Юрист экономист инженер

Юрист экономист инженер

О востребованности инженеров и квалифицированных рабочих сегодня говорят на самом высоком уровне. Ещё несколько лет назад Дмитрий Медведев, бывший тогда президентом страны, сообщал о том, что страна нуждается в специалистах в области точных наук, и надо «прекращать делать бесконечных юристов и экономистов».

С тех пор «генеральная линия» не изменилась. И нынешний президент Владимир Путин, и Дмитрий Медведев неоднократно заявляли о том, что в России не хватает инженеров и квалифицированных рабочих.

Между тем, опросы показывают: большинство россиян по-прежнему видят своих детей юристами, экономистами, врачами и бизнесменами. Технические специальности безнадёжно проигрывают в популярности. Лишь 8% опрошенных хотят, чтобы их ребёнок выбрал профессию инженера, а квалифицированным рабочим своего ребёнка видят всего 4% россиян.

Несмотря на все поддерживающие программы, несмотря на все обещанные на самом высоком уровне преференции, абитуриенты продолжают штурмовать гуманитарные вузы, а технические получают студентов по «остаточному» принципу.

Наглядное подтверждение этому — последний рейтинг вузов России, составленный рейтинговым агентством «Эксперт РА» по инициативе и при поддержке фонда Олега Дерипаска «Вольное дело».

Во имя рейтинга

При подготовке рейтинга аналитики «Эксперт РА» использовали как статистические показатели, так и данные собственных опросов среди работодателей, представителей академических и научных кругов, студентов и выпускников.

Кроме общего рейтинга, учитывающего все параметры, были созданы рейтинги по отдельным показателям. Два из них — те, что условно можно назвать «список желаний абитуриентов» и «список потребностей работодателей» — кардинально отличаются друг от друга.

В ТОП-20 вузов по востребованности работодателями вошло двенадцать технических вузов:

— МГТУ им. Баумана (1 место);

— Российский государственный университет нефти и газа им. Губкина (4 место);

— Томский политехнический университет (12 место);

— Новосибирский государственный технический университет (13 место);

— Санкт-Петербургский государственный политехнический университет (14 место);

— Уфимский государственный нефтяной технический университет (16 место);

— Тюменский государственный нефтегазовый университет (18 место);

— Самарский государственный аэрокосмический университет им. Королёва (20 место).

Работодателям требуются «технари». Но абитуриенты традиционно выбирают экономические и управленческие направления, что способствует росту стоимости платного обучения в соответствующих вузах.

Рейтинг самых дорогих вузов России выглядит так:

— Высшая школа экономики (344,5 тыс. рублей в год);

— МГИМО (332,5 тыс. рублей в год);

— МГУ (320 тыс. рублей в год);

— Московская международная высшая школа бизнеса (286,7 тыс. рублей в год);

— Национальный минерально-сырьевой университет «Горный» (260 тыс. рублей в год);

— Финансовый университет при правительстве РФ (242 тыс. рублей в год);

— Всероссийская академия внешней торговли (240 тыс. рублей в год);

— РЭУ им. Плеханова (230 тыс. рублей в год);

— МГЮА (226,5 тыс. рублей в год);

— РАНХиГС при президенте РФ (213,5 тыс. рублей в год).

Первый заместитель генерального директора Фонда «Вольное Дело» Виктор Пронькин приводит данные профессора Мартина Карноя из Стэнфордского универститета, который сравнивал страны БРИКС и США. Россия характеризуется относительно стабильной долей студентов инженерных вузов (чуть более 15%, что сравнимо с США, Индией, Бразилией). При этом общее количество выпускников-инженеров в России составляет около 100 тыс. человек в год — примерно столько же, сколько в США. Для сравнения — в Китае число выпускников-инженеров уже достигло 800 тыс., а в Индии — 450 тыс. человек в год.

Кто виноват и что делать?

Почему будущие студенты выбирают совсем не те специальности, которые востребованы у работодателей? По мнению директора департамента GRADUATE RECRUITMENT & EMPLOYER BRANDING рекрутингового Агентства Контакт Алёны Занегиной, из всех учебных заведений на сегодняшний день наиболее популярны те, где есть такие специальности, как маркетинг, экономика, менеджмент и бизнес.

Эти вузы выстроили систему работы, опираясь на бизнес-специальности , и по-прежнему стараются привлечь на них абитуриентов, несмотря на то, что данные профессии уже не столь актуальны и востребованы на рынке. «Основная масса будущих студентов при выборе учебного заведения слушает своих родителей и учителей, которые, к сожалению, немного понимают в этом деле, а также ориентируется на информацию, которую подают вузы», — уверена Алена.

По мнению эксперта, выходом из сложившейся ситуации может стать приведение российской системы образования в нашей стране к модели, при которой абитуриент может получить грант от компании, заинтересованной в молодых специалистах, на изучение конкретных, интересных именно этой компании направлений.

«Таким образом, в лучших условиях окажутся именно те ребята, которые пошли на более востребованные на рынке специальности», — полагает Занегина. Уже сегодня вузы отчасти приходят к подобной модели, оставляя несколько бюджетных мест для самых перспективных абитуриентов, которые получают возможность учиться бесплатно.

Если бы вузы были коммерческими структурами, а не государственными, они бы быстрее реагировали на изменения в экономической ситуации и в состоянии были бы удовлетворить кадровые запросы реального бизнеса, утверждает эксперт.

В свою очередь, Виктор Пронькин полагает, что для изменения ситуации нужны комплексные меры, которые во многом уже реализуются.

« Во-первых , нужны программы профориентации школьников с 1 класса, например, такие как «Школа инженерной культуры», «Робототехника: инженерно-технические кадры инновационной России», которые реализует Фонд «Вольное дело». «Нужно показывать детям, что представляет собой „современное предприятие“, включать школьников в реализацию задач, которые стоят перед современным инженером, тогда можно надеяться, что в технический вуз пойдут лучшие выпускники школ, чувствующие призвание к технической сфере», — считает Пронькин.

Во-вторых , во многих вузах уже налажено партнерство с промышленными предприятиями: создаются совместные программы обучения, тренингов, прохождения практики, стажировок, оснащаются центры компетенций. Такую практику, по мнению Пронькина, нужно всячески поощрять, в т. ч. государственными мерами.

Предприятиям необходимо планировать количественные и качественные потребности в кадрах на 3–5 лет, создавать специальные условия для привлечения молодых кадров, выстраивать карьерные траектории.

И, наконец, нужны также специальные мероприятия по выявлению лучших кадров, показывающие реальное овладение компетенциями, например, такие как чемпионаты WorldSkills или робототехнические фестивали «РобоФест», соревнования «РобоКросс». Это своего рода альтернатива традиционной работе кадровых агентств, поясняет Пронькин.

Юристы и экономисты — уже не в тренде: школьники идут в преподаватели, инженеры и программисты

Нынешние выпускники школ выбирают не самые денежные профессии. В этом году резко выросла популярность педагогических специальностей. На некоторые бюджетные места претендуют до 100 человек. Конкуренция среди вузов тоже растет: каждое четвертое учебное заведение пытается заманить абитуриентам гарантиями трудоустройства. Но, как показывает практика, эти обещания не выполняются — занятость среди молодежи падает. Более того, начинающих специалистов на рынке труда теснят работающие пенсионеры. Экономический обозреватель «Вестей ФМ» Валерий Емельянов — подробнее.

Юристы и экономисты — не в тренде: судя по отчетам вузов, вчерашние школьники сегодня идут в преподаватели, инженеры и программисты. На некоторых факультетах количество заявлений по сравнению с прошлым годом подскочило процентов на 20. Есть и совсем удивительные примеры, когда на диплом учителя иностранных языков претендуют около 1000 человек, а бюджетных мест — всего 10 штук. Преподаватель — профессия универсальная и стабильная, в неспокойные времена она больше всего подходит молодым, объясняет директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина:

«Это не значит, что все идут в педагоги. Просто сам по себе тип образования дает серьезную компетенцию в области коммуникации: умение объяснять и вообще работать с людьми и текстами становится очень востребованным в современном мире. Если удается устроиться педагогом, это тоже хорошая карьерная траектория, особенно в регионах, поскольку заработная плата у них — уверенная и гарантированная».

Особый интерес у молодежи — к языковым вузам и факультетам: туда устремилось рекордное количество медалистов и олимпиадников. Также выросла популярность физики, химии и информатики — в этом году школьники выбирали эти предметы на ЕГЭ чаще, чем обычно. Эксперты отмечают, что знание языков и технических наук помогает хорошо трудоустроиться не только в России, но и за рубежом. На это и напирают многие вузы, а некоторые даже гарантируют, что выпускник получит через них работу. Почти четверть учебных заведений обещают это, но лишь 4% реально помогают с трудоустройством. Суровая правда заключается в том, что ни один диплом не гарантирует устройства на работу после выпуска, рассказывает руководитель сайта Career.ru Ирина Светицкая:

«В принципе работодателям важно знать, насколько высокий потенциал у человека, насколько он мотивирован к работе и, конечно, какой у него опыт. Уже в последнюю либо предпоследнюю очередь смотрят на название вуза или факультета. Студенты говорят, что из озвученных гарантий ничего из того, что обещал вуз, не подтвердилось на практике».

Статистика говорит сама за себя: 3/4 старшекурсников сидят без работы. Из остальных — примерно половина трудится полный день, а другая половина подрабатывает в Интернете. Зато полно бесплатных стажировок. На данный момент в общедоступных базах — 45 тысяч таких вакансий — это десятая часть всех объявлений о работе. Свежие данные Минтруда говорят, что вклад молодежи в экономику сокращается. Всего за 5 лет количество людей в возрасте до 24-х сократилось на 3 миллиона человек, то есть убыла шестая часть молодых работников. Казалось бы, это должно поднять спрос на выпускников и увеличить им зарплаты, но нет — тенденция идет к тому, что рынок труда постепенно занимают работающие пенсионеры. Каждый третий россиянин пенсионного возраста продолжает работать, при этом сопоставимое количество молодежи трудоустроиться не может. Это ненормально, рассуждает проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов:

«Переобучить пенсионера, скажем, на инженера, если он до этого не имел высшего образования, вряд ли возможно. У нас ведь еще и количество безработных, по данным Росстата, составляет 4,4 миллиона человек. Эти люди себе работу найти не могут, и это — отнюдь не лица предпенсионного или пенсионного возраста, а в том числе и молодёжь. А безработной молодежи (людей до 25 лет) у нас почти 21% от общей численности безработных».

Медленная смена поколений на рынке труда связана с тем, что старые «ручные» профессии задерживаются, а новые, технологически продвинутые, внедряются долго. Это не выгодно ни молодым, ни пожилым гражданам, говорят эксперты. Известно, что зарплаты в передовых отраслях — например, в программировании — в разы выше, чем на заводском конвейере, в совхозе или бюджетном учреждении. Поэтому у молодежи есть возможность заработать на пенсию и себе, и старшему поколению, если для этого создать условия.

Популярное

Российское образование сделало ошибку

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ: «Как мы можем требовать от детей высокого уровня знаний, если те люди, которые преподают, этими знаниями не обладают. И когда мне на это говорят: «Вы платите педагогам больше», – то у меня вопрос: а как это связано? Половину не доплатили, поэтому 50% получили «неуд»?»

Математику в России уже убили

ПРИВАЛОВ: «Если мы собираемся оставаться на уровне чуть выше, ну, не знаю, Ботсваны ещё хотя бы несколько десятилетий, то набирать 7 или 9 математиков в известных университетах — это очень верный способ не исполнить своих ожиданий, не прожить лучше Ботсваны».

Знания без воспитания – незавидное будущее

ДМИТРИЙ КУЛИКОВ: «Сейчас мы расхлебываем отказ в 90-е годы от того, что воспитание должно быть функцией учителя, и переход к тому, что система образования должна быть системой предоставления услуг, что мы должны выращивать «универсального потребителя». Вот этот «универсальный потребитель» и растет».

Королевы забавляются

Мудрые люди вот уже не первое столетие твердят человечеству: не надо путать причинно-следственную связь с корреляцией. И если каждая утка умеет летать, плавать и крякать — это вовсе не значит, что именно эти умения делают ее уткой. И что любая другая сущность, которая умеет летать, плавать и крякать автоматически становится уткой. Как говорил капитан Врунгель, «каждая селедка — рыба. Но не каждая рыба — селедка».

«Неуд» учителю! Почему педагоги провалили тесты по своим предметам

За учителей, проваливших предметные тесты, заступилась министр просвещения Ольга Васильева. По ее убеждению, «исследование было некорректным от начала и до конца». Ранее Рособрнадзор сообщил, что по итогам проверки почти половина российских учителей не справилась с работами по математике и информатике.

Знания без воспитания – незавидное будущее

ДМИТРИЙ КУЛИКОВ: «Сейчас мы расхлебываем отказ в 90-е годы от того, что воспитание должно быть функцией учителя, и переход к тому, что система образования должна быть системой предоставления услуг, что мы должны выращивать «универсального потребителя». Вот этот «универсальный потребитель» и растет».

Российское образование сделало ошибку

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ: «Как мы можем требовать от детей высокого уровня знаний, если те люди, которые преподают, этими знаниями не обладают. И когда мне на это говорят: «Вы платите педагогам больше», – то у меня вопрос: а как это связано? Половину не доплатили, поэтому 50% получили «неуд»?»

“Каждый педагог должен регулярно проверять свои навыки”

Рособрнадзор провел тестирование среди учителей математики, и половина из них не справилась с задачами по своему предмету. Всего в тестировании приняли участие 22 000 педагогов из 67 регионов страны. Четверть педагогов-историков и экономистов также получили «неуды» по своим предметам. О чём говорят эти результаты? Об этом “Вести FM” поговорили с директором школы 1468, председателем Молодежной Ассоциации руководителей образовательных организаций Ильей Бронштейном.

“Дети, рассчитайте ставку по кредиту”: школьные задачи хотят сделать “ближе к реальности”

Школьные задания станут «ближе к жизни». В условиях задачек могут появиться не только классические движущиеся поезда и землекопы, но и, например, расчёты коммунальных услуг. Министерство просвещения готовит изменения в учебных программах. Для начала предлагается протестировать всех учеников на «функциональную грамотность».

Кем быть выгоднее: очередным юристом или дефицитным инженером?

18 апреля 2011 1:00 54

Президент России Дмитрий Медведев заявил: хватит каждому пищевому вузу выпускать юристов и экономистов. Мол, людей с такими дипломами в стране уже можно сушить в бочках впрок, а вот на инженерные специальности брать некого. Да и в точных науках наблюдается большой кадровый голод. И вообще страна стоит на пороге модернизации и инноваций, а если так пойдет и дальше, развивать « Сколково » будет просто некому.

КУРС НА ТЕХНАРЕЙ

Глава государства решил: исполнительная власть действует.

— На выбор абитуриента мы можем повлиять в первую очередь сокращением или увеличением приема в вузы на бюджетные места по той или иной специальности, — объяснили мне в пресс-службе Министерства образования и науки России. — С 2005 года постоянно сокращается доля студентов экономических и юридических факультетов в пользу технических специальностей.

В этом году на экономику и управление наберут на 12% меньше студентов, чем прежде. На блок гуманитарных специальностей, куда входит и юриспруденция, число бюджетных мест в аудиториях сократится и вовсе на 20%.

Если бы все студенты в России могли учиться только на бюджетных местах, ситуацию на рынке труда можно было бы легко выровнять. Но есть еще и платные отделения вузов. И что выберут ребята, не пробившиеся на бюджетные места по урезаемым специальностям — пойти в инженеры или найти деньги и учиться на коммерческой основе экономике, — не знает никто.

— Престиж инженерных профессий у молодых людей крайне низок, — анализирует ситуацию на рынке труда президент компании HeadHunter Юрий Вировец. — Причина проста: чтобы зарабатывать приличные деньги (в Москве ожидания молодых, но уже накопивших небольшой опыт специалистов — 50 — 60 тысяч рублей в месяц), выпускнику технического вуза надо семь — десять лет проработать на низовых должностях, получая от силы 20 тысяч рублей в месяц. Да и то не факт, что потом зарплату повысят. А в банках, в секторе продаж специалист, зарабатывающий по 70 — 80 тысяч рублей в месяц, — обычное явление.

Так что для многих семей есть самый прямой расчет заплатить за обучение ребенка более перспективной профессии — все расходы вскоре со временем окупятся более высокой зарплатой.

Проект «Сколково» еще не заработал даже на треть силы, а на действующих промышленных предприятиях предыдущие 10 — 15 лет активно сокращались инженерные ставки. Больше всего технических профессионалов недосчиталась перерабатывающая промышленность.

— В результате для национальной экономики требуется не такое уж большое число высококвалифицированных технических специалистов, — отмечает проректор Высшей школы экономики Сергей Рощин . — Уже сейчас многие выпускники с дипломами инженеров работают управленцами, аналитиками. Они меняют профессию не по собственной прихоти, а потому, что выбранная ими специальность не может обеспечить достойную жизнь.

УТРОМ ДЕНЬГИ, ВЕЧЕРОМ СТУДЕНТЫ

О профессиональных предпочтениях абитуриентов — наиболее перспективных и безбедных, на их взгляд, специальностях — можно судить по конкурсу в вузах. В 2010 году больше всего молодые люди и девушки хотели быть дипломатами. Следом шли юристы, политологи, журналисты, лингвисты, деятели культуры, врачи и экономисты.

Ни одной специальности, силами которой осуществляется научно-технический прогресс, в этом списке нет. Зато среди аутсайдеров — сплошь техника и технология. Понятно, что среди всей массы поступивших есть те, кому просто очень нравятся эти профессии и они хотят учиться именно им. Но для основной массы технарей вузы, в которые удалось поступить, стали «последним прибежищем негодяев» — при скромных баллах ЕГЭ абитуриенты смогли попасть только на эти специальности.

Нетрудно догадаться, что, получив диплом, эти студенты постараются уйти куда угодно, лишь бы не оставаться в случайно подвернувшейся и невыгодной профессии.

— Кстати, по данным нашего исследования, как раз экономисты реже всего меняют профессию, — подметил Сергей Рощин. — Структура экономики предусматривает хорошие перспективы для них. Инженеры же будут по-настоящему востребованы в лучшем случае лет через десять. А пока что сама жизнь вынуждает многих из них уходить из специальности.

ЕСТЬ ВАКАНСИЯ?

Среди лириков и физиков, экономистов или химиков-технологов на рынке труда спрос есть только на высококвалифицированных специалистов. Поскольку работу ищут много номинальных юристов и менеджеров, толковым специалистам среди них пробиться труднее. А в технических специальностях меньше предложений о работе. Так что у всех свои сложности.

Кризис 2008 года хорошо показал, кто в экономике России лишний. Специалисты HeadHunter провели анализ вакансий, которые были открыты в разные годы.

Накануне кризиса самыми востребованными были экономисты — число вакансий для них по сравнению с 2003 годом возросло более чем в 30 раз! Инженеров приглашали на работу всего в 17 раз чаще, чем за пять лет до того. Но когда грянул кризис, больше других пострадали экономисты. Люди потеряли работу, вакансий стало почти в три раза меньше! Найти себе новую компанию в такой ситуации очень непросто.

Скромные инженеры и вполне успешные программисты пережили аналогичный спад. А вот юристы оказались самыми стабильными — компании совсем без них обойтись не смогли, и число вакансий хотя и сократилось, но совсем не так сильно, как у других профессий. Получается, грамотные законники меньше других рискуют остаться без работы.

Обсудить эту тему вы можете на нашем сайте.

Алексей Бобцов: Инженер знает больше, чем юрист или экономист

Доктор технических наук, профессор, декан факультета компьютерных технологий и управления Санкт-Петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики Алексей Бобцов рассказал Pravda.Ru, почему быть инженером лучше, чем юристом или экономистом.

— За реформами в министерстве образования и науки на второй план ушла темя профтехобразования, очень важная для развития страны. Как сегодня обстоят дела? Остались ли сейчас у промышленных предприятий в России связанные с ними ПТУ, которые обеспечивают их кадрами? Насколько новые колледжи соответствуют запросам времени? Что нужно сделать, чтобы у нас опять появились рабочие-мастера-профессионалы?

«То, что инженерия находится не в самом лучшем состоянии — это, конечно, правда. Я имею в виду не бакалавров-специалистов или магистров, а людей, которые имеют навыки работы с железом. Это большая проблема, и мне кажется, это не столько зависит от общей тенденции, сколько от самих ребят. Потому что, наверное, все-таки юриспруденция, менеджмент — это такие быстрые деньги, которые многие хотят заработать, и при этом уровень знаний, которыми должен обладать современный инженер, мягко говоря, серьезно выше, чем уровень знаний, которым обладает тот же менеджер или юрист.

Современному инженеру надо знать и теоретические основы электроники, электротехники, физику надо знать, математику, и химию. Думаю, что с этим связана некоторая леность и нежелание в этой области трудиться. Мне кажется, это мировая тенденция. Наверное, это тренд, который не очень благоприятен.

Не знаю, надо ли пропагандой заниматься, всех настраивать на то, что надо уметь напильником работать. Наверное, надо приобщать, как это было в СССР, когда были курсы или кружки, где самолеты учили делать, кораблики. Может быть, оборот в мозгах произойдет, и люди поймут, что вот эти профессии востребованы.

Инженеров раньше было много, то, что в корочках написано, а были ли это реальные инженеры — большой вопрос. Люди приходили на работу и рисовали там линию на ватмане… Были ли это инженеры? Может быть, скажу крамолу, но, возможно, именно эта тенденция и развалила инженерные знания.

Потому что многие люди были по призванию не инженерами, но при этом был общий тренд, всем идти туда, а когда в 90-х появились возможности убежать в коммерцию, многие открыли у себя эти таланты, будучи инженерами. Но другой вопрос, что давать инженерное образование было бы крайне интересно, потому что человек многогранный. Чтобы решить ту или иную задачу, надо много чего знать.

Инженерное образование более широкое, на мой взгляд, и эти люди более уникальные, кто это образование имеет. Но объяснить это студентам крайне сложно. Они смотрят на человека, который все это говорит, скептически, хочется же быстрые деньги получить. В 90-е годы научили всех пытаться зарабатывать быстрые деньги, сейчас другие времена, но динамика та же», — сказал Алексей Бобцов.

Читайте также:

А что вы думаете о профтехобразовании в России? Важно ли оно? Кто сейчас учится в профтехучилищах?

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:


Интернет поможет сдать ЕГЭ?

Инженеры vs экономисты: куда идут учиться выпускники и что востребовано?

Лента новостей

Все новости »

Закончился основной период сдачи ЕГЭ, вузы принимают заявления от абитуриентов. По-прежнему ли в чести юристы и экономисты или тренд сломлен, и молодежь потянулась к освоению технических профессий? Что рынок предлагает тем, кто хочет и может работать руками?

Фото: Антон Тушин/ТАСС

Выпускники малоизвестных московских вузов приходят на работу с окладом в 110 тысяч рублей, и речь опять об экономистах и юристах, следует из отчета Минобразования об эффективности российских вузов. На рынке не поверили: ни хедхантеры, ни юристы, ни экономисты, ни работодатели. Более того, из другого отчета того же министерства следует, что самая высокая зарплата у выпускников-айтишников, и это всего 65,5 тысячи рублей. На втором месте — молодые специалисты в области оружия и систем вооружения, которые зарабатывают примерно на тысячу рублей меньше. Замыкают тройку обладатели дипломов со специализацией в аэронавигации и эксплуатации авиационной и ракетно-космической техники, стартовое зарплатное предложение — 63 тысячи 810 рублей.

Цифры средние, и больше похожи на правду, говорят эксперты. Интерес к профессиям юристов и экономистов снизился, их на рынке и правда слишком много, но они в основном слабые. Зато талантливым и хорошо обученным по-прежнему готовы платить много.

Кто сегодня нужен рынку? Портал SuperJob по просьбе Business FM приготовил небольшой отчет. Топ-5 вакансий, требующих высшего образования и опыта работы от 1 года в Москве: менеджер по продажам или по работе с клиентами — первое место, 22% от всех вакансий, зарплата 50 тысяч; далее врач, зарплата та же; инженер на третьем месте с тем же предложением по деньгам и долей в 9% от всех вакансий; на четвертом месте секретарь-администратор, которому готовы платить уже 39 тысяч, а вот программист с опытом работы от года хоть и не так востребован — 5% предложений — может рассчитывать сразу на 78 тысяч. Топ-5 вакансий, на которые готовы брать без опыта работы, выглядит примерно так же, но во всех случаях, кроме менеджера по продажам, зарплату новичкам предлагают существенно меньшую. И программисты без опыта уже не так нужны — на пятом месте в этом списке их сменяют юристы.

Интересно, что все те же 50 тысяч работодатель готов платить продавцу со средне-специальным образованием и квалифицированному рабочему с опытом работы. То есть если из двух одноклассников один пойдет учиться на слесаря, а другой на юриста, к моменту, когда второй закончит юрфак, слесарь уже будет получать больше, чем то, на что может рассчитывать выпускник вуза. Все с дипломами. Руками работать некому. На одну вакансию меньше одного резюме, отсюда и предложение по зарплате, говорит руководитель направления исследований портала SuperJob Павел Лебедев.

Павел Лебедев руководитель направления исследований портала SuperJob «Средняя заработная плата сварщика в Москве — около 50 тысяч рублей; промышленный альпинист — 57 тысяч рублей, монтажник окон — 50 тысяч рублей, механик — 50, машинист экскаватора — 55 тысяч рублей. Это средние зарплаты по Москве».

Родители школьников уловили тенденцию. За пять лет количество желающих учиться в колледжах и училищах выросло более чем в два раза — с 8 до 21%. Одно «но»: потолок по зарплате у того же одноклассника-юриста гораздо выше, чем перспективы слесаря, если, конечно, последний не пойдет на повышение и не продолжит обучение в вузе. Интерес к техническим профессиям, безусловно, растет заявил Business FM ректор МГТУ имени Баумана Анатолий Александров. Попасть в этот вуз стремятся более 10 тысяч абитуриентов ежегодно, в этом году Бауманский готов принять 3,5 тысячи студентов, количество бюджетных мест увеличилось на 100, столько же мест прибавилось и на платной основе. Однако конкурс становится жестче.

Анатолий Александров ректор МГТУ имени Баумана «На топовые специальности — информационные технологии, робототехника, интеллектуальные системы, нанотехнологии и композиты — конкурс зашкаливает до 25 человек на место. То есть такой интерес к профессиям инженерным возрастает».

За что бьются абитуриенты? Что ждет молодого инженера на выходе? Легко ли ему найти работу и сколько ему готовы предложить работодатели? К моменту получения диплома бауманцы уже имеют работу, утверждает Анатолий Александров:

«Их, начиная с третьего курса, разбирают, как горячие пирожки, каждый уже где-то к четвертому курсу точно имеет место работы. По заработной плате государственные предприятия, оборонка могут радовать наших ребят 22 или 60 тысячами рублей, то есть вот такой разбег. А специалисты информационных технологий — у них зарплата начинается от 60-100 тысяч рублей, то есть очень хорошо оплачиваемые специальности, все остальное посередине».

В науку тоже стало идти больше людей. Зарплата преподавателей на некоторых кафедрах может составлять 250 тысяч рублей, и хотя учеными, как правило, хотят стать все-таки не из-за денег, материальная составляющая теперь, по крайней мере, перестала отталкивать романтиков.

А куда же больше всего хотят пойти работать сами студенты и молодые специалисты? Исследовательская компания Universum опубликовала рейтинг самых востребованных работодателей. Топ-5 — это «Газпром», Google, «Роснефть», BMW Group и Сбербанк. Причем интересно, что в этих компаниях очень хотят работать как технари, так и все те же экономисты.

Подводя итог: сейчас в топе программисты, и, по мнению экспертов, так будет в и ближайшие годы, однако представители технических профессий и те, кто готов и умеет работать руками, будут все больше нужны рынку, по крайней мере, если государство не откажется от планов по развитию реального сектора экономики. Тем не менее, за 5-6 лет в России может случиться все, что угодно, и дело не только в политике и порой странных решениях власти. Когда я сам поступал на экономический факультет Тимирязевки, мы с одногруппниками любили свысока пошутить над студентами агрономического факультета. Через пять лет некоторые объекты насмешек становились модными ландшафтными дизайнерами, а гордые обладатели дипломов «экономист-менеджер» устраивались в салоны сотовой связи. Впрочем, сегодня, в условиях санкций, диплом управленца в сфере АПК может быть актуальнее, чем корочка дипломата.

Обсуждение закрыто.