Насилие в семье в отношении детей

Формы и последствия насилия

Физическое насилие — нанесение ребенку физических травм, различных телесных повреждений, которые причиняют ущерб здоровью ребенка, нарушают его развитие и лишают жизни. Это избиения, истязания, сотрясения в виде ударов, пощечин, прижигания горячими предметами, жидкостями, зажженными сигаретами, в виде укусов и с использованием самых различных предметов в качестве орудий изуверства.

Физическое насилие включает также вовлечение ребенка в употребление наркотиков, алкоголя, дачу ему отравляющих веществ или медицинских препаратов, вызывающих одурманивание (например, снотворных, не прописанных врачом), а также попытки удушения или утопления ребенка.

В некоторых семьях в качестве дисциплинарных мер используют различные виды физического наказания — от подзатыльников и шлепков до порки ремнем. Необходимо сознавать, что физическое насилие — это действительно физическое нападение (истязание), оно пoчти всегда сопровождается словесными оскорблениями и психической травмой.

Сексуальное насилие или совращение — использование ребенка (мальчика или девочки) взрослым или другим ребенком для удовлетворения сексуальных потребностей или получения выгоды. Сексуальное насилие включает половое сношение (коитус), оральный и анальный секс, взаимную мастурбацию, другие телесные контакты с половыми органами. К сексуальному развращению относятся также вовлечение ребенка в проституцию, порнобизнес, обнажение перед ребенком половых органов и ягодиц, подглядывание за ним, когда он этого не подозревает: во время раздевания, отправления естественных нужд.

Психическое (эмоциональное) насилие — постоянное или периодическое словесное оскорбление ребенка, угрозы со стороны родителей, опекунов, учителей, воспитателей, унижение его человеческого достоинства, обвинение его в том, в чем он не виноват, демонстрация нелюбви, неприязни к ребенку. К этому виду насилия относятся также постоянная ложь, обман ребенка (в результате чего он теряет доверие к взрослому), а также предъявляемые к ребенку требования, не соответствующие его возрастным возможностям.

Пренебрежение интересами и нуждами ребенка — отсутствие должного обеспечения основных нужд и потребностей ребенка в пище, одежде, жилье, воспитании, образовании, медицинской помощи со стороны родителей или лиц, их заменяющих, в силу объективных причин (бедность, психические болезни, неопытность) и без таковых. Типичным примером пренебрежительного отношения к детям является оставление их без присмотра, что приводит к несчастным случаям, отравлениям и другим опасным для жизни и здоровья ребенка последствиям.

Одним из проявлений жестокого обращения с детьми является отсутствие у женщины любви к ребенку, когда он еще находится в материнской утробе, то есть к ребенку от нежеланной беременности. Его, еще ничем себя не проявившего, уже не любят, не думают и не заботятся о нем. Будучи эмоционально отвергнутыми еще до рождения, такие дети рождаются раньше срока в два раза чаще по сравнению к детьми от желанной беременности, они чаще имеют низкую массу тела, чаще болеют в первые месяцы жизни, хуже развиваются.

Любой вид жестокого обращения с детьми ведет к самым разнообразным последствиям, но их все объединяет одно — ущерб здоровью ребенка или опасность для его жизни. Отрицательными последствиями для здоровья являются: потеря или ухудшение функции какого-либо органа, развитие заболевания, нарушение физического или психического развития. Из 100 случаев физического насилия над детьми примерно 1-2 заканчиваются смертью жертвы насилия. Следствиями физического насилия являются синяки, травмы, переломы, повреждения внутренних органов: печени, селезенки, почек и др. Требуется время, чтобы залечить эти повреждения, но еще больше времени и усилий требуется для того, чтобы залечить душевные раны, психику ребенка, пострадавшего от побоев.

Различают ближайшие и отдаленные последствия жестокого обращения и невнимательного отношения к детям.

К ближайшим последствиям относятся физические травмы, повреждения, а также рвота, головные боли, потеря сознания, характерные для синдрома сотрясения, развивающегося у маленьких детей, которых берут за плечи и сильно трясут. Кроме указанных признаков, у детей при этом синдроме появляется кровоизлияние в глазные яблоки. К ближайшим последствиям относятся также острые психические нарушения в ответ на любой вид агрессии, особенно на сексуальную. Эти реакции могут проявляться в виде возбуждения, стремления куда-то бежать, спрятаться либо в виде глубокой заторможенности, внешнего безразличия. Однако в обоих случаях ребенок охвачен острейшим переживанием страха, тревоги и гнева. У детей старшего возраста возможно развитие тяжелой депрессии с чувством собственной ущербности, неполноценности.

Среди отдаленных последствий жестокого обращения с детьми выделяются нарушения физического и психического развития ребенка, различные соматические заболевания, личностные и эмоциональные нарушения, социальные последствия.

Нарушения физического и психического развития

У большинства детей, живущих в семьях, в которых тяжелое физическое наказание, брань в адрес ребенка являются методами воспитания, или в семьях, где они лишены тепла, внимания, например, в семьях родителей-алкоголиков, имеются признаки задержки физического и нервно-психического развития. Зарубежные специалисты назвали это состояние детей неспособностью к процветанию.

Дети, подвергшиеся жестокому обращению, часто отстают в росте, массе или и в том и другом от своих сверстников. Они позже начинают ходить, говорить, реже смеются, они значительно хуже успевают в школе, чем их одногодки. У таких детей часто наблюдаются «дурные привычки»: сосание пальцев, кусание ногтей, раскачивание, занятие онанизмом. Да и внешне дети, живущие в условиях пренебрежения их интересами, физическими и эмоциональными нуждами, выглядят по-другому, чем дети, живущие в нормальных условиях: у них припухлые, «заспанные» глаза, бледное лицо, всклокоченные волосы, неопрятность в одежде, другие признаки гигенической запущенности — педикулез, сыпи, плохой запах от одежды и тела.

Различные заболевания как следствие жестокого обращения

Заболевания могут носить специфический для отдельного вида насилия характер: например, при физическом насилии имеются повреждения частей тела и внутренних органов различной степени тяжести, переломы костей. При сексуальном насилии могут быть заболевания, передающиеся половым путем: инфекционно-воспалительные заболевания гениталий, сифилис, гонорея, СПИД, острые и хронические инфекции мочеполовых путей, травмы, кровотечения из половых органов и прямой кишки, разрывы прямой кишки и влагалища, выпадение прямой кишки.

Независимо от вида и характера насилия у детей могут наблюдаться различные заболевания, которые относятся к психосоматическим: ожирение или, наоборот, резкая потеря веса, что обусловлено нарушениями аппетита. При эмоциональном (психическом) насилии нередко бывают кожные сыпи, аллергическая патология, язва желудка, при сексуальном насилии — необъяснимые (если никаких заболеваний органов брюшной полости и малого таза не обнаруживается) боли внизу живота. Часто у детей развиваются такие нервно-психические заболевания, как тики, заикание, энурез (недержание мочи), энкопрез (недержание кала), некоторые дети повторно поступают в отделения неотложной помощи по поводу случайных травм, отравлений.

Психические особенности детей, пострадавших от насилия

Практически все дети, пострадавшие от жестокого обращения и пренебрежительного отношения, пережили психическую травму, в результате чего они развиваются дальше с определенными личностными, эмоциональными и поведенческими особенностями, отрицательно влияющими на их дальнейшую жизнь.

Дети, подвергшиеся различного рода насилию, сами испытывают гнев, который чаще всего изливают на более слабых: младших по возрасту детей, на животных. Часто их агрессивность проявляется в игре, порой вспышки их гнева не имеют видимой причины.

Некоторые из них, напротив, чрезмерно пассивны, не могут себя защитить. И в том, и в другом случае нарушается контакт, общение со сверстниками. У заброшенных, эмоционально депривированных детей стремление любым путем привлечь к себе внимание иногда проявляется в виде вызывающего, эксцентричного поведения.

Дети, пережившие сексуальное насилие, приобретают несвойственные возрасту познания о сексуальных взаимоотношениях, что проявляется в их поведении, в играх с другими детьми или с игрушками. Даже маленькие, не достигшие школьного возраста дети, пострадавшие от сексуального насилия, впоследствии сами могут стать инициаторами развратных действий и втягивать в них большое число участников.

Наиболее универсальной и тяжелой реакцией на любое, а не только сексуальное насилие является низкая самооценка, которая способствует сохранению и закреплению психологических нарушений, связанных с насилием. Личность с низкой самооценкой переживает чувство вины, стыда, для нее характерны постоянная убежденность в собственной неполноценности, в том, что она хуже всех. Вследствие этого ребенку трудно добиться уважения окружающих, успеха, общение его со сверстниками затруднено.

Среди этих детей, даже во взрослом состоянии, отмечается высокая частота депрессий. Это проявляется в приступах беспокойства, безотчетной тоски, чувстве одиночества, нарушениях сна. В старшем возрасте, у подростков, могут наблюдаться попытки покончить с собой или завершенные самоубийства.

Чувствуя себя несчастными, обездоленными, приспосабливаясь к ненормальным условиям существования, пытаясь найти выход из создавшегося положения, они и сами могут стать шантажистами. Это, в частности, относится к сексуальному насилию, когда в обмен на обещание хранить секрет и не ломать привычной семейной жизни, дети вымогают у взрослых насильников деньги, сладости, подарки.

Социальные последствия жестокого обращения с детьми

Можно выделить два проявляющихся одновременно аспекта этих последствий: вред для жертвы и для общества.

Дети, пережившие любой вид насилия, испытывают трудности в социализации: у них нарушены связи со взрослыми, нет соответствующих навыков общения со сверстниками, они не обладают достаточным уровнем знаний и эрудицией, чтобы завоевать авторитет в школе и др. Решение своих проблем дети — жертвы насилия часто находят в криминальной, асоциальной среде, а это часто сопряжено с формированием у них пристрастия к алкоголю, наркотикам, они начинают воровать и совершать другие уголовно наказуемые действия.

Девочки нередко начинают заниматься проституцией, у мальчиков может нарушаться половая ориентация. И те и другие впоследствии испытывают трудности при создании собственной семьи, они не могут дать своим детям достаточно тепла, поскольку не решены их собственные эмоциональные проблемы.

Как говорилось выше, любой вид насилия формирует у детей и у подростков такие личностные и поведенческие особенности, которые делают их малопривлекательными и даже опасными для общества.

Каковы же общественные потери насилия над детьми? Это, прежде всего, потери человеческих жизней в результате убийств детей и подростков или их самоубийств, это потери в их лице производительных членов общества вследствие нарушения их психического и физического здоровья, низкого образовательного и профессионального уровня, криминального поведения. Это потери в их лице родителей, способных воспитать здоровых в физическом и нравственном отношении детей. Наконец, это воспроизводство жестокости в обществе, поскольку бывшие жертвы сами часто cтановятся насильниками.

Насилие в отношении детей

Основные факты
Февраль 2018

Основные факты

  • Насилие в отношении детей включает все формы насилия в отношении людей в возрасте до 18 лет, совершаемого родителями или другими воспитателями, сверстниками, романтическими партнерами или незнакомыми людьми.
  • По оценкам, в глобальных масштабах до 1 миллиарда детей в возрасте 2-17 лет подверглись физическому, сексуальному или эмоциональному насилию или были оставлены без внимания в прошлом году (1).
  • Перенесенное в детстве насилие сказывается на здоровье и благополучии в течение всей жизни.
  • Задача 16.2 Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 г. заключается в том, чтобы «положить конец надругательствам, эксплуатации, торговле и всем формам насилия и пыток в отношении детей».
  • Фактические данные из разных частей мира свидетельствуют о том, что насилие в отношении детей можно предупреждать.

Типы насилия в отношении детей

Большинство случаев насилия в отношении детей относится, по крайней мере, к одному из шести основных типов межличностного насилия, совершаемого на разных этапах развития ребенка.

  • Жестокое обращение (включая жестокие наказания) охватывает физическое, сексуальное и психологическое/эмоциональное насилие; и отсутствие заботы о детях раннего возраста и других возрастных групп и подростках со стороны родителей, воспитателей и других авторитетных лиц, в основном, дома, но также в таких учреждениях, как школы и приюты.
  • Травля (в том числе в киберпространстве) – это нежеланное агрессивное поведение другого ребенка или группы детей, которые не являются братьями или сестрами и не состоят в романтических отношениях с жертвой. Она включает неоднократное причинение физического, психологического или социального вреда и часто происходит в школах и других детских учреждениях, а также через Интернет.
  • Насилие среди подростков и молодежи – это насилие среди детей и молодых людей в возрасте 10-29 лет, которое происходит, в основном, в сообществах между знакомыми и незнакомыми людьми. Оно включает травлю и физическое нападение с оружием (таким как огнестрельное оружие и ножи) или без него и может включать насилие, совершаемое преступными группировками.
  • Насилие со стороны интимного партнера (или бытовое насилие) включает физическое, сексуальное и эмоциональное насилие со стороны интимного партнера или бывшего партнера. И хотя жертвами насилия со стороны интимного партнера могут быть мужчины, от него непропорционально страдают женщины. Такое насилие обычно происходит в отношении девочек и девушек, состоящих в детских и ранних/принудительных браках. Среди подростков, состоящих в романтических отношениях, но не в браке, такое насилие иногда называют «насилием на свиданиях».
  • Сексуальное насилие включает совершаемые без согласия сексуальные контакты или действия сексуального характера, совершаемые без контакта (такие как вуайеризм или сексуальные домогательства), или попытки совершения таких контактов и действий; акты торговли с целью сексуальной эксплуатации, совершаемые в отношении лиц, не способных дать согласие или отказаться; и эксплуатацию в Интернете.
  • Эмоциональное или психологическое насилие включает ограничение движений ребенка, унижение, осмеяние, угрозы и запугивание, дискриминацию, неприятие и другие нефизические формы неприязненного обращения.

Любые из этих типов насилия, направленного против девочек или мальчиков в связи с их биологическим полом или половой идентичностью, могут также представлять собой насилие по признаку пола.

Воздействие насилия

Насилие в отношении детей имеет пожизненные последствия для здоровья и благополучия детей, семей, сообществ и стран. Насилие в отношении детей может:

  • Приводить к смерти. Убийства, часто совершаемые с применением оружия, такого как ножи и огнестрельное оружие, являются одной из трех основных причин смерти подростков, причем мальчики составляют более 80% жертв и преступников.
  • Приводить к тяжелым травмам. На каждое убийство приходятся сотни жертв насилия среди молодежи (в подавляющем большинстве мужского пола), получающих травмы в результате драк и нападений.
  • Сказываться на развитии мозга и нервной системы. Перенесенное в раннем возрасте насилие может приводить к нарушениям развития мозга и иметь пожизненные негативные последствия для других частей нервной системы, а также для эндокринной, кровеносной, скелетно-мышечной, репродуктивной, дыхательной и иммунной систем. В этой связи насилие в отношении детей может оказывать негативное воздействие на когнитивное развитие и сказываться на успеваемости и успешности в профессиональной деятельности.
  • Приводить к негативному реагированию на стресс и поведению, представляющему риск для здоровья. Дети, подвергающиеся насилию и воздействию других неблагоприятных факторов, с гораздо большей вероятностью курят, злоупотребляют алкоголем, употребляют наркотики и имеют сексуальные отношения высокого риска. Среди них также отмечаются более высокие показатели тревожных расстройств, депрессий, других проблем в области психического здоровья и самоубийств.
  • Приводить к незапланированной беременности , искусственным абортам, гинекологическим проблемам и инфекциям, передаваемым половым путем, включая ВИЧ.
  • Способствовать развитию широкого ряда неинфекционных заболеваний позднее в жизни. Повышенный риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, рака, диабета и других нарушений здоровья в значительной мере связан с негативным реагированием на стресс и формами поведения высокого риска, обусловленными насилием.
  • Сказываться на возможностях и будущих поколениях. Дети, подвергающиеся насилию и воздействию других неблагоприятных факторов, с большей вероятностью бросают школу и сталкиваются с трудностями в том, чтобы найти работу и удержаться на рабочем месте. Они также с большей вероятностью становятся жертвами межличностного насилия и насилия против себя и/или совершают такое насилие позднее в жизни, и в этой связи насилие в отношении детей может оказывать воздействие на будущее поколение.

Факторы риска

Насилие в отношении детей является многосторонней проблемой с причинами на уровне отдельных людей, близких отношений, сообществ и общества. Важными факторами риска являются:

На уровне отдельных лиц:

  • биологические и личные аспекты, такие как пол и возраст
  • низкие уровни образования
  • низкий доход
  • наличие инвалидности или проблем в области психического здоровья
  • принадлежность к лесбиянкам, геям, бисексуалам или транссексуалам
  • вредное употребление алкоголя и наркотиков
  • перенесенное ранее насилие.

На уровне близких отношений:

  • отсутствие эмоциональных связей между детьми и родителями или воспитателями
  • ненадлежащее выполнение родительских обязанностей
  • проблемы в семье и развод
  • связи со сверстниками-правонарушителями
  • наблюдаемое насилие среди родителей или воспитателей
  • ранний или принудительный брак.
  • нищета
  • высокая плотность населения
  • низкие уровни социальной сплоченности и наличие перемещающихся групп населения
  • легкий доступ к алкоголю и огнестрельному оружию
  • высокая концентрация преступных группировок и незаконный сбыт наркотиков.
  • социальные и гендерные нормы, способствующие нормализации насилия
  • политика в области здравоохранения, экономики, образования и социального развития, поддерживающая экономические, гендерные и социальные неравенства
  • отсутствующая или ненадлежащая социальная защита
  • постконфликтные ситуации или стихийные бедствия
  • районы с плохим управлением и ненадлежащей правоохранительной системой.

Предупреждение и ответные действия

Насилие в отношении детей можно предупреждать. Для предупреждения насилия в отношении детей и осуществления ответных действий необходимо систематически направлять усилия на факторы риска и защитные факторы на всех четырех взаимосвязанных уровнях риска (на уровне отдельных людей, близких отношений, сообществ и общества).

Под руководством ВОЗ группа из 10 международных организаций разработала и одобрила основанный на фактических данных технический пакет под названием «INSPIRE: Семь стратегий по ликвидации насилия в отношении детей». Этот пакет предназначен для содействия странам и сообществам в выполнении Задачи 16.2 ЦУР, заключающейся в том, чтобы положить конец насилию в отношении детей. Каждая буква в слове INSPIRE относится к одной из семи стратегий, многие из которых продемонстрировали свою эффективность в предупреждении нескольких разных типов насилия, а также положительные результаты в таких областях, как психическое здоровье, образование и сокращение преступности.

Это следующие семь стратегий:

  • Принятие (Implementation) и обеспечение соблюдения законодательства (например, введение запретов на жестокие дисциплинарные меры и ограничение доступа к алкоголю и огнестрельному оружию);
  • Изменение норм (Norms) и ценностей (например, изменение норм, освобождающих от ответственности за сексуальные надругательства над девочками или агрессивное поведение среди мальчиков);
  • Безопасные (Safe) условия (например, выявление «горячих точек» в микрорайонах с точки зрения насилия и последующее принятие мер в отношении местных причин путем проведения политики, ориентированной на проблему, и других мероприятий);
  • Оказание поддержки родителям (Parental) и воспитателям (например, проведение занятий среди молодых пар, которые впервые стали родителями);
  • Повышение доходов (Income) и улучшение экономического положения (например, с помощью микрофинансирования и обучения по вопросам гендерного равенства);
  • Ответные действия и оказание поддержки (Response) (например, обеспечение доступа детей, подвергшихся насилию, к эффективной неотложной медицинской помощи и надлежащей психологической поддержке); и
  • Обучение (Education) и формирование жизненных навыков (например, обеспечение посещаемости школы и обучение жизненным и социальным навыкам).

Деятельность ВОЗ

Принятая в мае 2016 г. резолюция Всемирной ассамблеи здравоохранения одобрила первый Глобальный план действий ВОЗ по усилению роли системы здравоохранения в рамках национальных межсекторальных ответных мер по борьбе с межличностным насилием, в частности, в отношении женщин и девочек, а также детей.

В соответствии с этим планом ВОЗ в сотрудничестве с государствами-членами и другими партнерами твердо намерена:

  • Проводить мониторинг глобальных масштабов и характерных особенностей насилия в отношении детей и поддерживать усилия стран по документированию и измерению такого насилия.
  • Поддерживать электронную информационную систему, обобщающую научные данные о бремени, факторах риска и последствиях насилия в отношении детей, а также фактические данные, подтверждающие возможность его предупреждения.
  • Разрабатывать и распространять основанные на фактических данных технические руководящие документы, нормы и стандарты для предупреждения насилия в отношении детей и осуществления ответных действий.
  • Регулярно публиковать глобальные доклады о деятельности стран по борьбе с насилием в отношении детей путем проведения национальной политики и принятия планов действий, законов и программ по предупреждению насилия, а также с помощью ответных действий и оказания поддержки.
  • Оказывать поддержку странам и партнерами в проведении основанных на фактических данных стратегий по предупреждению и осуществлению ответных действий, таких как «INSPIRE: Семь стратегий по ликвидации насилия в отношении детей».
  • Сотрудничать с международными агентствами и организациями в целях сокращения и ликвидации насилия в отношении детей в глобальных масштабах с помощью таких инициатив, как Глобальное партнерство по прекращению насилия в отношении детей, «Все вместе на защиту девочек» и Альянс по предупреждению насилия.

Семья как «камера пыток»: почему дети становятся жертвами домашнего насилия

Бить детей нельзя. Впрочем, как и подвергать другим видам насилия — от психологического до сексуального… Увы, многих взрослых, ввиду разных причин, эти знания не останавливают. А ужаснее всего, что, в большинстве случаев, дети становятся жертвами не «маньяков из подворотни», а близких людей.

Вопреки, расхожему мнению, что опасность подстерегает детей, преимущественно, вне дома – в темных подворотнях или даже в школе (хулиганов никто не отменял) — реальное положение дел выглядит несколько иначе. Так, руководитель отдела разработки тренинговых программ «Международного центра развития и лидерства» (Центр занимается внедрением лучших практик в сфере защиты прав детей посредством создания системы обучения, основанной на компетентностном подходе) Полина Клыкова отмечает: в большинстве случаев ответственность за насилие над ребенком несут люди из его близкого окружения. Дома (теоретически, в самом безопасном для себя месте), ребенок может запросто страдать от физического, сексуального, психологического (запугивание, оскорбления и т.д.) и экономического (умышленное лишение еды, одежды, права на учебу и т.д.) насилия.

Подтверждением этих слов могут служить криминальные сводки. К примеру, совсем недавно, в конце марта текущего года украинцев ужаснула новость: в селе Мыльники на Черниговщине произошло жуткое убийство двухлетней девочки Вероники, которую отчим забил до смерти прямо на глазах у ее матери. Девочка была не единственным ребенком в семье, у Вероники осталась пятилетняя сестричка, которую тоже регулярно избивали. Открыто уголовное дело, теперь грядут судебные разбирательства.

Конечно, в этой истории речь идет об объективно садистских преступных издевательствах над ребенком. Но когда кажется, что у «нормальных» родителей такого бы не случилось, это только кажется. Поскольку, по словам Клыковой, в большинстве случаев домашнего насилия (за исключением сексуального) у родителей нет изначальной цели навредить ребенку. Но в итоге они это делают, что объясняется конкретными факторами.

Не хотел, но навредил

Одним из самых распространенных факторов, который рискует привести к домашнему насилию, считается стресс. «Двое родителей вернулись с работы, устали, а ребенок кричит, машет им ручками, он-то им рад. Но у них нет сил вместе порадоваться. И вот звучит: «Прекрати кричать, заткнись, сиди молча». То есть совершается психологическое насилие. В отдельных случаях, поднимается рука на ребенка», – объясняет Полина Клыкова.

По ее словам, за рубежом уже давно практикуют программы поддержки родительства, которые считаются программами профилактики насилия. У нас подобные инициативы появились только недавно на уровне негосударственных коммерческих программ («Отцовство в радость», «Ответственное отцовство» и другие). Любопытно, что в Концепции Государственной социальной программы «Национальный план действий по реализации Конвенции ООН о правах ребенка на 2017-2021 годы» имеется пункт про «укрепление института семьи и формирование ответственного отцовства». Но будут ли реализованы какие-то программы – время покажет.

Эксперт отмечает, что внедрять такие инициативы на государственном уровне довольно сложно. Во-первых, это стоит денег. Во-вторых, не так просто доказать их эффективность: «Описание результатов можно увидеть через 5-10 лет, да и сложно зафиксировать, что именно программы повлияли на уменьшение насилия над детьми».

Еще одним фактором риска принято считать финансовое неблагополучие в семье, и, соответственно, потенциально повышенный уровень стресса. Хотя, естественно, прямой зависимости между бедностью и насилием нет. «Люди с хорошим достатком вполне могут устраивать дебоши. Папа «при должности», а ребенок и жена – избиты. Синяки закрывают шарфиками», – рассуждает Клыкова.

Известный, ярко-выраженный фактор риска – это если в семье кто-то злоупотребляет психоактивными веществами, наркотиками или алкоголем, имеет психиатрические заболевания. Однако, опять-таки, фактор – еще не закономерность. «Я знаю случай, когда ребенку туго затянули ремень вокруг шеи и привязали к ножке стола, фактически, как собаку. Но официально у родителей психических расстройств не было», – сетует она.

Ввиду недостатка элементарных знаний о детском развитии, может произойти непредвиденное насилие по отношению к ребенку. К примеру, если молодые родители сильно трясут новорожденного при укачивании, это может привести к мозговым дисфункциям младенца. Клыкова рассказывает, что за рубежом специально практикуют проведение специальных инструктажей, чтобы предупредить случаи насилия из-за низкой культуры родительства. К примеру, в США врачи проводят обучающий инструктаж всем молодым родителям перед выпиской из больницы. «В Украине такого нет. Все решается на месте, если в каком-то учреждении найдется группа врачей, которые по собственной инициативе проведут беседу», – добавляет эксперт.

Между тем, несправедливо будет утверждать, что в нашей стране профилактикой домашнего насилия совсем не занимаются. Полина Клыкова рассказывает о трех существующих уровнях профилактики.

Первичная профилактика касается всего населения. Это видеоролики на телевидении, социальная реклама, билборды с текстом определенного посыла.

Второй уровень профилактики направлен конкретно на тех, кто вероятнее других может совершить домашнее насилие над ребенком (берутся во внимание вышеупомянутые факторы риска). Вторичной профилактикой занимаются работники социальных служб, которые посещают семьи из групп риска или семьи, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах, и проводят профилактические беседы.

Последний уровень профилактики касается рецидивов. «Когда в семье уже произошло насилие, центры социальных служб или полицейские обязаны заниматься такой профилактикой. Где-то это реально работает, а где-то — только на бумаге», – подчеркивает Полина Клыкова.

Иллюзорная статистика

Эксперт рассказывает, что в ответе на ее запрос в Департамент семейной, гендерной политики и противодействия торговли людьми, приводятся такие цифры: в 2016 году 10 923 украинские семьи стояли на учете социальных служб как те, в которых произошло насилие по отношению к ребенку (без градации по видам насилия). Однако имеются все основания считать, что такие данные – намного ниже реального положения дел.

Во-первых, потому что далеко не все случаи домашнего насилия в Украине фиксируются. К примеру, если врач увидел синяк на внутренней части руки ребенка (а это должно быть подозрительно), но родитель сказал, что ребенок упал, врач, скорее всего, поверит родителям. Да и соцработник может не заметить таких «звоночков», поскольку – так уж повелось – посещает семьи только тогда, если в них происходила явная уголовщина. «В результате, вопрос о неспособности родителей позаботиться о ребенке поднимается уже только если речь идет о громком случае. Когда у ребенка, условно, уже куча переломов, сотрясений, ожоги, которые невозможно не замечать», – сетует Клыкова.

Во-вторых, нередко факт домашнего насилия не получает дальнейшего хода в соответствующих службах. «В своей практике я встречала случаи, когда информация о насилии над ребенком попросту не регистрировали в службе по делам детей», – говорит эксперт.

В-третьих, нельзя забывать, что в Украине все еще сохраняется традиция физических наказаний в «воспитательных целях». Из поколения в поколение передается модель семейного насилия, в которой строгое наказание с рукоприкладством принято считать едва ли не «семейной традицией».

Все эти факторы заставляют задуматься: действительно ли официальная статистика не врет? Особенно, если учесть страшную проблему сексуального домашнего насилия над детьми. Ведь, по информации Национальной полиции Украины, в прошлом году от сексуального насилия пострадало более 4,5 тысяч украинских детей. И где-то 70% пострадавших детей стали жертвами людей именно из своего близкого окружения.

К сожалению, в этом Украина не одинока – фактически каждый пятый ребенок на европейском континенте становится жертвой или свидетелем какой-то формы сексуального насилия (и по различным оценкам, в 70% — 85% случаях преступник действительно входит в «круг доверия»). Такие данные нашли отражение в отчете Лансаротского Комитета Совета Европы 2015 года, посвященного защите детей от сексуального насилия в «круге доверия». Анализировалась ситуация в 26 странах, на тот момент ратифицировавших Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия (Конвенция Лансароте), в том числе и в Украине.

В этом отчете также сообщается, что поскольку дети боятся говорить о случившемся, уполномоченные органы узнают лишь о части случаев насилия, а еще реже – преступников наказывают. И, да, это общее положение дел для всех стран. Правда, у нас в этом аспекте, если верить информации Нацполиции Украины, сегодня наблюдаются положительные тенденции – пострадавшие дети стали к ним чаще обращаться. Заместитель начальника НПУ Константин Бушуев отмечает, что в 2017 году от детей поступило 1 200 заявлений о фактах сексуального насилия. «И это положительная динамика, ведь 1 200 заявлений – это, фактически, 10% от общего количества сообщений о насилии в отношении детей. Тогда как в 2016 году было около 6% от общего количества», – подчеркивает Бушуев.

В отчете Лансаротского Комитета Совета Европы сообщалось, что всем странам Конвенции Лансароте не хватает эффективных инструментов для сбора данных о случаях насилия. Чтобы в странах была достоверная информация о случаях насилия, а не только неподтвержденная социология. А, стало быть, нужно такие инструменты разработать.

Революционные положения нового закона о домашнем насилии

В Украине этот вопрос совсем недавно сдвинулся с мертвой точки – новый закон о предотвращении и противодействии домашнему насилию, вступивший в силу в этом году, предусматривает создание абсолютно уникального механизма – единого государственного реестра случаев домашнего насилия и насилия по признаку пола. Естественно, в такой реестр будут включаться и случаи насилия по отношению к детям. Причем, вносить информацию в реестр могут все, кто столкнулся с насилием или просто узнал о таком случае. В отношении детей это могут быть, к примеру, сотрудники учреждений образования или здравоохранения.

Законом предусматривается, что каждый случай насилия будет проверяться уполномоченными органами, а потом можно будет увидеть, какие именно меры были приняты. «Конечно, вопросов у нас сегодня больше, чем ответов. Как такую базу создать, протестировать, устранить технические проблемы, обеспечить неразглашение информации и защиту персональных данных – это огромный вызов», – отмечает юрист Анна Христова, которая участвовала в процессе разработки и многочисленных обсуждений данного закона как эксперт и, позже, координатор Проекта Совета Европы по предупреждению и противодействию насилия в семье и насилия в отношении женщин.

Христова утверждает, что множество положений в законе соответствуют стандартам Совета Европы, отражая лучшие европейские практики. И, в любом случае, закон защищает интересы ребенка. К примеру, документ определяет, что жертвой может быть даже ребенок, который стал свидетелем насилия. Еще один момент – в законе сказано, что фактор домашнего насилия обязательно должен учитываться судами при определении дальнейшего места проживания ребенка при разводе родителей, при рассмотрении вопроса о лишении родительских прав и т.п..

Также закон вводит новые защитные средства реагирования на домашнее насилие – срочное запретительное предписание и ограничительное предписание относительно обидчика. Христова напоминает, что за внедрение этих инструментов боролись еще в 1998-1999 годах, когда выписывали проект закона о предупреждении насилия в семье. Тогда подобные предписания уже действовали в других странах, а теперь вот появились у нас.

Срочное запретительное предписание выносит обидчику полицейский. Это может быть требование покинуть место жительства пострадавшего, запрет любым способом контактировать с жертвой. А ограничительное предписание выдает суд.

Работает это так: к примеру, пострадавшая женщина с ребенком обращается в суд, просит вынести ограничительное предписание обидчику – ограничить общение с ребенком на три месяца. В это время, по словам Христовой, с семьей работают социальные службы, делают все, чтобы установить нормальные отношения. «Это еще не лишение родительских прав, но радикальная мера, направленная на спасение семьи», – говорит Христова.

Могут быть и другие варианты ограничительного предписания: запрет на пребывание в совместном жилье, общение по телефону, приближение на определенное расстояние.

По словам юриста, закон о домашнем насилии достаточно детализированный, но, чтобы революционные положения не остались на бумаге, необходимы подзаконные акты. К примеру, постановление Кабмина о порядке формирования, ведения и доступа к единому реестру случаев насилия. Приказом МВД следует прописать инструкцию для участковых полицейских о том, как применять срочное запретительное предписание. «Чтобы в ситуациях, когда насилие происходит прямо сейчас, полицейский мог выдворить обидчика из помещения. Знаете, как это в американских фильмах показывают», – говорит Христова и добавляет, что этот проект уже разрабатывается.

Врачи и учителя VS домашнее насилие

Помимо прочего, новый закон впервые накладывает четкие обязательства в сфере предотвращения домашнего насилия на учебные заведения и органы здравоохранения. «Теперь, обнаружив какой-то факт, возможно, связанный с домашним насилием, они обязаны в течение суток проинформировать об этом службу по делам детей и органы полиции. То есть уже не могут быть равнодушными», – объясняет Анна Христова.

Привлечение этих учреждений к предотвращению домашнего насилия юрист считает крайне значимой нормой. Главное только, чтобы она правильно заработала. Для этого учителя и врачи должны получить определенные навыки распознавания, где бытовые травмы, а где – последствия насилия. «Нужно формировать круг профессиональных экспертов, которые могут быть тренерами для педагогов или врачей… Тут же вопрос не только в том, чтобы не бить детей, но и в том, чтобы не причинять психологических страданий ребенку, не превращать его самого в потенциального обидчика», – объясняет Христова.

Кстати, подобным обучением медработников у нас недавно занялись. «Международный центр развития и лидерства» вместе с Уполномоченным президента по правам ребенка и Министерством здравоохранения Украины начали всеукраинский проект «Детство без насилия».

Полина Клыкова рассказывает, что изначально проект задумывался, как, в целом, налаживание всей системы реагирования на проблему детского насилия. Но поскольку у сотрудников соцсферы и у полиции данная тема начала потемногу сдвигаться с мертвой точки, а вот медиков никто не обучает, решили сосредоточиться на последних. Именно врачи очень часто первыми замечают, что дети страдают от небрежного отношения или насилия. «Сколько случаев насилия иногда проходит мимо, просто потому, что врач не задал ребенку нужный вопрос», – сетует Клыкова.

Справедливости ради, стоит отметить, что ни одному обществу в мире, даже самому успешному, не удалось пока полностью справиться с домашним насилием по отношению к детям. По словам Анны Христовой, разница лишь в том, что где-то на насилие обращают внимание, когда речь уже идет о вопиющих последствиях для ребенка, а где-то – уже после первых признаков того, что ребенок страдает, учитель, врач или сосед информирует об этом уполномоченные службы.

«Это абсолютно не значит, что кого-то сразу наказывают или детей сразу отбирают у родителей. Просто на ребенка и ситуацию [в семье] обращают внимание службы по делам детей. Если нужно, совместно с психологами, работают с этими случаями. И вот эту систему «нулевой толерантности» к насилию, то есть абсолютного непринятия необходимо развивать у нас», – говорит она.

«Если есть четкая государственная позиция, что мы не будем мириться с домашним насилием, не будем считать, что это право родителей – применять или не применять насильственные методы при воспитании, – то уже дальше на всех уровнях будут разрабатываться и реализовываться программы по повышению осведомленности и неприятию насилия», – добавляет Христова.

Действительно, мириться с домашним насилием нельзя. Хотя это позорное явление не смогли полностью побороть даже самые цивилизованные государства, пускать все на самотек – худший вариант. Право жить без насилия – неотъемлемое право каждого человека. А насилие по отношению к детям должно вызывать неприятие у любого адекватного человека. Помочь в формировании такого сознания могут как телепередачи и социальные ролики с призывом не скрывать случаи насилия над детьми, так и обычные беседы с маленькими украинцами, которым важно объяснить: если вы страдаете – не молчите.

Обсуждение закрыто.