Нарушение прав человека в германия

КАК ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОВЛИЯЛ НА ВКЛЮЧЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПРОГРАММУ ЮРФАКОВ ГЕРМАНИИ

Такой доклад прозвучит на международной конференции «ПРЕПОДАВАНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВАХ ЕВРОПЫ»

В рамках Международной конференции «ПРЕПОДАВАНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВАХ ЕВРОПЫ» (21-22 октября 2013 года, Россия, Екатеринбург) Доктор Кармен Тилe профессор факультета права Европейского университета Виадрина (Франкфурт на Одере, Германия) выступит с докладом о преподавание прав человека на факультете права Европейского университета Виадрина Франкфурт на Одере, Германия.

В выступлении профессор Тиле будет сначала говорить о типичных нарушениях прав человека в Германии в ЕСПЧ: сроки судопроизводства, право на уважение частной и семейной жизни, право на свободу и личную неприкосновенность и право на справедливое судебное разбирательство.

Потом профессор Тиле представит четыре различных нарушения прав человека в отношении Германии в ЕСПЧ.

Во втором разделе, профессор Тиле представит летную школу – Европейская система по защите прав человека – в Европейском университете Виадрина. Например, она будет рассказывать аудитории о предпосылках к созданию, целях и содержаниях программы и о различных участниках и преподавателях.

В третьем разделе, доклад ориентируется на магистерской программе международного права по правам человека и гуманитарного права в Европейском университете Виадрина. Кроме информации о предпосылках к созданию, целях и содержаниях программы, аудитория будет проинформированная о требованиях к кандидатам и перспективах карьеры для выпускников. Особенности магистерской программы включают экскурсии в Страсбург, Европейский Суд по Правам Человека, и в Гаагу, в Международный суд ООН, Международный уголовный суд, Международный трибунал по бывшей Югославии.

Доктор Кармен Тилe — профессор международного права, сравнительного права разных стран и права в Восточной Европе. Она изучала право и международные отношения в Москве и поехала в Кубу после окончания обучения в 1982 году. В Сантьяго-де-Куба она была профессором права. В 1991 году она вернулась во Франкфурт на Одере и стала комиссаром по делам иностранцев в городе. В 1993 году Кармен Тиле начинала работать научным сотрудником в Европейском университете Виадрина и была назначена профессором в 2012 году.

Среди других участников конференции также судьи, государственные служащие, адвокаты, ученые, общественные деятели Австрии, Германии, Голландии, России, США, Франции, Эстонии, Соединенного Королевства, руководитель отдела Генерального директората по правам человека и верховенству права Совета Европы.

Доклад Доктора Кармена Тилe о преподавание прав человека на факультете права Европейского университета: http://sutyajnik.ru/documents/4595.pdf

Регистрация для участия в конференции закончена, участие в конференци могут принять только те, кто зарегистрировался и получил письмо с подтверждением регистрации.

Защита прав человека

Устойчивое развитие

Armed Conflict Survey 2017

Внешняя политика

«Достоинство человека неприкосновенно. Уважать и защищать его – обязанность всей государственной власти». Это – четкий мандат статьи 1 Основного закона, в которой ФРГ признает «неприкосновенные и неотчуждаемые права человека в качестве основы всякого человеческого сообщества, мира и справедливости на земле». К этой обязанности ФРГ серьезно относится и в рамках своих внешних связей. Защита и усиление прав человека играют особую роль во внешнеполитическом и международном контекстах, ведь зачастую систематические нарушения прав человека являются первым шагом, ведущим к конфликтам и кризисам. Вместе с партнерами по ЕС и в сотрудничестве с ООН ФРГ выступает во всем мире за защиту и дальнейшее развитие стандартов в области прав человека.

Деятельность в международных организациях по правам человека

ФРГ является участницей важных конвенций ООН и дополнительных протоколов к ним (пакт о гражданских правах, пакт о социальных правах, конвенция о борьбе с расизмом, конвенция о правах женщин, конвенция против пыток, конвенция о правах ребенка, конвенция о правах инвалидов, конвенция против насильственного исчезновения). Среди последних подписанных документов – Дополнительный протокол к Конвенции против пыток и Конвенция о правах инвалидов, которые вступили в силу в 2009 г. ФРГ была первой европейской страной, ратифицировавшей Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, предоставляющий возможность подачи индивидуальных жалоб.

Федеральное правительство поддерживает ­защиту от дискриминации и расизма, выступает против смертной казни во всем мире, за право на участие в политической жизни и за правовую защиту, отстаивает свободу ­религии и мировоззрения, борется с торговлей людьми и настаивает на реализации права на жилье и права на чистую питьевую воду и санитарию. 2,1 млрд. человек во всем мире не имеют доступа к чистой воде. Выделяя ежегодно 400 млн. евро, ФРГ в качестве одного из крупнейших доноров в этой сфере в рамках многих проектов содействует тому, чтобы ситуация изменилась. Доступ к воде, одна из новых тем в области прав человека, является важным основным направлением сотрудничества с ФРГ в целях развития. Уже только в Африке таким образом до 2017 г. для 25 млн. человек был обеспечен доступ к водоснабжению.

ФРГ была с 2013 по 2015 и с 2016 по 2018 гг. членом Совета по правам человека ООН в Женеве (Швейцария). Важнейшим инструментом Совета по правам человека является «общий регулярный обзор», в рамках которого каждое государство-член ООН информирует о выполнении своих обязательств в области прав человека и отвечает на критические замечания. ФРГ прошла эту процедуру в 2018 г. в третий раз.

ФРГ – одна из самых активных стран в Совете Европы (СЕ), в который входят 47 государств-членов и который выступает за защиту прав человека и за содействие им, за верховенство закона и демократию во всей Европе. Благодаря далеко идущим соглашениям, прежде всего Европейской конвенции по правам человека, СЕ содействует развитию общего европейского правового пространства и контролирует соблюдение обязательных общих стандартов и ценностей на европейском континенте.

Инструменты международной политики в области прав человека

Одним из центральных институтов СЕ по реализации прав человека в Европе является Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге (Франция). Каждый гражданин 47 государств-членов СЕ может напрямую обращаться в ЕСПЧ с жалобой на нарушение своих прав, защищенных Европейской конвенцией по правам человека. ФРГ решительно выступает за то, чтобы все государства-члены СЕ принимали и имплементировали соответствующие решения ЕСПЧ. Международный уголовный суд (МУС) в Гааге (Нидерланды) занимается международно-правовым преследованием тяжких международных преступлений, например военных преступлений, преступлений против человечности или геноцида. ФРГ высказывается за универсальное признание юрисдикции МУС.

Офис уполномоченного федерального правительства по политике в области прав человека и гуманитарной помощи Бербель Кофлер расположен в МИДе ФРГ. Уполномоченный наблюдает за развитием мировых событий, координирует правозащитную деятельность с другими государственными инстанциями и консультирует федерального министра иностранных дел. Парламентское сопровождение и контроль политики ФРГ в области прав человека с 1998 г. осуществляется Комитетом по правам человека и гуманитарной помощи Бундестага ФРГ. В качестве финансируемой государством, но независимой инстанции в 2000 г. был создан Германский институт по правам человека. В качестве национального правозащитного института он должен в духе Парижских принципов ООН содействовать поддержке и защите прав человека со стороны ФРГ у себя дома и за рубежом.

Защита прав человека – это и одна из важнейших сфер внешней киберполитики. В 2013 и 2014 гг. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюции о праве на неприкосновенность частной жизни в эпоху цифровых технологий. Это результат германо-бразильской инициативы. ФРГ придерживается мнения, что права человека должны соблюдаться как online, так и offline. В 2018 г. ФРГ подчеркнула свою активную борьбу за защиту личной сферы в цифровой эпохе и переняла председательство в коалиции Freedom Online Coalition, которая занимается продвижением прав человека в цифровом веке.

Благодаря оказанию гуманитарной помощи федеральное правительство поддерживает во всем мире людей, оказавшихся в крайне бедственном положении в результате природных катастроф, военных столкновений или других кризисов и конфликтов или над которыми нависла угроза такого положения. При этом причины бедственного положения не имеют значения. Гуманитарная помощь – это выражение этической ответственности и солидарности с людьми, оказавшимися в беде. Она ориентирована на потребности нуждающихся и опирается на гуманитарные принципы человечности, нейтральности, беспристрастности и независимости.

Гуманитарная помощь для людей в крайне бедственном положении

ФРГ берёт на себя глобальную ответственность за людей в бедственном положении и активно борется за укрепление и дальнейшее развитие международной гуманитарной системы. В 2017 г. федеральное правительство ввиду постоянно растущих требований выделило бюджет в размере около 1,75 млрд. евро на гуманитарную помощь. Тем самым, оно стало вторым по размеру донором гуманитарной помощи во всём мире. Федеральное правительство оказывает свою гуманитарную помощь не напрямую, а поддерживает в финансовом плане подходящие проекты гуманитарных организаций ООН, Красного Креста и Красного Полумесяца и неправительственных организаций ФРГ. Основное внимание помощи ФРГ уделяется в первую очередь гуманитарным кризисам на Ближнем Востоке и в Африке. Помимо этого, ФРГ уже многие годы поддерживает и является вторым по величине донором Центрального фонда реагирования на чрезвычайные ситуации СЕРФ и гуманитарного фонда сообщества стран ООН.

Нарушение прав человека в Европе

При этом, 44 судьями объявлено 844 приговора (в прошлом году это число составляло 889). Сообщается также, что в 2002 году рассмотрение более 17.900 дел (почти 50 процентов) было отклонено.

Таковы данные, представленные 28 января в Страсбурге президентом Европейского суда по правам человека Луциусом Вильдхабером (Luzius Wildhaber).

Больше всего жалоб поступило от поляков (более 4.100). За ними следуют россияне (4.000 исков), турки (около 3.000) и украинцы (более 2.500). Из Франции в прошлом году за поддержкой в Страсбург обратились 2.800 тысяч человек, из Германии — 1.668.

По статистике этой европейской судебной инстанции, в 2002 году больше всего нарушений Европейской конвенции по правам человека официально зарегистрировано со стороны Италии (325 случаев).

За Италией следуют Франция (61 случай нарушения Европейской конвенции по правам человека), Турция (54 случая), Великобритания (30 случаев) и Румыния (26 случаев).

В основном, нарекания в адрес Рима и Парижа поступали из-за слишком сильного затягивания судебных процессов. Турция наиболее часто обвиняется в нарушении прав частной собственности, а также права на свободу и безопасность.

В Германии зарегистрировано шесть случаев нарушения Европейской конвенции по правам человека. В основном причиной этому было затягивание судебных процессов.

По словам Луциуса Вильдхабера, увеличение числа случаев нарушения прав человека в Европе заставляет ставить вопрос о реформе европейской инстанции, в результате которой должны быть более четко определены ее задачи. Кроме того, странам – членам ЕС необходимо в более короткие сроки устранять недостатки, отмеченные у них Европейским судом по правам человека.

Луциус Вильдхабер видит в Европейском суде по правам человека, прежде всего, своего рода общеевропейский конституционный суд, который должен рассматривать все случаи нарушения прав человека, которые были зарегистрированы. (нк)

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

Как в Германии топчут права человека

В февральском номере «Соотечественника» была опубликована статья Али Риа Эшли «Родители Германии ищут поддержки у России в защите своих детей». Факты, приведенные в этой статье, комментирует Гарри Мурреи, директор Информационного центра по правам человека в Страсбурге:

Статья Эшли касалась, прежде всего, проблем ювенальной юстиции и разрушенных семей. Но должен сказать, что и вся ситуация с соблюдением прав человека, на сегодняшний день складывающаяся в Германии, вызывает серьезное беспокойство у правозащитников.

Несмотря на то, что власти страны стараются не придавать особого значения массовому потоку жалоб простых граждан на нарушение своих прав в различные европейские и международные организации, делать хорошую мину при плохой игре, Берлину становится все сложнее и сложнее. Поэтому в последние несколько лет немецкое государство активно принимает участие в различных международных проектах, связанных с темой соблюдения прав человека в различных уголках планеты, одновременно внедряя собственных чиновников в значимые международные структуры, не в последнею очередь для того, чтобы их чиновники вовремя могли отразить и нейтрализовать многочисленные и иногда очень серьезные претензии к самой ФРГ. Как пример, можно назвать популистско-пропагандистскую деятельность специального докладчика ООН в Германии Хайнера Билефельдта или судьи в Международном уголовном суде в Гааге Ханса Петера Кауля, известного своей откровенно циничной и волюнтаристской позицией.

Конечно, нельзя оставить без внимания и деятельность правозащитных организаций и структур в Германии. К сожалению так сложилось, что все более или менее значимые общественно правозащитные организации находятся под пристальным внимание немецкого государства и их деятельность полностью регламентирована государством. Немецкие отделения таких организаций, как Human Rights Watch, Amnesty International или Германский хельсинский комитет по правам человека, безопасности и сотрудничеству в Европе уже давно плотно сидят на финансовой игле немецкого государства, получая серьезные гранты и вливания как от государства напрямую, так и через различные частные фонды и компании, призванные маскировать участие государства в финансировании «правозащитных» организаций. Созданный почти 11 лет назад «Форум по правам человека» (Forum Menschenrechte), включает на сегодняшний день не более 50 правозащитных организаций, которые, не смотря на прописанные в собственных уставах цели, не принимают действенное участие в серьезной общественно-правозащитной деятельности, зато активно используются немецкой государственной пропагандисткой машиной как яркий и показательный пример существования в Германии свободных и независимых правозащитных организаций и часто приглашаются немецкими чиновниками на различные международные мероприятия, симпозиумы или съезды для представления собственных до кладов о ситуации с соблюдением прав человека в Германии. Предварительно эти доклады правозащитники обязаны направлять руководству Форума, которое, в свою очередь, пересылает их на согласование в МИД ФРГ, вряд ли из докладов и рефератов полностью ангажированных государством организаций, можно составить истинную и беспристрастную картину о ситуации с соблюдением прав человека в стране.

В январе прошлого года Германии вновь удалось заполучить заветное место в Совете по правам человека ООН. Место в этом уважаемом органе немецкому государству нужно конечно не для того, чтобы поведать миру о том, как власти ФРГ уже более 10 лет насильственным образом забирают последние деньги у приехавших в страну немощных стариков, единственным преступлением которых является их принадлежность к иудейской вере. Начиная с 90х годов прошлого века, власти ФРГ предоставили возможность лицам иудейского вероисповедания в целях спасения их от «антисемитского произвола» в странах бывшего Советского Союза, перебраться в благополучную и полностью безопасную для проживанию страну. Приняв эту группу людей, немецкое государство гарантировало им необходимые условия для жизни в стране согласно Закону о мероприятиях для беженцев, принятых в рамках гуманитарных акций помощи и Женевской Конвенции «О статусе беженцев». Но по прошествии полутора десятилетий, когда уровень жизни в РФ существенно вырос и российский Пенсионный фонд смог начать выплачивать неплохие пенсии, немецкие власти смекнули, что на этом деле можно очень хорошо заработать. В случае с российскими немцами, которых в Германии проживает более 3 миллионов человек, чиновники совершенно культурно и без проявления агрессии, обратились с просьбой оформлять их российские пенсии и переводить их в ФРГ, чтобы власти могли эти деньги вычитать из их немецких (. ) пенсий. Этот мирный призыв «новые граждане» в основном не услышали или проигнорировали, и это не повлекло за собой репрессий со стороны государства. В отношении же еврейских беженцев и иммигрантов, чиновники в ультимативной форме потребовали незамедлительного перечисления пенсии в ФРГ и полного сотрудничества с чиновниками, выражающегося в предоставлении информации, сколько именно лет ветераны, инвалиды, блокадники Ленинграда получают свои «бонусы». Тех же, кто не подчинится требованиям, ждут серьезные неприятности вплоть до уголовного преследования. При переселении в ФРГ этих людей никто не предупреждал, что их движимое или недвижимое имущество вскоре после переезда им придется пожертвовать своей новой Родине.

Германские чинуши свое слово сдержали. Последовали массовые репрессии против пожилых людей еврейской национальности, которые продолжаются и по сей день. Те, кто отказывается «добровольно» отдавать честно заработанную пенсию, лишаются социальной поддержки, медицинской страховки, власти прекращают оплачивать квартиру и т.д. Если же пенсионеры еще не получают или не могут (не хотят) по разным причинам оформлять российскую пенсию, их уже знакомыми нам методами «убеждают» ехать в дипмиссии страны, из которой они много лет назад бежали. Конечно, имеет место быть не только бандитский произвол, но и грубейшие нарушения международного права, переплетающиеся с нескрываемой формой государственного антисемитизма. Понятно, что воевать и использовать весь арсенал административного ресурса против немощных и больных стариков, инвалидов, ветеранов ВОВ и блокадников дело нехитрое — они все равно не смогут за себя постоять. Несомненно, эти люди пытаются защищаться, бороться, пишут в СМИ (наивные люди, думают своими горем «пробить» устоявшуюся десятилетиями цензуру в немецких СМИ!), обращаются к немецким политикам, ищут защиты в еврейских общинах, но все их потуги кончаются ничем. Естественно, что американская и израильская общественность прекрасно осведомлена о том, что официальный антисемитизм возвращается в Германию, но экономические и политические интересы этих государств гораздо выше, чем защита прав кучки «отработанного материала», которому уж не так долго осталось до встречи с Создателем. С другой стороны, я был бы безгранично счастлив, если бы немецкое государство ту энергию и тот энтузиазм, с каким они вышибают копейки из несчастных стариков, использовали в борьбе с международным терроризмом в Афганистане, Ираке или Сирии.

Также немецкое государство вряд ли будет готово в Совете ООН поведать о том, как власти страны приглашают на лечение больных детей и взрослых из стран СНГ, обещая оказать им всевозможную помощь, и чем такая помощь для этих несчастных в конце концов оборачивается. Конечно, я и раньше предполагал, что в некоторых немецких медицинских учреждениях ставят эксперименты над больными — выходцами из РФ или Украины. Теперь этому есть доказательства. Вопиющая история произошла с несовершеннолетним мальчиком из РФ Сережой Охезиным, результатом лечения которого в Германии стала мучительная смерть ребенка в клинике «Швабинг» (Klinikum Schwabing), весьма туманный диагноз и — море бесправия, унижения для его родных, равнодушия и запредельной жестокости немецкой стороны, которая высылала тело ребенка обратно в Россию частями, поскольку без всякого на то разрешения изъяла все внутренние органы Сережи. Схожим образом сложилась судьба молодого человека, гражданина Украины, Владислава Меланича, которого несчастные родители по глупости поместили на лечение в интернат для инвалидов в Гере (Pflegeheim «Am BrietenBach»). Закончилось лечение смертью при невыясненных обстоятельствах, издевательствами и унижениями со стороны властей земли Тюрингии, которые вовсе отказались вернуть тело усопшего его близким. Немецкие врачи, как и немецкие чиновники прекрасно знают, что власти этих стран за своих граждан не заступаются (что касается России, ситуация в последние два года начала меняться — прим. ред.) и скандалов и неприятностей можно не опасаться.

Единственное, о чем представитель Германии точно не расскажет — это о ситуации с бездомными, лицами без крыши над головой, число которых, по данным гуманитарных организаций, уже перевалило за 850 000 человек. Правительство ФРГ занижает эту цифру минимум в 3 раза, хотя могло бы преуменьшить и в 10 раз. Дело в том, что власти ФРГ в категорической форме отказываются вести официальную статистику, тем самым Германия остается единственной страной в Европе, где официальная информация о состоянии дел с правами лиц без жилья является секретной и разглашению не подлежит. Можно представить какой удар будет нанесен по имиджу страны, которая считает себя самым социальным государством в мире, когда выяснится, что почти 1 миллион человек (сравнимо с населением города Кельна) брошены на произвол судьбы и не имеют крыши над головой?!

Возникает логичный вопрос, зачем же самая демократическая и правовая держава мира вообще вступала в Совет по правам человека ООН? Сама Германия обозначила приоритетами своей работы в качестве члена Совета борьбу с торговлей людьми, право на достойную жизнь и санитарное обеспечение. Сегодня правительство ФРГ крайне обеспокоенно тем, что около 900 миллионов человек по всему миру не имеют доступа к чистой питьевой воде, а 2,5 миллиардов человек не имеют туалетов. При этом всемирно известный борец за права человека и одновременно президент ФРГ на один срок (а второго срока после попытки сорвать Сочинскую Олимпиаду нашему герою, не видать, как своих ушей) Йоахим Гаук совершенно не обеспокоен тем, что директива Европейского союза 2011/36 (директива о предупреждении и борьбе с торговлей людьми и защите ее жертв) его страной так и не внесена в национальное законодательство. Федерального канцлера Ангелу Меркель, которая уже в третий раз занимает свой пост, совершенно не беспокоит, что Германия не входит в число 90 стран мира с населением в 5,5 миллиардов человек, что составляет 78 % всего населения Земли, где действуют законы о свободном доступе к информации. И если в 115 странах мира с численностью населения 5,9 миллиардов право граждан на свободный доступ к информации в Конституциях и основных законах закреплено, в 5 федеральных землях Германии люди подобного права лишены полностью.

Почти 11 лет власти ФРГ всеми силами блокируют полноценную ратификацию подписанной и ратифицированной 158 странами мира Конвенции ООН по борьбе с коррупцией. Подписание данного документа, вынудит власти наконец-то начать борьбу с расцветшим буйным цветом на благодатной немецкой земле коррупцию и взяточничество. А это совершенно не входит в планы находящихся у власти политических кланов. В то время как 43 страны, члена Совета Европы безоговорочно подписали и ратифицировали Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию СДСE № 173, Германия остается единственной страной в Европе, которая отказалась ратифицировать этот документ.

Возвращаясь к теме ювенальной юстиции в Германии, можно однозначно констатировать тот факт, что большинство законов в этой области права не только не отвечают европейским правовым стандартам, но и противоречат нормам международного прав вообще и Конвенции ООН о правах ребенка в частности. Вообще же в борьбе против семей, которые не хотят добровольно лишаться самого дорого на свете — своих детей, власти германского государства не гнушаются пользоваться методами известной на весь мир восточногерманской службы безопасности «Штази». Родители и близкие родственники детей подвергаются правовому и финансовому прессингу, ведомство по делам несовершеннолетних (Jugendamt) подключает административные ресурсы и у семей, которые посмели противостоять всесильному ведомству, начинаются бесчисленные неприятности. Их могут по надуманным причинам уволить с работы, владельцы или хозяева жилья разрывают договора об аренде, коммунальные службы выставляют неправомерные счета за услуги, часто сотрудники полиции намеренно провоцируют членов семьи на скандалы, что бы найти повод для дальнейшего оказания давления. Все это делается с одной целью — сломить волю несчастной семьи, физически и финансово истощить ее, чтобы прекратить какое либо сопротивление беззаконию.

Действительно, в 2011 году сотрудниками ведомства по делам молодежи было отобрано 38 500 детей на территории Германии. Это на 2100 больше, чем годом ранее. Ну, а по сравнению с 2007 количество отобранных детей возросло на 36 %. Все это совершенно чудовищная картина, которая не поддается элементарному человеческому пониманию.

Международные правозащитные организации давно требуют проведения независимой проверки действий ведомств по делам несовершеннолетних и судов по семейным делам Германии. Деятельность ведомств по делам не совершеннолетних по насильственному отъему детей и передачи их в детские дома или богатые бездетные семьи, уже давно превратилась в сверхуспешный бизнес, оборот от которого соизмерим с прибылями от продажи наркотиков или торговли оружием. Например, только в одной федеральной земле Бавария «епархия архиепископа Мюнхена и Фрайзинга» (Erzdiözese München und Freising e.V.) владеет 60 детскими домами с более чем 15 000 детей и получает от федерального центра и из земельного бюджета от 5 до 8 тысяч евро на каждого ребенка в месяц. Только в Германии от налоговых поступлений на эти цели из бюджета выделяется 3540 миллиарда евро в год. Семьи лишают право общения с отобранными детьми и при необходимости прячут их даже за границей. Детям иностранцев категорически запрещают говорить на родном языке.

Со своей стороны, мы давно уже требуем от властей Германии прекращения этой варварской практики и соблюдения элементарных прав детей и их законных родителей. Дети очень нуждаются в своих кровных родителях и подобная политика, которую целенаправленно проводят немецкие власти, должна быть прекращена. В противном случае я предвижу, что уже в ближайшее годы многие страны мира будут вынуждены принимать у себя помимо гуманитарных беженцев из стран Азии и Африки, жертв ювенальной юстиции из Германии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

Права человека в Германии

Кто защитит соотечественников?

В конце декабря 2011 года МИД РФ выпустило под­робный доклад о нарушениях прав человека в раз­ных странах мира. Жесткой критике подвергнута политика ЕС в целом и в отдельных странах Евросоюза, особенно — в отношении мигрантов и этниче­ских меньшинств.

Каждой стране посвящена отдельная глава. Кроме общих нару­шений прав человека, речь идет конкретно о правах русско­язычных граждан — в докладе упоминаются все нашумевшие случаи, например, беспрецедентное отлучение детей от родите­лей в Финляндии.

Нам, русскоязычным жителям Германии, в этом докладе осо­бенно интересны три страницы, посвященные ФРГ. Там перечис­ляются вполне законные претензии по поводу нарушений прав человека в этой стране; упомянуты один-два международных скандала. Но почему-то не назван ни один конкретный случай и совсем не упомянуты русскоязычные, бывшие и настоящие граж­дане РФ. Как будто нас здесь нет или наши права никогда не нарушаются. Может быть, они, действительно, не нарушаются, и все у нас прекрасно?

«Случайные» избиения

Кельнское отделение Правозащитного Союза, которое с 2008 года занимается правами наших соотечественников в Германии, располагает другими сведениями. За три года существования Правозащитного Союза более 3000 раз они обращались к нему за правовой помощью. Накоплен значительный массив инфор­мации, и теперь уже очень сложно отводить глаза и утверждать, что, дескать, в Германии-то с правами человека все в полном порядке.

Нормально ли, например, то, что человек, вернувшись домой, обнаруживает, что неизвестные лица в полицейской форме сни­мают номера с его машины? А на требование объяснить эти действия вдруг начинают его избивать с криками: «Уезжай отсюда, если тебе не нравится». Затем оставляют его в наручниках и с разби­той головой на крыльце дома и уезжают. Именно это произошло с бывшим биатлонистом Сергеем Заецом в Вюрцбурге. Спортсмен после избиения попал в больницу, вынужден был лечиться. Может быть, перед ним потом как-то извинились, компенсировали ущерб, наказали полицейских, чья задача состоит в том, чтобы защищать людей, а не избивать их?

Все ровно наоборот: прокуратура обвинила самого Заеца. в нападении на полицейских. Это же так естественно — одному нево­оруженному человеку нападать на нескольких полицейских с ору­жием и дубинками! Самое поразительное, что все это — на полном серьезе, и Заецу грозит реальный тюремный срок, а денег на адво­катов, как и у большинства наших соотечественников, у него нет.

«Случайные» избиения — не такая уж редкость в Германии. Так, в Гуммерсбахе спецназ ворвался в дом пожилого переселен­ца Георга Шарфа, избил 62-летнего мужчину, в результате чего он потерял трудоспособность. В этом случае, правда, постра­давшему удалось, по крайней мере, добиться компенсации и извинений. И то — лишь потому, что его жена догадалась сразу же подключить к этому делу телеканал WDR. Но какие извинения могут помочь человеку, потерявшему здоровье?

Непонятная логика действий

Который год пытается добиться правды переселенка Лилия Ванзидлер, у которой органы опеки отбирают ребенка. Пакистанец Амжад Али, гражданский муж Лилии, никогда осо­бенно не интересовался пятилетним сыном, часто не приходил на встречи, хотя ребенок его ждал. А в тех редких случаях, когда все же брал сына — «развлекал» его весьма сомнительным образом: то показывал ему пакистанские боевики с сексом и насилием, то оставлял зимой на два часа раздетым в холодной лавке смотреть телевизор и пить охлажденный сок, хотя у ребенка были частые простуды и астма. Лилия не препятствовала — все же отец. Но Али со слезами рассказывал в югендамте, что она не позволяет ему встречаться с сыном. Слезы, а возможно, и что-то другое, оказали свое действие, и суд не только решил отдать ребенка отцу, у которого нет даже элементарных условий для малыша, но и полностью лишил Лилию родительских прав!

«Такое ощущение, — рассказала Лилия в телефонной беседе, — что все были против меня. Городок у нас маленький, все чинов­ники и адвокаты знакомы друг с другом. Назначенная опекунша отказалась говорить с самим ребенком, видела его лишь мель­ком, а потом заявила, что ребенок не знает немецкого языка, хотя в заключении психолога сказано, что ребенок говорит по-немецки так же, как местные дети соответствующего возраста».

Вопрос Лилии Ванзидлер уже передан в Конституционный суд, последнюю из возможных инстанций. Но решения до сих пор нет, ситуация повисла в воздухе, и непонятно, как ребенок будет жить дальше.

Общество

В ситуациях нарушений прав человека часто возникает ощуще­ние полной иррациональности — если, конечно, верить в благона­меренность немецких чиновников и полиции. Непонятна логика их действий.

А вот если предположить, что наши соотечественники для неко­торых из них — люди второго сорта, которых можно обманывать, не информировать о правах, судить свысока и издеваться, решая их судьбы, — то все становится на свои места. Это — очень печально, но похоже, что так оно и есть. Отношение к нам далеко не везде и не всегда можно считать хотя бы приемлемым.

Я перечислила лишь отдельные случаи. Можно вспомнить и многое другое. Например, дело Евгения Скворцова, которого незаконно задерживали и избивали полицейские, или нашумев­шее дело якобы «русской мафии» — Александра Люста и Олега Рихерта, которое проводилось с грубейшими нарушениями пра­вовых норм.

Но вернемся к упомянутому в начале статьи докладу, ведь речь там шла о правах человека в целом. Может быть, в Германии только «наших» обижают?

Недавно в суд подала немецкая семья, которая вынуждена дополнять свои рабочие доходы пособием Харц-4, так как зарпла­та родителей слишком низка, чтобы на нее можно было прожить. Их куратор позвонил бывшей квартирной хозяйке этой семьи и проинформировал ее о факте получения пособия. Последствия для семьи были ужасны: вся деревня, в которой они жили, быстро узнала об этом факте, и семья стала объектом насмешек и соци­альной изоляции.

А ведь закон об информации и Schweigepflicht (обязанность молчания) в Германии соблюдаются очень строго. Но неимущих этот закон почему-то не защищает. Сегодня, через 7 лет после введения закона Харц 4, есть целый ряд нарушений закона, кото­рые допускаются в отношении получателей пособия:

— регулярные просмотры счетов получателей чиновниками центров по трудоустройству;
— так называемые «контрольные службы», которые заглядывают в чужие шкафы, спальни и ванные, чтобы «уменьшить расходы»;
— регулярные опросники по индивидуальному образу жизни и кругу друзей, и многое другое.

Нам постоянно напоминают в прессе и с телеэкранов о том, что полу­чатели пособия — это сплошь «бездельники и тунеядцы», хотя это далеко не всегда так. Зачастую это — пожилые люди, которых не берут на работу, или те, кто работает полный день, но за 4-5 евро в час.

А разве человеческие права «бездельников и тунеядцев» соблюдаться не должны? Не случайно даже ООН критикует Германию в своем докладе по правам человека и политическим и экономическим свободам за недостаточность социальной политики; 13% граждан Германии живут за чертой бедности, и цифра эта угрожающе ползет вверх.

1 января этого года начал свою работу российский Фонд под­держки и защиты прав соотечественников за рубежом, учрежден­ный российским МИДом. Можно ли это считать первым шагом в сторону защиты своих граждан государством? Пока об этом говорить трудно. Руководитель Кельнского отде­ления Правозащитного союза Германии Гарри Муррей отмечает, что за 3 года существования отделения ему ни разу не удалось получить от российского МИДа какую-нибудь помощь для сооте­чественников. Улучшится ли ситуация с созданием Фонда под эгидой того же МИДа? Время покажет.

Российская пресса все еще любит изображать Германию как страну с молочными реками и кисельными берегами. Пора уже расстаться с этими перестроечными штампами и наивными пост­советскими представлениями.

Мы, русскоязычные жители Германии, надеемся на внимание к нашим проблемам и помощь в защите наших прав, в том числе — и на государственном уровне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Обсуждение закрыто.