Правовое регулирование хулиганство

История правового регулирования ответственности за хулиганство

Борьба с преступлениями, посягающими на общественный порядок, имеет многовековую историю. Еще в Соборном уложении 1649 года существовал ряд статей, которые устанавливали уголовную ответственность за подобные деяния. Так, в статье 7 гл.XXII устанавливалась ответственность за «мучительское надругательство». Статья 17 этой же главы гласила: «А будет кто с похвальбы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит, и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит. »[2]. Однако в то время еще не существовало четкого определения общественного порядка, поэтому в подавляющем большинстве случаев деяния не дифференцировались в зависимости от умысла. Можно лишь весьма условно считать, что слова «с похвальбы, или с пьянства, или умыслом», по сути, свидетельствуют о наличии в действиях лица хулиганских побуждений, хотя в современной трактовке умысел — несколько иная категория, посредством которой определяется форма вины.

В документе, именуемом «Устав благочиния, или полицейский», который 8 апреля 1782 г. был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет «учинить уголовныя преступления противу народной тишины» (ст.230), хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка («челобитье или прошение или донос скопом или заговором», «насильное завладение недвижимого имения», «разсевание лжи и клеветы»)[3]. В части 4 ст.261 Устава более полно обозначены действия, которые подпадают под признаки хулиганства в его современном понимании: «Буде кто во время общенародной игры или забавы или феатрального представления, в том месте или близ зрителей во сто сажен, учинит кому обиду, или придирку, или брань, или драку, или вынет шпагу из ножен или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану или вред или убыток или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду»[4].

В период судебной реформы 1861-1864 гг. согласно ст.38 Устава о наказаниях «за ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины» виновные подвергались наказанию (правда, весьма незначительному — аресту на срок не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей). В рамках этой же статьи наказание могло быть назначено и в случаях, когда «в нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции»[5]. Это деяние больше соответствует такому преступлению, как массовые беспорядки (ст.212 нынешнего УК РФ). Таким образом, классификации нарушений, которые сейчас именуются уголовно наказуемым хулиганством, в то время еще не было.

В отечественном законодательстве послереволюционного периода хулиганство было впервые выделено в качестве самостоятельного состава. Однако в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года хулиганство помещалось в разд.5 «Иные посягательства на личность и ее достоинство». Этот раздел наряду с четырьмя предыдущими был объединен гл.V «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». В Уголовном кодексе РСФСР, утвержденном Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г., который с многочисленными изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 января 1997 г., хулиганство было расположено в гл. десятой «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения». Определялось оно как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу» (ч.1 ст.206 УК РСФСР). Злостным хулиганством признавались «те же действия, отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом или особой дерзостью, либо связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство» (ч.2 этой же статьи).

Несомненным достижением отечественной юридической мысли стало конструирование модифицированного состава хулиганства в Уголовном кодексе Российской Федерации от 13 июня 1996 г. (введен в действие с 1 января 1997 г.). Состав хулиганства и в первоначальной, и в новой редакции находится в гл.24 «Преступления против общественной безопасности», которая расположена в разд.IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». В первоначальной редакции ч.1 ст.213 УК РФ хулиганство определялось как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Квалифицированным признавалось то же деяние, если оно: а) совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка; в) совершено лицом, ранее судимым за хулиганство (ч.2 ст.213 УК РФ). Особо квалифицированным признавалось хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч.3 ст.213 УК РФ).

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» определение хулиганства по сравнению с ранее имевшимся было несколько изменено. Так, в соответствии с ч.1 ст.213 УК РФ в новой редакции хулиганство определено как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». В части 2 этой же статьи в качестве квалифицированного хулиганства определено «то же деяние, совершенное по предварительному сговору или организованной группой лиц либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка».

В новой редакции ст.213 УК РФ заметны два изменения. Во-первых, декриминализированы действия, которые, хотя и нарушают общественный порядок, но были осуществлены без использования оружия или предметов, используемых в качестве такового. И, во-вторых, в диспозиции ч.1 этой статьи отсутствует такой признак хулиганства, как сопровождение действий, грубо нарушающих общественный порядок, применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Однако и в том виде, в котором хулиганство определено в ст.213 УК РФ, ряд вопросов остался в разряде дискуссионных. Прежде всего обращает на себя внимание, что хулиганство, обозначенное как «грубое нарушение общественного порядка», расположено в гл.24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности», которая находится в разд.IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Отдельной же главы «Преступления против общественного порядка» в УК РФ нет. Хулиганство безосновательно отнесено в разряд преступлений против общественной безопасности. Кроме того, к преступлениям против общественного порядка по признаку общности непосредственного объекта относятся: заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.207), массовые беспорядки (ст.212), вандализм (ст.214 УК РФ).

Дата добавления: 2015-09-07 ; просмотров: 445 . Нарушение авторских прав

Пути криминализации «спортивного» хулиганства

(Сараев В. В.) («Российский следователь», 2012, N 4) Текст документа

ПУТИ КРИМИНАЛИЗАЦИИ «СПОРТИВНОГО» ХУЛИГАНСТВА

——————————— Saraev V. V. Ways of criminalization of «sport» hooliganism.

Сараев Владимир Васильевич, вице-президент — директор правового управления Континентальной хоккейной лиги, руководитель Центра по научному обеспечению уголовно-правового воздействия на преступления в сфере спорта, кандидат юридических наук.

В работе отражена авторская научная концепция изменения уголовного законодательства в целях эффективности уголовно-правового воздействия на преступления в сфере спорта, в частности хулиганство, называемое как «спортивное» хулиганство. Предлагаются варианты введения нового квалифицирующего признака в ст. 213 УК РФ или отдельной бланкетной правовой нормы.

Ключевые слова: спортивное хулиганство, спорт, соревнования, уголовно-правовая охрана, уголовное законодательство.

This paper reflects the author’s scientific concept of change in criminal law in order to be effective criminal law on crime in sports, in particular, disorderly conduct, which is called as a «sport» hooliganism. The variants of the introduction of a new aggravating circumstance in Article 213 of the Criminal Code or a single blanket rule of law.

Key words: sport hooliganism, sports, events, legal protection, criminal legislation.

В 2012 год мы опять входим без разрешения на законодательном уровне в проблемы «спортивного» хулиганства. Комплексное правовое регулирование общественных отношений в сфере физической культуры и спорта в 2011 г. отметилось: 1) тенденцией к увеличению количества вносимых изменений в Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» (основные из них: в части создания региональной спортивной федерации в качестве структурного подразделения общероссийской без прав юридического лица; в части развития студенческого спорта и создания студенческих спортивных лиг; в части совершенствования спортивной подготовки); ——————————— См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 50. Ст. 6242.

2) точечным принятием (заранее признанных несовершенными самими разработчиками ) изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и ст. ст. 26 и 26.1 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» (в части установления административной ответственности за нарушение установленных законодательством о физической культуре и спорте требований о предотвращении допинга в спорте и борьбе с ним); ——————————— Протокол заседания Комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России. 12.12.2011. М.: МГЮА.

3) очередным отложением внесения в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроекта, в последней редакции под названием «Об обеспечении безопасности при проведении спортивных и иных массовых мероприятий в Российской Федерации»; 4) игнорированием объективной необходимости изменения уголовного законодательства в части состава преступления хулиганства, способного более эффективно осуществлять уголовно-правовое воздействие на «спортивное» хулиганство. Проблема «спортивного» хулиганства в основном существует около игровых видов спорта, где в силу истории, традиций, содержания вида спорта и клубной индивидуализации очень сильна тенденция командных обособлений болельщиков (фанатов). Особенно фанатское движение активно в футболе и хоккее и приобретает организованные формы, равняясь на Европу (где например, создано международное воинствующее движение «Всемирный клуб футбольных хулиганов» ). ——————————— См.: Стрелец А. Безумство футбольных фанатов // Индустрия футбола. 09.11.2007.

Конфликты с участием фанатов систематически пополняют статистику общественно опасных деяний. Хоккей на льду: В 2005 г. серьезный случай группового хулиганства наблюдался на хоккейном матче ХК МВД — ЦСКА . ——————————— См.: Громилы // Советский спорт. 02.11.2005.

В 2007 г. болельщик «Трактора» А. Медведев осужден условно на 1,5 года за хулиганство, совершенное в ходе матча «Салават Юлаев» — «Трактор» в Уфе. 13 ноября 2010 г. болельщик «Автомобилиста» (Екатеринбург) С. Шафиков за удары, нанесенные хоккейной клюшкой вратарю команды «Салават Юлаев» В. Колеснику, и причиненный вред здоровью осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ на 230 часов обязательных работ с компенсацией морального вреда в пользу В. Колесника в размере 5000 руб. При этом изначально уголовное дело было возбуждено по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. ——————————— См.: Ларин И. ЧП в Екатеринбурге // СПОРТ-ЭКСПРЕСС. 15.03.2010; Лысенков П. Колесника могли убить // Советский спорт. 15.03.2010.

Ноябрь 2011 г., как и год назад, отметился хулиганскими выходками хоккейных фанатов на матче команд «Динамо» (Минск) — «Витязь», при этом в ходе конфликта в руках главного тренера «Витязя» А. Назарова опять фигурировала хоккейная клюшка. Футбол: 9 июня 2002 г. после футбольного матча Россия — Япония на Манежной площади в Москве совершены массовые беспорядки, в результате чего зарегистрировано более 50 пострадавших, один погибший, 7 сожженных и 106 поврежденных иным способом автомобилей с материальным ущербом свыше 15 млн. руб. В октябре 2003 г. в Москве фанатами «Спартака» и ЦСКА организовано кровавое побоище . ——————————— См.: Голышак Ю. Странный и страшный футбол // Спорт-экспресс. 20.10.2003.

В марте 2005 г. после матча первого дивизиона между командами «Анжи» (Махачкала) и «Динамо» (Махачкала) произошла массовая драка между футболистами и болельщиками обеих команд . ——————————— См.: За побоище в Махачкале наказан стадион // Советский спорт. 06.07.2005.

В 2005 г. в Санкт-Петербурге в день открытия чемпионата страны в масштабной драке между фанатами «Зенита» и «Динамо» применено холодное оружие, в результате чего девять человек получили ножевые ранения . ——————————— См.: Невское побоище осталось незамеченным только для милиции // Футбол, хоккей. 04.04.2005.

В 2008 г., по существу, каждый месяц чемпионата России по футболу омрачался стычками среди фанатов, ножевыми и огнестрельными ранениями . ——————————— См.: Мейтин А. А. Необходим футбольный закон // Спорт-экспресс. 05.12.2008.

В отношении болельщиков «Зенита» по итогам матча 10-го тура «Амкар» — «Зенит» в 2010 г. в Перми возбуждено два уголовных дела по ст. 318 и ст. 213 УК РФ . ——————————— См.: На фанатов «Зенита» завели уголовное дело // Советский спорт. 12.05.2010.

1 ноября 2010 г. по факту смерти болельщика ЦСКА А. Архипова в Раменском Московской области возбуждено уголовное дело по ст. 111 УК РФ . ——————————— См.: Раменское, где недавно убили болельщика ЦСКА, может остаться без большого футбола. URL: http://news. ru. com/sport/09nov2010/ramfan. html (последнее посещение — 9 ноября 2010 г.).

В декабре 2010 г. в Москве и Санкт-Петербурге прошли акции хулиганств, массовых беспорядков, погромы футбольных фанатов из-за смерти в драке «спартаковского» фаната Е. Свиридова . ——————————— См.: Расследование «Советского спорта». Очередные «фанатские» погромы в центре Москвы и Питера, как всегда, не имели ничего общего с футболом // Советский спорт. 13.12.2010.

31 июля 2011 г. в Ростове-на-Дону перед футбольным матчем «Ростов» — «Локомотив» (Москва) недалеко от стадиона произошла массовая драка между фанатами этих команд . ——————————— См.: Трофимов Д. А. Криминальный футбольный фанатизм как общественно опасное явление // Российский следователь. 2011. N 19. С. 18 — 19.

Безусловно, что каждый из указанных примеров требует особого подхода и детального изучения, но публичность и распространенность данных противоправных деяний вызывают оправданное беспокойство правоведов о состоянии уголовного законодательства и правоприменительной практики. Хулиганство спортивных фанатов всегда является зависимым от спортивного состязания, а мотив хулиганства в данном составе рассматривается как основополагающий при квалификации преступления в целом и субъективной стороны состава в частности. На наш взгляд, А. А. Мейтин вполне обоснованно, давая определение признакам преступлений, совершаемым футбольными болельщиками, утверждает, что эти преступления совершаются практически «по мотивам, связанным со спортивными состязаниями и внутригрупповой жизнью болельщиков, на стадионах, на улицах и в иных общественных местах, как правило, до, после или во время футбольных матчей» . ——————————— Мейтин А. А. Преступления футбольных болельщиков. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых футбольными болельщиками, и их предупреждение: Монография. М., 2005. С. 36.

Подтверждается это теоретическими выводами других авторов, например С. В. Бородина, который считает, что мотив преступления представляет собой обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его решении . ——————————— См.: Бородин С. В. Преступления против жизни. СПб., 2003. С. 137 — 138.

Н. Г. Кадников, рассуждая о преступлениях из хулиганских побуждений, по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти, относит их к виду преступлений, совершаемых из низменных мотивов и целей . ——————————— См.: Кадников Н. Г. Категории преступлений и проблемы уголовной ответственности: Учебное пособие. М., 2005. С. 19.

А. И. Чучаев, Ю. В. Грачева, А. А. Задоян сходятся во мнении, что хулиганский мотив является специальным мотивом, выражающимся в открытом, демонстративном вызове окружающим, стремлении противопоставить свои собственные интересы интересам общества, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним, показать свою вседозволенность, безнаказанность, жестокость . ——————————— См.: Чучаев А. И., Гречева Ю. В., Задоян А. А. Преступления против общественной безопасности: Учебно-практическое пособие. М., 2010. С. 62.

Правильное определение мотива «спортивного» хулиганства расширяет границы «спортивного» общественного порядка, так как нельзя не замечать то, что хулиганство до начала или после окончания спортивного соревнования часто продолжает иметь «околоспортивный» характер. По данным ВНИИ МВД России, в 2010 г. в отношении футбольных фанатов было возбуждено всего 19 уголовных дел (столько же, сколько и в 2009 г.); при этом преступления по ст. 213 УК РФ («Хулиганство») считались в перечне с преступлениями, предусмотренными ст. 214 («Вандализм»), ст. 158 («Кража»), ст. 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»), ст. 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») УК РФ. В 2008 г. уголовных дел, напрямую связанных с криминальным футбольным фанатизмом, было возбуждено всего 2, а в 2007 г. — одно (?!). ——————————— Трофимов Д. А. Указ. соч. С. 19.

Небольшое количество возбужденных дел специалисты склонны оправдывать и высоким уровнем латентности преступлений в данной сфере, и изначальной неочевидностью при их возбуждении, непрофессионализмом дознавателей и следователей, и преступной изощренностью лидеров фанатских группировок. Соглашаясь с этим, тем не менее главными проблемами автор настоящего исследования склонен считать несовершенство современного уголовного законодательства и степень уголовно-правовой охраны спорта. Полагаю своевременным и обоснованным выработку на законодательном уровне одного из следующих вариантов государственного и правового реагирования: 1) либо принятие соответствующего изменения в ст. 213 УК РФ и образование через квалифицирующий признак уголовно-правовой нормы в следующей редакции: «Статья 213. Хулиганство 1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; в) при проведении спортивных мероприятий либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо группы лиц или лица, поддерживающих участника спортивных мероприятий, — наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет…»; 2) либо принятие отдельного федерального закона об общественной безопасности и общественном порядке при организации и проведении спортивных и иных массовых мероприятий , с введением отдельной уголовно-правовой нормы в УК РФ: ——————————— Автор намеренно исключает из предмета регулирования предлагаемого федерального закона термин «обеспечение», в силу общего субъектного состава преступления.

«Статья 213.1. Нарушение законодательства Российской Федерации об общественной безопасности и общественном порядке при организации и проведении спортивных и иных массовых мероприятий 1. Грубое нарушение из хулиганских побуждений правил и требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации об общественной безопасности и общественном порядке при организации и проведении спортивных и иных массовых мероприятий, наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет…». Предлагаемые новеллы сохраняют основополагающий хулиганский мотив в субъективной стороне состава преступления хулиганства, предоставляют правовой инструментарий в сложном процессе изучения и установления мотивов преступления с учетом особой спортивной (фанатской) субкультуры. Предлагаемые редакции статей имели бы особое значение для практической деятельности, так как отсутствие в ст. 213 УК РФ признака «при проведении спортивных мероприятий» явно «занижает» уголовно-правовую квалификацию преступления в существующем составе, что, в свою очередь, затрудняет решение задачи о неотвратимости наказания. Предметом изучения применения уголовной ответственности за совершение подобных общественно опасных деяний может послужить законодательство стран: Великобритании, Франции, Швеции, Латвии, а поводом — Европейская конвенция от 19 августа 1985 г. ETS N 120 «О предотвращении насилия и хулиганского поведения зрителей во время спортивных мероприятий и в частности футбольных матчей» , которая вступила в силу для СССР с 1 апреля 1991 г. Кроме этого, Советом Европы были приняты: Декларация «О борьбе с насилием среди зрителей» (1999 г.); Рекомендации по борьбе с хулиганством в футболе (1999 г., Парламентская Ассамблея); Рекомендации относительно идентификации нарушителей и обмена информацией во время чемпионатов Европы и мира по футболу (2000 г., постоянный Комитет). Также Европейский союз принял Резолюцию по профилактике и борьбе против хулиганства в футболе (1997 г.). ——————————— См.: Бюллетень международных договоров. 2000. N 1. С. 8 — 22.

В заключение автор допускает, что предлагаемые законодательные новеллы вызовут дискуссию среди специалистов уголовного права, что считает закономерным и полезным для проводимых исследований и защиты авторской концепции.

Публикации

Нашумевшая история с «золотой молодежью», которая на элитном внедорожнике Gelandewagen устроила гонки с сотрудниками ДПС, попутно показывая погоню в прямом эфире в Интернете, вновь вызвала споры о несовершенстве российского законодательства. Скандалом обернулось не только вызывающее поведение гонщиков, но и невозможность привлечь их к суровой ответственности. Общественность возмущена действиями прокуратуры, трижды отменявшей возбуждение уголовного дела. Генеральный прокурор Юрий Чайка, выступая перед парламентом, кивал на несовершенство уголовного законодательства и призывал депутатов подумать об изменении нормы статьи о «хулиганстве». Нынешней редакции хулиганства исполнилось всего пять лет, но вновь встает вопрос о ее реформировании. Но так ли необходимо менять закон под сиюминутные запросы общественности?

История хулиганства

Попытки привлечь к ответственности за посягательство на общественное спокойствие имеют многовековую историю. Некоторые исследователи считают, что ростки правового регулирования проступков, затрагивающих устои общественного спокойствия, можно увидеть уже со времен Русской Правды, где фигурирует такое преступление, как «обида».

Строгая ответственность за непристойное, нарушающее спокойствие и порядок поведение появляется в Соборном уложении 1649 года. «А будет кто, во время святыя литургии и иное церковное пение, войдя в церковь божью, начнет говорить непристойные вещи. и тем в церкви божественному пению учинит мятеж. и тому бесчиннику за ту его вину учинить торговую казнь». Однако основным объектом охраны являлись в первую очередь все же отношения, связанные с порядком проведения церковных служб.

В дальнейшем все большее внимание со стороны государства уделялось правовой охране общественного спокойствия. В Воинском Артикуле Петра I 1715 года под страхом наказания шпицрутенами запрещались «учинение драк в миру без вызова, хоть никто умерщвлен или поражен не будет». Основной акцент сделан здесь на обстановке драки, то есть «в миру», публично, что, без сомнения, в первую очередь затрагивало общественное спокойствие.

В документе, именуемом «Устав благочиния, или полицейский», который 8 апреля 1782 году был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет «учинить уголовные преступления против народной тишины» (статья 230 Устава).

Хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка «челобитье или прошение или донос скопом или заговором», «насильное завладение недвижимого имения», «разсевание лжи и клеветы». Но в части 4 статьи 261 Устава были обозначены действия, которые подпадают под признаки хулиганства в его современном понимании: «Буде кто во время общенародной игры или забавы или театрального представления, в том месте или близ зрителей во сто сажен, учинит кому обиду, или придирку, или брань, или драку, или вынет шпагу из ножен, или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану, или вред, или убыток, или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду».

В период судебной реформы 1861-1864 годов предусматривалось наказание «за ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины». Виновные подвергались наказанию в виде ареста на срок не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше 25 рублей. В рамках этой же статьи наказание могло быть назначено и в случаях, когда «в нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции».

Впервые привлекать к ответственности именно хулиганов предложил петербургский градоначальник фон Валь, который в 1892 году издал указ, предписывающий полиции принимать решительные меры против «уличных бездельников, забавляющихся издевательствами над горожанами».

Хулиганство наряду с озорством и пакостничеством предложили включить и в новое Уложение о наказаниях 1914 года для правонарушений без мотива. Термин закрепляется в Декрете о революционных трибуналах от 4 мая 1918 года, которым дела о хулиганстве приравниваются к таким опасным преступлениям как шпионаж, контрреволюция, саботаж и погромы и рассматриваются революционными трибуналами. Таким образом, законодатель рассматривал хулиганство больше как политическое, а не уголовное преступление.

В 1922 году хулиганство становится самостоятельным правонарушением и получает собственную статью в Уголовном кодексе, законодатель трактует правонарушение как «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия». За «озорство» грозили исправительные работы или лишение свободы на срок до одного года.

Через 13 лет наказание ужесточили и максимальный срок увеличился до 5 лет специальным постановлением ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с хулиганством» от 29 марта 1935 года. Еще через пять лет власти предприняли наиболее суровые меры в борьбе с хулиганством: дела рассматривались без предварительного расследования в специально созданных «дежурных камерах» народных судов. За нецензурную брань в общественных местах можно было получить год заключения, а за хулиганство обычно назначали пять лет лишения свободы и запрещали проживать в главных городах СССР еще на пять лет, после освобождения.

Во время войны проблема хулиганства не являлась актуальной, а после власти декриминализировали «мелкое хулиганство». Указом президиума Верховного совета от 19 декабря 1956 года появляется ответственность за «мелкое хулиганство», не представлявшее существенной опасности, за которое предусматривалась ответственность в виде ареста от 3 до 15 суток либо штрафом в размере от 10 до 30 рублей.

Однако через четыре года утвердили новый Уголовный кодекс, по которому за «простое или мелкое» хулиганство уже наказывали тюремным заключением на срок до 1 года и штрафом до 50 рублей. Хулиганов также могли наказать исправительными работами или публичным порицанием. За более серьёзный вид хулиганства – «злостный» — нарушителей наказывали лишением свободы сроком до 5 лет.

В 1981 году попытки пресечь нарушения общественного порядка в стране еще более ужесточились. Выходит специальный указ «Об усилении ответственности за хулиганство», в котором в более развернутом виде было дано определение мелкого хулиганства, под которым понимались нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия.

Затем статья подвергается коррекции только в 1993 году — санкцию дополнили наказанием в виде исправительных работ сроком до двух лет. В 1997 году начал действовать новый УК РФ, который отличался от прежнего более гуманным подходом к нарушителям. Были также пересмотрены виды наказаний за хулиганство, например, по отношению к мелким хулиганам применяли административные виды наказаний, а уголовную ответственность несли люди, совершившие хулиганство при отягчающих обстоятельствах.

Затем хулиганство подвергали ревизии в 2003 году, когда в статье появился обязательный признак преступления в виде оружия или предметов, которые можно использовать с такой же целью. В 2007-м родился необходимый мотив преступления из ненависти и вражды к определенной группе, а в 2011-м – из статьи убрали нижний порог лишения свободы, а также ввели альтернативное наказание в виде штрафа.

Оружие и вражда

Верховный суд РФ в своем последнем пленуме по этому вопросу от 2007 года трактует хулиганство как «умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованных желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним».

Однако суд указал, что сами по себе вышеописанные действия являются административным правонарушением, а не уголовным преступлением.

С 2003 года и по нынешнее время статью за хулиганство можно получить только в случае нарушения порядка с использованием оружия или по мотивам любой розни — политической, расовой, религиозной и т.п. Если же просто куролесить и нарушать покой окружающих или демонстрировать свое неуважение обществу, то действия эти под уголовный кодекс не попадают, за них наступает административная ответственность.

Сложилась парадоксальная ситуация: статья за хулиганство в уголовном кодексе есть, но само по себе хулиганство преступлением не является. Ведь если нет оружия и мотива, то нет и состава преступления.

Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что любой предмет можно считать орудием преступления. «Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека», — говорится в документе.

Прокуратура в рамках нашумевшего дела о погоне на Gelandewagen полагает, что автомобиль не является объектом, который можно отнести к оружию. Поэтому надзорное ведомство и отменяло решения следствия о возбуждении дела. К тому же именно прокуратуре придется поддерживать обвинение в суде, а дело, в котором в качестве оружия при совершении хулиганства фигурирует автомобиль, скорее всего, в процессе развалится.

К тому же, как справедливо указала прокуратура, в Уголовном кодексе есть и другие статьи, которые можно применить к убегающим от погони в данном конкретном случае.

Вернуться к истокам

В стане критиков зазвучали голоса и о трусости прокуратуры, которая испугалась вступить в схватку с ЛУКОЙЛом. Однако в данном случае ведомство действовало строго по закону.

В ответ на нападки депутатов Юрий Чайка напомнил, что сам законодатель и отредактировал статью, что привело к нынешней ситуации. Он отметил смелость своего коллеги, который при беспрецедентном давлении не испугался принять законное решение.

«Прокурору тоже потребовалось мужество, когда шла эта волна, атака, когда все кричали «Ату!» он имел мужество выйти и сказать, что закон несовершенен, что нельзя эту статью применять здесь, и нашел вариант, какой закон применить», — прокомментировал это генпрокурор.

Генпрокуратура и сама рада вернуться к прежней редакции, ведь в нынешнем виде статья, по ее мнению, просто не работает. Юрий Чайка напомнил случай драки бизнесменов Александра Лебедева и Сергея Полонского в ходе съемки телепередачи, тогда органам тоже не удалось прицепить к делу «хулиганскую статью» и также из-за отсутствия орудия и мотивов на разжигание вражды.

В связи с этим Генпрокурор призвал депутатов подумать о внесении изменений в статью, иначе она просто не будет работать.

«Что мы сегодня имеем? Мы имеем такую статью, которую тяжело применить на практике. Моя просьба: внесите коррективы в эту статью. Она неработающая статья сегодня», — указал Генпрокурор.

Менять или не менять

Адвокатское сообщество признает несовершенство статьи. «Действительно, нынешняя редакция не самая удачная. На сегодняшний день статья очень узкая, и большое число асоциальных действий под нее не подпадает», — указал адвокат Дмитрий Аграновский.

Однако защитники против ее коррекции, опасаясь, что ради привлечения к ответственности единичных «мажоров», поправки в закон откроют правоохранительным органам возможность возбуждать дела о мнимом хулиганстве и против обычных граждан, например, ради улучшения показателей раскрываемости преступлений.
Опасность внесения поправок после каждого вопиющего и резонансного случая отмечала и помощник президента Лариса Брычева. Выступая с лекцией в парламенте в 2014 году, она указала, что из-за излишней торопливости законодателя и его неритмичной работы, некоторые принятые законы либо не работают, либо содержат ошибки и в них необходимо вносить поправки.

«К сожалению, поскольку наш законодатель тороплив, неритмично работает — иногда за последний месяц сессии принимается большее количество законов, чем за всю сессию — это приводит к многочисленным ошибкам, в том числе и языкового порядка, и текстовые, я уже оставляю в стороне ошибки юридического или смыслового порядка. Такие вещи чрезвычайно огорчительны», — сказала Брычева.

Она отметила, что многочисленные поправки усложняют правоприменение, а зачастую приводят к отсутствию системности законодательства.

«Эта ситуация близка катастрофе. С этой точки зрения хотелось бы, чтобы скорость изменения законодательства была по возможности приторможена, тогда можно находить сбалансированные решения. Зачастую изменения вносятся в результате сиюминутных реакций на ситуации, которые возникают в жизни. Это неправильно ни с какой точки зрения», — отметила помощник президента.

Статистика и портрет хулигана

Судебная статистика не подтверждает тезис о неработающей 213 статье УК. Так, в 2015 году российские суды рассмотрели 1 тысячу 294 дела о хулиганстве и вынесли приговоры по 943-м из них, судьи прекратили всего 260 дел и только 40 вернули в прокуратуру для устранения недостатков. Годом ранее в суды общей юрисдикции поступила 1 тысяча 485 дел, более тысяча из них закончились приговорами, по которым были осуждены 1 тысяча 47 человек. Таким образом, два года подряд по делам о хулиганстве в более 75 процентов случаев суды поддержали позицию прокуратуры.

При этом нельзя сказать, что суды часто оправдывали хулиганов. В 2015 году 40 нарушителей общественного спокойствия оказались невменяемыми и их направили на принудительное медицинское лечение. В отношении 111 человек уголовное преследование прекратили по нереабилитирующим обстоятельствам. А полностью оправдали всего 12 человек. То есть всего лишь один процент.

По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2015 году за бесчинство были осуждены 998 человек, из них 30 — женщины. Чаще всего общественный порядок нарушают в возрасте от 30 до 49 лет — 406 осужденных, неуважение к обществу также наиболее ярко проявляется в возрастной категории от 18 до 24 лет (252 человека) и от 25 до 29 лет (246 человек). Реже всего на скамье подсудимых по обвинению в хулиганстве оказывались подростки 14-17 лет — 30 человек и мужчины старше 60 лет — 10 обвиняемых. Беременные женщины и матери детей до трех лет по данным судебного департамента не хулиганили вообще, по крайней мере в прошлом году.

К нарушению общественного порядка наиболее склонны местные жители или жители соседних районов и областей — 990 человек, в хулиганстве были замечены всего 21 гражданин СНГ и 16 зарубежных гостей России, вынужденные переселенцы и беженцы проявляли абсолютное уважение к обществу.

К данному виду преступлений наиболее склонны трудоспособные люди, но не имеющие никакого занятия (535 человек), на втором месте оказались рабочие — 266 человек, а на третьем «белые воротнички» — 73 человека, за ними следуют предприниматели и студенты (63 и 40 человек соответственно). Меньше всего хулиганили крестьяне, чиновники и сотрудники правоохранительных органов — 3, 2 и 1 соответственно.

Что касается образования, то в основном к уголовной ответственности за хулиганство привлекают людей со средним и средним специальным образованием (396 и 316 человек соответственно), 125 подсудимых закончили высшее учебное заведение.

Административная и уголовная ответственность за хулиганство

Хулиганство в России может квалифицироваться и в формате уголовного преступления, и в виде наказуемого в рамках административного права нарушения. При этом степень ответственности за таковое деяние крайне сильно различается именно зависимо от квалификации проступка. Однако российское законодательство даёт исчерпывающий перечень критериев для определения данного свершения и правильного ведения судопроизводства в связи с ним, которые позволяют определить, что представляет собой хулиганство и какое наказание полагается за него в каких условиях.

Правовое регулирование и определение понятия хулиганства

Российское законодательство чётко определяет хулиганские действия, как вопиющее нарушение действующего общественного порядка, каковое сопровождено явными проявлениями признаков наличествующего у лица неуважения к окружающему обществу и не имеющее в себе никаких дополнительных мотивов, кроме хулиганского.

Так, к хулиганству относится настойчивое приставание к прохожим, ненормативная лексика и брань, исторгаемая в общественных местах, хватание людей за личные вещи или одежду, а также всякие иные действия подобного характера. Но обязательным критерием хулиганства должно быть наличие именно неуважения к социуму и соответствующих мотивов.

Нельзя считать любое фактическое нарушение действующего общественного порядка хулиганством. Например, нецензурная брань, вызванная состоянием аффекта или резким давлением обстоятельств в общественном месте далеко не всегда будет считаться хулиганством, равно как и приставание к прохожим с целью обезопасить их от какого-либо негативного воздействия или иных деяний, пусть даже и не существующих фактически.

В административном порядке рассматриваются правонарушения, связанные с мелким хулиганством. В частности, данный вопрос полностью раскрывается в положениях ст. 20.1 КоАП РФ. В целом, по данной статье квалифицируются любые действия хулиганского характера, не несущие в себе состава наказуемого в порядке уголовного права преступления.

Уголовный же кодекс РФ рассматривает вопрос хулиганства в положениях ст. 213 УК РФ, предоставляя чёткие обоснования и критерии для квалификации конкретного акта хулиганства именно в виде полноценного уголовно наказуемого деяния. При этом существует огромное количество нюансов, в связи с которыми одним из основополагающих правоустанавливающих документов принято опубликованное 15.11.2007 разъяснительное Постановление ВС РФ №45.

Хулиганство как административное правонарушение и ответственность за него

Как уже говорилось выше, в общих случаях хулиганство рассматривается именно как административное правонарушение. Соответственно, за свершение хулиганских действий, не несущих в себе общественной опасности и не содержащих признаков уголовных преступлений, предусматривается лишь административная ответственность. Так, в качестве хулиганства российским законодательством могут квалифицироваться:

  • Нецензурная лексика в общественных местах;
  • Назойливое приставание к прохожим, хватание за одежду, провокационное поведение;
  • Бросание в окружающих предметами, как пачкающими, так и нет, однако не способными нести угрозу здоровью;
  • Порча имущества – как частного, так и государственного.

Возрастом, с которого может квалифицироваться мелкое хулиганство как правонарушение, является шестнадцатилетие. До этого ответственность за мелкое хулиганство своих отпрысков могут нести исключительно их родители или иные законные опекуны, однако не в рамках ст. 20.1 КоАП РФ, а в соответствии с нормативами ст. 5.35 КоАП РФ. При этом к мелкому хулиганству нельзя отнести действия, которые не несли в себе неуважения к общественным устоям и порядку, либо совершенные с четко означенными мотивами и поводами, исключающими их как хулиганство.

В качестве примера можно рассмотреть ситуацию с распространённым видом хулиганской деятельности – битьем окон, как повреждением чужого имущества. В случае, если битьё окон проводилось бессистемно – таковые действия могут рассматриваться именно как хулиганство. В то же самое время, битьё окон в качестве мести конкретному человеку или организации, имеющее под собой таковые цели – хулиганством не является. Аналогично не является хулиганством нецензурная брань вне общественных мест и иные ситуации.

Сопротивление законным требованиям сотрудников полиции или иных уполномоченных лиц в контексте мелкого хулиганства также не несёт в себе состава уголовного преступления, если не было сопряжено с насилием или совершением иных, наказуемых в уголовном порядке деяний по отношению к таковым лицам или окружающим.

Ответственность за мелкое хулиганство может предусматривать выплату штрафа в размере от 500 до 2500 рублей, либо административный арест сроком вплоть до пятнадцати суток.

Уголовная ответственность за хулиганство

В качестве несущего общественную опасность уголовного преступления хулиганство может быть охарактеризовано в том случае, если любые вышеозначенные действия хулиганского характера осуществлялись по причине нетерпимости и ненависти к определённой социальной группе, либо сопровождались использованием оружия, либо иных предметов в качестве оружия, или же проводились на общественном транспорте – воздушном, водном или автомобильном. Соответственно, признаки уголовного преступления хулиганство принимает в случаях, когда оно начинает создавать общественную опасность, выражающуюся в угрозе масштабного повреждения имущества либо причинения умышленного или непредумышленного вреда здоровью или жизни иных граждан.

Причинение ущерба имущественным правам, а также здоровью граждан, с применением оружия или иных возможных предметов в его качестве по хулиганским мотивам будет расцениваться и как хулиганство, и как иное преступление в соответствии с уголовным законодательством, что повлечет за собой увеличение ответственности по совокупности преступлений.

Уголовная ответственность за хулиганство зависит от ключевого фактора – осуществлялись ли хулиганские действия в сговоре, или нет. В качестве уголовной ответственности в общих случаях может применяться:

  • Лишение свободы вплоть до пяти лет;
  • Принудительные работы до пяти лет;
  • Исправительные работы от года до двух лет;
  • Обязательные работы до 480 часов;
  • Штраф от 300 до 500 тыс. рублей или в размере дохода осуждённого за период от 2 до 3 лет.

В случаях, когда хулиганство совершалось по предварительному сговору или сопровождалось сопротивлением органам правопорядка, размер штрафа вырастает до показателей от 500 до 1 млн. рублей или 3-4 летнего дохода осуждённого, нормативы об обязательных или исправительных работах не применяются, а максимальная

Наличие предварительного сговора в осуществлении хулиганских действий подлежит уголовному виду преследования лишь в случае, если предварительный сговор предусматривал осуществление именно уголовных преступлений. В случае же, если имел место предварительный сговор относительно ведения хулиганских действий, но предусмотренные УК РФ преступления совершал лишь один или несколько участников, в то время, как остальные не выходили за рамки административной ответственности, норма о предварительном сговоре и соответствующие наказания не применяются по отношению к хулиганам.

Обсуждение закрыто.