблюдается или нет действующее за­конодательство, без обсуждения и правовой оценки возможных причин невыполнения нормативно-правового акта. Учитывая данное обстоятельство, представляется убедительной позиция, что банковский надзор — это вид финансового контроля, своего рода суженный контроль, но суженный лишь в отношении сферы его приложения. В то же время банковский надзор тождественен и даже в большинстве случаев идентичен банковскому контролю, который наряду с валютным, налоговым и бюджетным контролем следует отнести к видам финансового контроля.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 8 (87) 2015

Финансовый контроль и финансовый надзор

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы, обозначены цель и задачи диссертационного исследования, определены объект и предмет исследования, его методологическая и теоретическая основы, сформулированы выносимые на защиту положения, показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приведены сведения об апробации полученных результатов.

В первой главе «Правовые основы осуществления финансового контроля в Российской Федерации» сформулированы концептуальные положения о совершенствовании и формировании целостной, взаимосогласованной и действенной системы финансового контроля в РФ.

В параграфе первом главы «Понятие финансового контроля» финансовый контроль рассматривается как центральная категория финансового права, как неотъемлемый механизм всей системы финансовых правоотношений. На основе подробного этимологического и системного анализа категорий «контроль» и «финансы» автор приходит к выводу, что финансовый контроль органически связан с контрольной функцией финансов, назначение которой в том, чтобы создать экономические условия для осуществления контроля за распределением централизованных и децентрализованных денежных фондов с целью обеспечения финансовых потребностей соответствующих субъектов. При этом следует четко разграничивать понятия финансового контроля и контрольной функции финансов. Последняя как экономическая категория представляет собой проявление общественного назначения финансов, а финансовый контроль — одно из важнейших направлений в деятельности органов власти и управления, иных управомоченных субъектов.

Финансовый контроль — целостное правовое явление, имеющее процессуальный (процедурный) характер (внешнее выражение) и содержательную (внутреннюю) сторону, включающуюся в себя цель, задачи, предмет, методы. Финансовый контроль имеет управленческую природу и представляет собой разновидность юридической деятельности, которая осуществляется не иначе, как через деятельность определенных в законодательстве субъектов.

Наряду с финансовым контролем для достижения цели обеспечения финансовой дисциплины используется и другой самостоятельный способ обеспечения законности в финансовой сфере — финансовый надзор, хотя следует признать, что термин «финансовый контроль» в доктрине финансового права является более традиционным для обозначения данной системы отношений.

Финансовый контроль — это деятельность уполномоченных субъектов, осуществляемая с целью объективной оценки финансово-хозяйственной деятельности, обеспечения ее законности и целесообразности, повышения эффективности. Характеризуется следующими признаками: 1) объектом

контроля является не только законность, но и эффективность и целесообразность деятельности контролируемого; 2) контролирующий субъект вправе вмешиваться в оперативно-хозяйственную или иную самостоятельно осуществляемую деятельность контролируемого; 3) осуществляется не только государственными, но и уполномоченными негосударственными субъектами; 4) проводится в отношении конкретных субъектов; 5) может быть предварительным, текущим и последующим; 6) применяется более широкий круг методов по сравнению с финансовым надзором — проверка, методы финансового и экономического анализа, ревизия и др.; 7) субъекты финансового контроля вправе давать обязательные предписания контролируемому об устранении допущенных нарушений, но они не являются органами административной юрисдикции.

Финансовый надзор — это деятельность уполномоченных органов, направленная на исполнение требований законодательства органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, юридическими лицами и гражданами с целью выявления, пресечения и предупреждения правонарушений, обеспечения законности и финансовой дисциплины. Характеризуется следующими признаками: 1) в процессе финансового надзора деятельность соответствующего лица оценивается только с точки зрения законности, но не эффективности и целесообразности и по достаточно узкому кругу специальных вопросов; 2) вмешательство в оперативную, хозяйственную или иную самостоятельно осуществляемую деятельность поднадзорного лица не допускается; 3) как правило, осуществляется уполномоченными государственными органами исполнительной власти; 4) может проводиться в отношении неопределенного (неперсонифицированного) круга лиц, независимо от их подчиненности и формы собственности; 5) проводится преимущественно в форме текущего и последующего надзора; 6) основными методами являются наблюдение, проверка, ревизия, обследование, получение объяснений и др.; 7) надзорные органы являются органами административной юрисдикции и вправе применять меры принуждения, в том числе меры административной ответственности.

Во втором параграфе первой главы «Формирование системы финансового контроля в РФ» автором анализируются предлагаемые концепции реформирования системы финансового контроля, мировая практика построения государственного финансового контроля и делается вывод о том, что в системе финансового контроля в РФ определяющая роль, по крайней мере, в ближайшее время, будет принадлежать подсистеме государственного финансового контроля. Такая доминирующая роль государственного контроля сложилась исторически и отчасти объясняется особенностями экономической и правовой систем РФ.

Обосновывая актуальность проблемы четкого распределения контролирующих полномочий и организации эффективной координации деятельности уполномоченных субъектов, диссертантом аргументируется

теоретическая и практическая плодотворность применения для построения системы финансовых контрольно-надзорных органов принципа разграничения финансового контроля и финансового надзора.

Координацию работы таких органов следует возложить на федеральном уровне на Контрольное управление Президента РФ, на уровне субъекта РФ -соответствующий орган, определяемый в конституции (уставе) субъекта Федерации, формируемый совместно органами государственной власти РФ и субъекта Федерации. В компетенцию координирующего органа, особенно на уровне субъекта РФ, следует включить составление и утверждение ежегодного плана финансового контроля в РФ, который позволял бы сконцентрировать усилия надзорных и контролирующих органов, избежать дублирования функций. Необходим также общий учет контрольных мероприятий, проводимых разными органами, и их сводных результатов в масштабе страны, создание общегосударственной системы учета результатов деятельности контрольно-надзорных органов.

Координирующий орган должен быть подотчетен Президенту РФ как главе государства, обеспечивающему согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти (ч.2 ст. 80 Конституции РФ), что соответствует историческим традициям и сложившейся практике финансовых отношений.

Функцию финансового надзора осуществляют исполнительные органы, прежде всего, органы исполнительной власти, подведомственные на федеральном уровне Министерству финансов РФ, на уровне субъекта Федерации — в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Федерации, на уровне муниципального образования — в соответствии с уставом муниципального образования. В соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г . «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» на федеральном уровне к ним относятся: Федеральная налоговая служба, Федеральная служба страхового надзора, Федеральная служба финансово-бюджетного надзора; Федеральная служба по финансовому мониторингу; Федеральное казначейство (федеральная служба).

Функцию финансового контроля осуществляют: 1) законодательные (представительные) органы (Счетная палата РФ, контрольные палаты, иные органы законодательных (представительных) органов субъектов РФ); 2) представительные органы местного самоуправления; 3) субъекты аудиторской деятельности; 4) органы внутреннего контроля организаций.

Автором обосновывается необходимость принятия Концепции финансового контроля РФ. В ней следует уточнить терминологию, четко определить подсистемы финансового контроля в РФ, их роль, задачи, функции; предмет контроля и полномочия контрольных органов в рамках подсистемы государственного финансового контроля, основные принципы организации и деятельности муниципального финансового контроля, роль аудиторского финансового контроля; закрепить основные принципы организации и функционирования внутреннего финансового контроля, его

взаимодействие с внешним финансовым контролем, также взаимодействие различных подсистем финансового контроля в РФ, полномочия координирующего органа; основные этапы реформирования существующей системы финансового контроля.

Параграф третий первой главы «Понятие и место аудита в системе финансового контроля в РФ» посвящен исследованию понятия аудиторского финансового контроля (аудита) и определения его места в системе финансового контроля, соотношения с иными подсистемами финансового контроля.

В соответствии с легальным определением аудиторская деятельность, аудит — предпринимательская деятельность по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей. Аудит не подменяет государственного контроля достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности, осуществляемого в соответствии с законодательством РФ уполномоченными государственными органами власти (п.1, 3 ст.1 Федерального закона «Об аудиторской деятельности»).

Исходя из буквального толкования норм, содержащихся в Федеральном законе «Об аудиторской деятельности» можно прийти к выводу, что по смыслу законодателя «аудиторская деятельность» и «аудит» — тождественные понятия. Это, по мнению автора, является неверным, и предлагается разграничить понятия «аудиторская деятельность», «аудит», «сопутствующие аудиту услуги».

Аудиторская деятельность — предпринимательская деятельность аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов, включающая аудит и оказание сопутствующих аудиту услуг, осуществляемая с целью контроля, рационализации и оптимизации финансовой деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Аудит — предпринимательская деятельность по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (аудируемых лиц) с целью выражения мнения о ее достоверности, соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству Российской Федерации.

Оказание сопутствующих аудиту услуг — предпринимательская деятельность по оказанию услуг в сфере финансов, экономики и права в соответствии с федеральным правилом (стандартом) аудиторской деятельности.

Исторически законодательство регулировало осуществление аудита – негосударственного финансового контроля, осуществляемого специализированными субъектами. Результатом аудита являются выводы о состоянии финансовой (бухгалтерской) отчетности — реальности статей баланса, достоверности бухгалтерского учета, законности и целесообразности хозяйственных операций. Аудит направлен на обеспечение имущественных интересов как конкретных лиц — собственников (учредителей), самих

юридических лиц, их кредиторов, так и иных лиц, использующих финансовую (бухгалтерскую) отчетность проверяемых лиц. Аудит сочетает частно-правовые и публично-правовые начала, при регулировании данного вида деятельности используются как диспозитивный, так и императивный методы. Кроме того, Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» регулирует, прежде всего, осуществление собственно аудита.

Как вид профессиональной деятельности сопутствующие аудиту услуги, нередко в доктрине именуемые «консалтинг», существуют сравнительно недавно (в мировой практике около ста лет). Однако, прибыль от оказания консультационных услуг в общем объеме прибыли аудиторских организаций по данным независимого рейтинга больше, чем от проведения аудиторских проверок. При этом сопутствующие аудиту услуги, во-первых, не являются финансовым контролем, во-вторых, осуществляются в режиме предпринимательской деятельности, в-третьих, способствуют оптимизации хозяйственной деятельности с целью рационализации расходов и увеличения прибыли.

Автором поднимается проблема разработки критериев отнесения услуг к аудиторским, поскольку в законе дан только примерный, хотя и подробный перечень сопутствующих аудиту услуг. Отсутствие такого критерия может иметь далеко идущие последствия, поскольку субъектам аудиторской деятельности запрещается заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме проведения аудита и оказания сопутствующих аудиту услуг. Для решения этой проблемы обосновывается необходимость принятия федерального правила (стандарта) аудиторской деятельности, где следует установить четкий перечень сопутствующих аудиту услуг, охарактеризовать их, и, в случае необходимости (появления новых услуг), вносить в него изменения. Следует четко разграничить услуги, совместимые с проведением обязательного аудита, и услуги, не совместимые с проведением обязательного аудита.

Аудиторский контроль относится к внешнему финансовому контролю, осуществляемому наряду с государственным и муниципальным финансовым контролем. У них разные объекты и задачи, хотя много общего в приемах, и, по существу, в конечной цели — укреплении финансовой дисциплины.

Одним из важных вопросов совершенствования системы финансового контроля является использование информационных ресурсов систем внутреннего (внутрихозяйственного) контроля, одной из которых является внутренний аудит.

Внутрихозяйственный финансовый контроль — деятельность специализированных органов и подразделений организации (хозяйствующего субъекта) по обеспечению законности, достоверности и экономической целесообразности совершаемых хозяйственных операций, использования материальных, трудовых и финансовых ресурсов.

Для построения системы внутрихозяйственных контрольно-надзорных органов следует использовать указанный выше критерий, позволяющий

разграничивать финансовый контроль и надзор. Надзорные органы (ревизионные комиссии, ревизор и др.) действуют с целью проверки соответствия требованиям законодательства финансово-хозяйственной деятельности организации, выявления и устранения нарушений. Контрольные органы, в том числе органы внутреннего аудита, действуют с целью анализа и повышения эффективности финансово-хозяйственной деятельности организации, обеспечения соблюдения требований законодательства.

В связи с усложнением условий хозяйствования перспективным является тесное взаимодействие внешнего и внутреннего аудита. Изучение и оценка системы внутреннего контроля — важный этап аудиторского процесса, поскольку устраняется дублирование, т.е. выполнение одной и той же работы различными субъектами финансового контроля. Поэтому автором обоснован вывод о необходимости урегулирования принципов организации органов внутрихозяйственного контроля и стандартизации их деятельности.

Во второй главе диссертационного исследования «Правовое регулирование и юридическая сущность аудиторского финансового контроля в Российской Федерации» обоснована концепция оптимального организационного построения аудиторского финансового контроля в РФ, решены вопросы соотношения государственного регулирования и саморегулирования аудиторской деятельности.

В первом параграфе главы второй «История развития и правовое регулирование аудиторского финансового контроля» на основе ретроспективного анализа делается вывод о том, что потребность в существовании аудиторского финансового контроля появляется только в условиях рыночной экономики вследствие: а) разделения интересов собственников, менеджеров и инвесторов (кредиторов) хозяйствующих субъектов, порождающего возможность необъективности финансовой информации; б) зависимости последствий принятых хозяйственных решений от достоверности финансовой информации; в) отсутствия у пользователей финансовой информации специальных знаний и доступа к ней из-за охраны «коммерческой тайны» для оценки ее качества; г) усложнения хозяйственных операций и процесса их отражения в учете, что увеличивает вероятность получения недостоверной информации; д) возрастания количества промежуточных звеньев между первоисточниками информации и ее пользователями, что ведет к интерпретации информации.

Поскольку в России переход к рыночной экономике начался, по сути, только в конце 80-х — начале 90-х годов XX века, до этого времени, несмотря на предпринимавшиеся попытки учреждения аудита, в его возникновении не было объективной необходимости. Впервые серьезное обсуждение концепции аудита началось в конце XIX — начале XX века, когда после реформы 1861 года были созданы условия для формирования и развития предпринимательской деятельности на основе экономической свободы субъектов и рынка рабочей силы. Однако за небольшой промежуток времени до 1917 г ., чуть более 50 лет, институты цивилизованной рыночной

экономики сложиться так и не успели. Не способствовали становлению аудиторского финансового контроля государственное регулирование предпринимательской деятельности, опирающейся на мощный государственный сектор, а также преимущественно ревизионный характер финансового контроля.

В зарубежных странах, где аудит успешно функционирует, исторически управление экономикой строилось на иных принципах. Поэтому там более 150 лет назад возникла объективная потребность в аудите как механизме борьбы с фальсификацией финансовой отчетности крупных корпораций, приводившей к массовым банкротствам и огромному ущербу экономике. Собственники (акционеры) и кредиторы оказались не защищены от финансовых махинаций со стороны менеджмента компаний. Аудит был призван содействовать упорядочению ведения бухгалтерского учета и служил условной гарантией собственнику финансовой (бухгалтерской) отчетности ее достоверности, способствовал повышению прозрачности бизнеса.

В настоящее время роль аудита в зарубежных странах меняется, наблюдается процесс изменения функциональной направленности аудита с контрольной на прогнозно-советующую, что делает несостоятельными попытки перенести западный опыт функционирования аудита на российскую практику аудиторских отношений.

Сказанное свидетельствует о настольной необходимости формирования концепции правового регулирования аудиторского финансового контроля, адекватной российским условиям, которая должна найти выражение в системе источников правового регулирования аудита в РФ, которая включает в себя:

I. Нормативно-правовые акты:

1. Международно-правовые акты, содержащие общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры РФ;

2. Конституция РФ;

3. Федеральный конституционный закон «О Правительстве РФ» и др.;

4. Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» и иные федеральные законы, в том числе ГК РФ, «О бухгалтерском учете», «Об акционерных обществах», «О защите прав и интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» и др.

5. Подзаконные нормативно-правовые акты: Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, акты Министерства финансов РФ;

6. Правила (стандарты) аудиторской деятельности: а) федеральные правила (стандарты) аудиторской деятельности; б) внутренние правила (стандарты) аудиторской деятельности профессиональных аудиторских объединений; в) внутренние правила (стандарты) аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов;

7. Акты профессиональных аудиторских объединений, аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, содержащие нормы права;

II. Обычаи (например, международные стандарты аудита, если тот или иной вопрос не урегулирован законодательством, правилами (стандартами) аудиторской деятельности и при соответствии ст. 5,6 ГК РФ).

В параграфе втором второй главы «Определение юридической сущности аудиторского финансового контроля» рассмотрен очень значимый, но малоисследованный и дискуссионный вопрос о юридической природе аудита и на этой основе сделаны выводы о применимых методах и режиме правового регулирования аудиторского финансового контроля.

С одной стороны, аудит — вид финансового контроля, осуществляемый специальными субъектами, с применением особого метода — аудиторской проверки, с определенной целью — выражения мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц и соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству РФ. Осуществляя свои функции, аудитор действует в публичных интересах, оценивая деятельность хозяйствующего субъекта для всеобщего знания. Однако, он действует и в частных интересах самого проверяемого лица, заинтересованного в истинности своих представлений о действительном состоянии дел, изложенном в финансовой (бухгалтерской) отчетности.

С другой стороны, аудиторы осуществляют независимый финансовый контроль в качестве одного из видов предпринимательской деятельности, на что прямо указывает Федеральный закон №119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (п.1 ст.1) и распространяет на нее особый правовой режим.

Ряд авторов (Р.В. Кожура, В.В. Нитецкий) не согласны с установлением для аудита режима предпринимательства, полагая, что аудиторская деятельность имеет общие черты с адвокатской и нотариальной деятельностью, которые в силу прямого указания закона и по своей юридической сущности не являются предпринимательскими. Но в данном случае не учитывается, что адвокаты и нотариусы действуют с целью защиты, т.е. принудительного способа осуществления субъективного права, применяемого в установленном законом порядке компетентными органами или уполномоченным на то лицом в целях восстановления нарушенного права. Аудиторы же выполняют не защитную, а финансовую контрольную функцию.

В то же время аудиту присущи все признаки предпринимательской деятельности — это деятельность, осуществляемая постоянно и целенаправленно, самостоятельно, на свой риск, под свою ответственность, на профессиональной основе, с целью систематического получения прибыли путем проведения аудиторских проверок лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей. Аудит не может носить некоммерческий

характер, хотя выполнение публичных функций диктует некоторые изъятия из общедозволительного правового режима предпринимательской деятельности. Сказанное не позволяет полностью отождествлять аудит с обычной предпринимательской деятельностью. Оптимальный правовой режим для аудиторского финансового контроля — режим, установленный для

предпринимателей, но с определенными особенностями, которые определяются контрольным характером данной деятельности, сочетанием публичных и частных интересов.

Завершает вторую главу исследование проблемы организации аудиторского финансового контроля в РФ (параграф третий), где делается вывод о том, что в мировой практике сложились две различные концепции регулирования аудиторской деятельности. В странах с континентальной системой права приоритет отдается подробному государственному регулированию аудиторской деятельности, в странах с англосаксонской системой права такое регулирование осуществляется преимущественно общественными аудиторскими объединениями.

В России с учетом правовых традиций, а также исторически складывающегося ревизионного характера финансового контроля, господства в течение длительного времени командно-административной экономики, в настоящее время необходимо признать оправданным определяющую роль государства в регулировании аудиторской деятельности. Однако, постепенно часть функций по регулированию аудиторской деятельности должна быть передана негосударственным аудиторским организациям, что позволит: 1) ослабить государственное регулирование аудиторской деятельности, а следовательно, приведет к экономии бюджетных средств и снизит административное давление; 2) будет способствовать ускоренному и динамичному развитию аудиторской деятельности в РФ.

Предлагается создать двухуровневое профессиональное объединение аудиторов: в субъектах РФ — аудиторские палаты субъектов РФ, которые будут являться членами Федеральной аудиторской палаты РФ. Аудиторская палата будет являться негосударственной некоммерческой организацией, организующей свою работу на принципах самоуправления. Все субъекты аудиторской деятельности (индивидуальные аудиторы и аудиторские организации) должны являться членами аудиторской палаты субъекта РФ, действующей для обеспечения корпоративных интересов аудиторов. Несмотря на то, что аудит в соответствии с Федеральным законом №119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» определяется как предпринимательская деятельность, которая, по общему правилу, осуществляется свободно, своей волей и с учетом собственных интересов, в соответствии с принципом «дозволено все, что прямо не запрещено законом», аудиторские правоотношения в значительной мере имеют публично-правовой характер, поскольку результаты аудита предназначены для пользователей бухгалтерской отчетности аудируемых лиц. Именно поэтому и вводится обязательное членство индивидуальных аудиторов и аудиторских организаций в аудиторской палате субъекта РФ для упорядочения и контроля за их деятельностью.

Аудиторская палата создается в целях развития аудиторской деятельности, представляет и защищает интересы аудиторов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных

объединениях и иных организациях; осуществляет контроль за соблюдением аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами законодательства об аудиторской деятельности, в том числе правил (стандартов) аудиторской деятельности; ведет реестр аттестованных аудиторов их форм деятельности (в качестве индивидуальных аудиторов или работающих на основании договора в аудиторской организации); осуществляет контроль за профессиональной подготовкой аудиторов, организует систему аттестации, обучения и повышения квалификации аудиторов; организует страхование аудиторской деятельности; осуществляет контроль качества аудиторских проверок и соблюдения аудиторами кодекса профессиональной этики.

На территории субъекта РФ образуется одна аудиторская палата. Ее решения, принятые в пределах компетенции, обязательны для всех членов. Высшим органом аудиторской палаты субъекта РФ является общее собрание (конференция) членов. Коллегиальным исполнительным органом палаты является совет аудиторской палаты субъекта РФ, который формируется общим собранием (конференцией) членов аудиторской палаты. Для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью аудиторской палаты и ее органов избирается ревизионная комиссия, которая об итогах своей деятельности отчитывается перед общим собранием (конференцией) членов аудиторской палаты. Для приема квалификационных экзаменов и проведения аттестации аудиторов, организации обучения и повышения квалификации аудиторов, осуществления контроля за профессиональной подготовкой аудиторов формируется квалификационная комиссия аудиторской палаты субъекта РФ.

Высшим органом Федеральной аудиторской палаты РФ является Всероссийский съезд аудиторов, который созывается не реже одного раза в год. Коллегиальным исполнительным органом Федеральной аудиторской палаты РФ является Совет Федеральной аудиторской палаты РФ. Для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью Федеральной аудиторской палаты и ее органов избирается ревизионная комиссия.

Федеральная аудиторская палата является некоммерческой организацией, представляющей собой профессиональное объединение аудиторских палат субъектов РФ с целью координации их деятельности; представительства интересов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных и иных организациях, в международных объединениях; организует организационное обеспечение аудиторов, занимается методической, научно-исследовательской деятельностью и др.

Функции федерального органа государственного регулирования аудиторской деятельности осуществляет уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, определяемый Правительством РФ. К его компетенции следует отнести: издание нормативных правовых актов,

регулирующих аудиторскую деятельность; организация разработки и представление на утверждение Правительству РФ федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности; лицензирование аудиторской деятельности и организация системы надзора за соблюдением субъектами аудиторской деятельности лицензионных требований и условий (до отмены лицензирования); определение объема и разработка порядка представления уполномоченному федеральному органу отчетности субъектов аудиторской деятельности; другие контролирующие и регулирующие полномочия.

В главе третьей «Юридическая характеристика аудиторского правоотношения в системе финансовых отношений» выявлена и проанализирована специфика аудиторского правоотношения, возникающего в ходе проведения обязательной аудиторской проверки. Структурно она представлена тремя параграфами: «Определение и особенности аудиторского правоотношения», «Структура аудиторского правоотношения», «Основания возникновения, изменения и прекращения аудиторского правоотношения».

Аудиторское правоотношение — урегулированное нормами финансового и предпринимательского права общественное отношение, представляющее собой сложный, комплексный вид социальной связи между субъектами, обладающими взаимными корреспондирующими юридическими правами и обязанностями, и возникающее по поводу независимой проверки бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности на основании договора, заключение которого обязательно для проверяемого лица в силу закона.

Динамика аудиторского правоотношения представляет собой определенные этапы его развития. Рассматриваемое как единое целое оно состоит из взаимодействующих, взаимосвязанных и взаимообусловленных частей, т.е. системы «простых правоотношений»[1]. Проведение аудиторской проверки можно представить в виде действий определенной последовательности, которые взаимосвязаны и взаимообусловлены таким образом, что осуществление каждого из них порождает правовые последствия, необходимые для осуществления последующего действия. Система этих действий, определяемая объемом аудиторской проверки, подчинена реализации единой цели — формированию и выражению мнения аудитора о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемого лица.

Аудиторскому правоотношению, складывающемуся при осуществлении обязательного аудита, присущи признаки финансового правоотношения, поскольку оно возникает: 1) в процессе осуществления обязательного аудита — финансовой контрольной деятельности; 2) по поводу проведения аудиторской проверки, предметом которой является финансовая (бухгалтерская) отчетность и порядок ведения бухгалтерского отчета

проверяемых лиц; 3) одной из сторон всегда выступает аудиторская организация — специальный субъект, действующий в силу закона по уполномочию государства и созданный специально и исключительно для осуществления аудиторской деятельности. Следует согласиться с мнением авторов, характеризующих правоспособность таких субъектов в качестве исключительной[2]; 4) законом установлена односторонняя направленность действий субъектов правоотношения путем определения уполномоченной стороны — аудиторской организации — и наделения ее необходимыми полномочиями, которых нет у другого участника аудиторского правоотношения — аудируемого лица; именно аудиторская организация наделяется функцией одностороннего решения вопроса, по поводу которого возникает аудиторское правоотношение, — провести аудиторскую проверку и выдать аудиторское заключение; 5) в аудиторском правоотношении выражается воля и интересы неопределенного круга лиц, общества и государства в целом, поскольку на основании мнения аудитора, выраженного в аудиторском заключении, заинтересованные субъекты (инвесторы, собственники, государственные органы и др.) принимают экономические и правовые решения. Данные признаки позволяют охарактеризовать аудиторское правоотношение как горизонтальное финансовое правоотношение.

Однако, данное правоотношение не является финансовом в чистом виде, так как обладает также признаками правоотношения в сфере предпринимательской деятельности, о чем свидетельствуют следующие особенности: 1) аудиторское правоотношение возникает по инициативе любой из сторон, по воле участвующих в правоотношении лиц; 2) стороны организационно самостоятельны и независимы друг от друга; 3) субъективные права аудиторской организации формируются на основе экономического интереса, в том числе получения прибыли при осуществлении аудита; 4) обязанности аудируемого лица корреспондируют субъективному праву аудиторской организации не как велению, а как притязанию; 5) между сторонами возникают обязательственные отношения; 6) в случае неисполнения субъективных обязанностей применяются меры защиты субъективных прав и меры ответственности, обладающие главным образом имущественным характером; 7) основным юридическим фактом, порождающим, изменяющим и прекращающим аудиторское правоотношение, является договор; 8) свобода договора ограничена в пределах, установленных законодательством об аудиторской деятельности и обусловленных осуществлением функции финансового контроля. Так, для субъектов, подлежащих обязательному аудиту, установлена обязанность ежегодного заключения такого договора с аудиторской организацией. Однако, это не заключение договора в обязательном порядке в том смысле, как предусмотрено статьями 445, 446 ГК РФ, т.к. заказчик вправе заключать

договор с любой аудиторской организацией, что позволяет говорить об особой модели договорных отношений.

Следовательно, специфика аудиторского правоотношения заключается в том, что оно представляет собой сферу взаимодействия частных и публичных интересов, в связи с чем регулирование данного отношения осуществляется с использованием публично-правовых и частно-правовых средств.

[1] Тосунян Г.А., Викулин А.Ю, Экмалян A.M. Банковское право РФ. Общая часть / Под общ. ред. акад. Б.Н. Топорнина. — М: Юристъ, 2003. — С.32.

[2] Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Исключительная правоспособность банка // Хозяйство и право. — 1999. — №5. -С.61.

Обсуждение закрыто.