Отказ от услуг по гк рф

Статья 782. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

Статья 782. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 782 ГК РФ

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Отказ от договора: как работает ст. 450.1 ГК РФ

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 42-ФЗ) ГК РФ был дополнен ст. 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». С введением этой статьи была разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации права на односторонний отказ от договора, способами отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации этого права. Подробнее о практике применения этой нормы читайте в материале «ЭЖ».

Фактически ст. 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и 6 ст. 450.1 ГК РФ).

С появлением ст. 450.1 ГК РФ возник ряд вопросов, имеющих значение для ее практического применения. Для их разрешения потребовались разъяснения высших судебных органов, с помощью которых был сформирован определенный правоприменительный подход, которым в своей практике смогут руководствоваться нижестоящие судебные инстанции.

Как направлять уведомление об отказе от договора

В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

В судебной практике сформировался подход, что реализация права на односторонний отказ от договора может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450.1 ГК РФ невозможно.

В качестве примеров можно привести постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 № 07АП-5506/2016 по делу № А45-1691/2016, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 № 12АП-3858/2016 по делу № А06-11543/2015, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2016 № 18АП-1554/2016 по делу № А34-5767/2015. Кроме того, такой подход согласуется с правовой позицией, изложенной Президиумом ВАС РФ в постановлении от 22.12.98 № 157/98, которое, хотя и связано с толкованием п. 3 ст. 450 ГК РФ, однако по своему правовому содержанию применимо и к положениям п. 1 ст. 450.1 ГК РФ.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в этом случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязанности по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 25). Так, в п. 63 этого постановления Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

Пленум ВС РФ также указал, что, если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 Постановления № 25).

Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом (о специфике отправки юридически значимых сообщений посредством электронной почты читайте в материале «Электронная переписка: можно ли использовать ее как доказательство в суде?», «ЭЖ», 2016, № 37). Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан его получить.

Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Пункт 1 ст. 165.1 ГК РФ

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ о возможности отказаться от договора полностью или в части не вызывает разногласий в толковании. Так, реализация права на частичный отказ от договора возможна в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

Как следует из пояснительной записки к проекту Закона № 42‑ФЗ, дополнившего ГК РФ ст. 450.1 (проект № 47538-6/9), включение данной статьи в Кодекс направлено на обеспечение стабильности заключаемых договоров. Инициаторы законопроекта предложили объединить в одной статье правовое регулирование расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ ст. 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

Изменения в ГК РФ были внесены в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства России. Так, в п. 9.1 раздела V Концепции указывается, что в ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора:

по соглашению сторон (п. 1 ст. 450);

по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450);

путем одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450).

При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками. В частности, в п. 3 ст. 450 ГК РФ не был предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, но при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких‑либо серьезных на то оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

Разработчики Концепции пришли к выводу, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также предусмотреть невозможность отказа от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие своими конклюдентными действиями.

Если у исполнителя нет лицензии

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающим на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешение (лицензию, доступ в СРО и т. п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФ, согласно которому сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Следует отметить, что само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления № 25, в котором суд разъяснил, что, если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

Суды также указывают, что осуществление деятельности без лицензии может быть основанием для ее привлечения к административной ответственности, однако не влияет на гражданско-правовое обязательство по оплате оказанных услуг (см., например, Определение ВАС РФ от 05.12.2012 № ВАС-15950/12 по делу № А32-39377/2011, постановления АС Восточно-Сибирского округа от 21.07.2015 № Ф02-2720/2015 по делу № А33-20843/2014, ФАС Центрального округа от 22.06.2010 № Ф10-2500/10 по делу № А68-9150/09, Западно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу № А75-12797/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 № 13АП-6360/2015 по делу № А21-9904/2014).

Вместе с тем из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях для договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т. д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по правовому смыслу этой нормы можно предположить, что право на односторонний отказ сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение п. 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в главе 1 ГК РФ.

Отказываясь от договора, нужно быть последовательным

Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Из его содержания следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

Например, в одном деле (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 № 02АП-2399/2016 по делу № А29-157/2016) суд указал, что направление истцом ответчику письма о расторжении договора аренды, нельзя рассматривать как юридический факт, повлекший прекращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продолжении арендных отношений, после направления в соответствии со ст. 610 ГК РФ уведомления о прекращении договора аренды, продленного на неопределенный срок, характеризует договор аренды как действующий.

Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» Пленум ВАС РФ указал, что согласно ст. 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке. Причем предъявить иск о расторжении договора арендодатель вправе даже после уплаты долга, но в разумный срок. При этом было особо отмечено, что непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишаются права ссылаться на какие‑либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ими же сделанных заявлений об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоппель. Другими примерами эстоппеля в российском законодательстве являются нормы п. 5 ст. 166 и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ

Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

Пункт 3 ст. 432 ГК РФ

Сторона может отказаться от конкретного права

В пункте 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В силу этого правила, когда лицо при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем оно не может осуществить это право по тем же основаниям, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания с должника предусмотренной договором неустойки — впоследствии кредитор не сможет взыскать неустойку, от которой он отказался, даже если передумает.

В целом анализ ст. 450.1 ГК РФ и практики ее применения показывает, что большая часть ее положений унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого регулирования отношений, связанных с отказом от договора.

Положения ст. 450.1 ГК РФ во многом дублируют по своему правовому содержанию положения Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА, 1994 г.). Так, например, в пояснительной записке к проекту Закона № 42‑ФЗ (проект № 47538-6/9) указывается, что в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ от договора по тем же основаниям не допускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принципов УНИДРУА. В частности из п. 3.12 следует, что, если сторона, которая вправе отказаться от договора, прямо или в подразумеваемом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уведомления об отказе от договора, отказ от договора не допускается.

Отказ от услуг по гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 2 в действующей редакции

Комментарии к статье 782 ГК РФ, судебная практика применения

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015 года, содержатся следующие разъяснения:

Заказчик вправе оплатить расходы исполнителя после отказа от договора возмездного оказания услуг

ВОПРОС 5. Вправе ли заказчик отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ до оплаты расходов, фактически понесенных исполнителем?

ОТВЕТ. В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Согласно п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

В силу п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

По смыслу приведенных норм, отсутствие предварительной оплаты понесенных расходов не является препятствием для реализации права заказчика на такой отказ. Односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет услуг, как оказанных, так еще и не оказанных, до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора. Таким образом, расходы, понесенные исполнителем, могут быть оплачены заказчиком как до отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг, так и после него, в том числе взысканы с заказчика в судебном порядке.

В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» содержатся следующие разъяснения:

Стороны вправе согласовать условия и последствия одностороннего отказа от договора, отличные от указанных в норме права

Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 ГК РФ.

Например, статья 475 ГК РФ о последствиях передачи покупателю товара ненадлежащего качества не исключает право сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия названного нарушения (в том числе по-иному определить критерии существенности недостатков товара или дополнить те права, которые предоставляются данной статьей покупателю).

Положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.

В каком случае заказчик обязан возместить исполнителю понесенные расходы на неоказанные услуги?

Односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг (пункт 1 статьи 782 ГК РФ) не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет еще не оказанных до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора услуг.

..Односторонний отказ от исполнения договора допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором. Статья 782 ГК РФ устанавливает один из таких случаев, когда обязанности заказчика и исполнителя прекращаются вследствие одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг.

В силу пункта 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить эти услуги. В соответствии с пунктом 1 статьи 781 Кодекса заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре. Данные нормы закона, устанавливая обязанность заказчика оплатить исполнителю оказанные им услуги, не регулируют вопроса об оплате исполнителю понесенных им расходов в связи с оказанными услугами. При этом согласно пункту 1 статьи 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Названная законодательная норма как раз регулирует те случаи, когда исполнитель понес расходы в счет еще не оказанных услуг в связи с односторонним отказом заказчика от договора.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о прекращении обязанности заказчика оплатить исполнителю расходы, которые тот понес в счет не оказанных до момента одностороннего отказа заказчика от договора услуг, неверен ( см. подробнее п. п. 2 Информационного письма ВАС РФ N 104).

В п. 23 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2018)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.03.2018 года содержатся следующие разъяснения:

Заказчик по договору об осуществлении технологического присоединения может немотивированно отказаться от него в любой момент

Заказчик по договору об осуществлении технологического присоединения вправе отказаться от договора на основании положений ст. 782 ГК РФ.

..Договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору о возмездном оказании услуг; к правоотношениям сторон по договору технологического присоединения применяются помимо специальных норм положения гл. 39 ГК РФ, а также общие положения об обязательствах и о договоре (раздел III ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется.

Иное толкование положений специального регулирования может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных ГК РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору..

См. подробнее обстоятельства дела в п. 23 Обзора ВС РФ, приведенном во вложении ниже

В п. 6 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года содержатся следующие разъяснения:

Условие договора возмездного оказания услуг, заключенного с потребителем, устанавливающее санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ничтожно.

..Ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (ст. 3, пп. 4 и 5 ст. 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

С учетом приведенных норм права условие договора оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества, закрепляющее обязанность ответчика по выплате истцу неустойки в случае отказа от исполнения договора, то есть устанавливающее санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ущемляет предусмотренное законом право истца (потребителя) в любое время отказаться от оказания услуги и возместить ответчику (исполнителю) понесенные расходы.

См. подробнее обстоятельства дела в п. 6 Обзора ВС РФ, приведенном во вложении ниже

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 24.11.2009 N 9548/09 по делу N А73-7174/2008 содержится следующая правовая позиция:

Односторонний отказ от исполнения публичного договора неправомерен

Обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить соответствующие услуги связи означает и недопустимость одностороннего отказа оператора связи от исполнения договора.

Поэтому вывод судов о правомерности отказа оператора связи в одностороннем порядке от исполнения договора по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, является ошибочным.

В п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2015), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015 года содержатся следующие разъяснения:

Субагент не отвечает перед агентом либо туроператором за неисполнение туристом договора о реализации туристского продукта, равно как и за реализацию туристом права на односторонний отказ от названного договора.

..Турист вправе отказаться от исполнения договора о реализации туристского продукта в любое время при условии оплаты исполнителю (туроператору) фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Названная гарантия предоставлена туристу императивными нормами законодательства и предполагает встречные обязательства на стороне туроператора и турагента обеспечить туристу право на односторонний отказ от туристского продукта в любое время при условии компенсации туроператору (турагенту) фактически понесенных ими расходов, обусловленных предоставлением конкретного туристского продукта, наличие которых они должны доказать.

При этом субагент, направивший агенту сообщение об отмене бронирования тура, действует как посредник между туристом и туроператором, выражая не собственную юридически значимую волю на аннулирование тура (расторжение договора), но передавая через агента туроператору волю туриста на расторжение договора о реализации туристского продукта.

Следовательно, суды необоснованно сделали вывод о наличии факта нарушения обязательства ответчиком, немедленно сообщившим о реализации туристом права на односторонний отказ от договора возмездного оказания туристических услуг, возможность использования которого заказчиком услуг закон не обусловливает применением имущественных санкций, в том числе дифференцированных в зависимости от срока, оставшегося до начала фактического предоставления услуг.

См. подробнее обстоятельства дела в п. 3 Обзора ВС РФ, приведенном во вложении ниже

Рекомендуемые публикации:

Отказ от исполнения договора о реализации туристского продукта

О возможности одностороннего отказа туриста от исполнения договора о реализации туристского продукта, последствиях такого отказа, условиях возмещения убытков в случае отказа см. статьи:

Отказ от исполнения договора с управляющей компанией в сфере ЖКХ

О заключении и возможности расторжения договора с управляющей компанией (одностороннего отказа от исполнения), о судебной практике по данному вопросу см. статьи:

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2015); утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015 года (извлечение):

3. Субагент не отвечает перед агентом либо туроператором за неисполнение туристом договора о реализации туристского продукта, равно как и за реализацию туристом права на односторонний отказ от названного договора.

Агент обратился в суд с иском к субагенту о взыскании неустойки, предусмотренной субагентским договором о реализации туристского продукта, за отмену бронирования туристского продукта по истечении определенного периода. Истец указывал на то, что выплатил соответствующую сумму неустойки по агентскому договору с аналогичными условиями туроператору.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований, указывая на отсутствие нарушения обязательства, поскольку он немедленно сообщил истцу о реализации туристом права на односторонний отказ от договора (п. 1 ст. 782 ГК РФ).

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации названные судебные акты отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В силу ст. 1011 ГК РФ к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные гл. 49 или гл. 51 данного кодекса, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат положениям гл. 52 или существу агентского договора.

Согласно п. 1 ст. 993 ГК РФ комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, кроме случаев, когда комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого лица либо принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере). В случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, комиссионер обязан немедленно сообщить об этом комитенту, собрать необходимые доказательства, а также по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования (п. 2 названной статьи).

В силу п. 2 ст. 782 ГК РФ, а также ст. 32 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) турист вправе отказаться от исполнения договора о реализации туристского продукта в любое время при условии оплаты исполнителю (туроператору) фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Названная гарантия предоставлена туристу императивными нормами законодательства и предполагает встречные обязательства на стороне туроператора и турагента обеспечить туристу право на односторонний отказ от туристского продукта в любое время при условии компенсации туроператору (турагенту) фактически понесенных ими расходов, обусловленных предоставлением конкретного туристского продукта, наличие которых они должны доказать.

При этом субагент, направивший агенту сообщение об отмене бронирования тура, действует как посредник между туристом и туроператором, выражая не собственную юридически значимую волю на аннулирование тура (расторжение договора), но передавая через агента туроператору волю туриста на расторжение договора о реализации туристского продукта.

Следовательно, суды необоснованно сделали вывод о наличии факта нарушения обязательства ответчиком, немедленно сообщившим о реализации туристом права на односторонний отказ от договора возмездного оказания туристических услуг, возможность использования которого заказчиком услуг закон не обусловливает применением имущественных санкций, в том числе дифференцированных в зависимости от срока, оставшегося до начала фактического предоставления услуг.

Факт оплаты агентом неустойки туроператору сам по себе не свидетельствует о виновности субагента в причинении убытков агенту, который должен был действовать разумно и осмотрительно как лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, учитывать требования законодательства о гарантиях туристам как заказчикам услуг права на односторонний отказ от туров.

Определение N 310-ЭС14-142

В п. 23 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2018)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.03.2018 года содержатся следующие разъяснения:

23. Заказчик по договору об осуществлении технологического присоединения вправе отказаться от договора на основании положений ст. 782 ГК РФ.

Обществом (заказчиком) и компанией (исполнителем) заключен договор технологического присоединения, по которому общество перечислило компании аванс.

Впоследствии общество в одностороннем порядке отказалось от договора и просило компанию вернуть перечисленные денежные средства.

Отказ компании от возврата аванса послужил основанием для обращения общества в арбитражный суд с иском к компании о взыскании указанной денежной суммы и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 26 Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее — Закон N 35-ФЗ), п. 6 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861 (далее — Правила N 861), технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным. По договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, в том числе мероприятий по разработке и в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, согласованию с системным оператором технических условий, обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики). Как правило, построенные и реконструированные объекты электросетевого хозяйства не передаются заказчику; силами сетевой организации создаются условия для технологического присоединения энергопринимающих устройств заказчика с согласованной категорией надежности к электрической сети сетевой организации и для последующей передачи заказчику электрической энергии с определенными физическими характеристиками. В свою очередь, заказчик вносит сетевой организации плату по договору об осуществлении технологического присоединения с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению, а также разрабатывает проектную документацию в границах своего земельного участка согласно обязательствам, предусмотренным техническими условиями, и выполняет технические условия, касающиеся обязательств заказчика (п. 1 ст. 26 Закона N 35-ФЗ и пп. 16, 17 Правил N 861).

В таком виде договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору о возмездном оказании услуг; к правоотношениям сторон по договору технологического присоединения применяются помимо специальных норм положения гл. 39 ГК РФ, а также общие положения об обязательствах и о договоре (раздел III ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется.

Иное толкование положений специального регулирования может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных ГК РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору.

Таким образом, общество вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю (компании) фактически понесенных им расходов.

Определение N 305-ЭС17-11195

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016)»; утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года (извлечение):

6. Условие договора возмездного оказания услуг, заключенного с потребителем, устанавливающее санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ничтожно.

Общество обратилось в суд с иском к Л. о взыскании неустойки, указав, что между сторонами заключен договор оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества, ответчик отказалась от исполнения его условий.

В соответствии с условием договора оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества в случае невыполнения заказчиком условий договора (например, отказ или уклонение от приобретения земельного участка) или нарушения заказчиком обязанностей, принятых на себя согласно данному договору, заказчик обязуется уплатить исполнителю неустойку в установленном договором размере в течение трех календарных дней с момента заявления соответствующего требования исполнителем.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в связи с отсутствием доказательств несения обществом фактических расходов при исполнении договора, заключенного с Л., указав, что неустойка не относится к фактическим расходам.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что Л. не исполнены обязательства, установленные договором оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества, в связи с чем имеются основания для взыскания с нее в пользу общества неустойки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

При рассмотрении дела судом установлено, что между сторонами заключен договор возмездного оказания услуг.

Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии с п. 1 ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных данным кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой — организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

На отношения, связанные с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями посреднических услуг на рынке сделок с недвижимостью (риэлтерские услуги, заключающиеся, в частности, в подборе вариантов объектов недвижимости для их последующей купли-продажи, аренды гражданами для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, помощи в заключении указанными гражданами сделок по купле-продаже и иных сделок в отношении объектов недвижимости, организации продажи объектов недвижимости по поручению данных граждан), распространяется действие Закона о защите прав потребителей (п. 11 названного постановления Пленума).

В силу ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Аналогичные положения содержатся в ст. 32 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которыми потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Какие-либо иные правовые последствия одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг законом не предусмотрены, не могут они быть определены и договором.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.

В п. 1 ст. 168 ГК РФ закреплено, что за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2).

Как разъяснено в п. 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (ст. 3, пп. 4 и 5 ст. 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

С учетом приведенных норм права условие договора оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества, закрепляющее обязанность ответчика по выплате истцу неустойки в случае отказа от исполнения договора, то есть устанавливающее санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ущемляет предусмотренное законом право истца (потребителя) в любое время отказаться от оказания услуги и возместить ответчику (исполнителю) понесенные расходы.

В связи с этим данный пункт договора не соответствует требованиям перечисленных правовых норм и его положения не могли применяться судом при разрешении данного спора.

Комментарии запрещены.