Признать право собственности на гараж самовольная постройка

Публикации

Верховный Суд о самовольном строительстве

VEGAS LEX_Григорьев_эж-юрист_04.2014

19.03.2014 Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством (далее – Обзор). Проанализируем наиболее значимые для практикующих юристов положения Обзора.

Непредставление документов, свидетельствующих о принятии лицом, создавшим самовольную постройку, мер к получению разрешений на строительство, на ввод объекта в эксплуатацию, является основанием для оставления искового заявления о признании права собственности на самовольную постройку без движения. ВС РФ разъяснил, что признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права, который может применяться в случае, если лицо, обратившееся в суд, по какой-либо независящей от него причине было лишено возможности получить правоустанавливающие документы на вновь созданный или реконструированный объект недвижимости в нормативно установленном порядке в сфере градостроительной деятельности и использования земель.

При этом ВС РФ указал, что такой иск не может быть использован для упрощения регистрации прав на вновь созданный объект недвижимости в целях обхода норм специального законодательства, предусматривающего разрешительный порядок создания и ввода в гражданский оборот новых недвижимых вещей.

Согласно п. 26 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» отсутствие разрешения на строительство само по себе не является основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку.

В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности, к получению разрешения на строительство и (или) акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого документа (документов).

Поэтому в случае отсутствия в приложенных к исковому заявлению материалов, подтверждающих принятие надлежащих мер к легализации самовольной постройки, например, к получению указанного выше разрешения и (или) акта, сведений о причинах отказа уполномоченного органа в выдаче названных документов суд не может сделать вывод о наличии нарушения либо угрозы нарушения прав, свобод или законных интересов лица, обращающегося в суд, что является обязательным условием для реализации права на судебную защиту (ч. 1 ст. 3 и ч. 1 ст. 4 ГПК РФ). В соответствии со ст.131, 132, 136 ГПК РФ это должно рассматриваться как основание для оставления заявления без движения и предоставления истцу разумного срока для исправления описанных недостатков.

Право собственности на самовольное строение, возведенное гражданином без необходимых разрешений на арендованном им земельном участке, может быть признано при определенных условиях. Такими условиями являются: предоставление участка в аренду именно для строительства соответствующего объекта недвижимости, отсутствие существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и, если сохранение спорного строения не нарушает прав и законных интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Напомним, что арбитражные суды отказались от практики признания права собственности на самовольную постройку за арендатором земельного участка, руководствуясь буквальным прочтением титулов, позволяющих в соответствии со ст. 222 ГК РФ претендовать на удовлетворения такого иска о признании права. Однако Президиум ВС РФ применил для обоснования своей позиции системное толкование гражданских и земельных норм и исходил из следующего.

Одним из критериев самовольности постройки в силу п. 1 ст. 222 ГК РФ является возведение объекта недвижимости на земельном участке, не отведенном для этих целей, в порядке, установленном правовыми актами. При этом в соответствии с п. 3 названной статьи право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена застройка.

Согласно взаимосвязанным положениям подп. 2 п. 1 ст. 40 и п. 1 ст. 41 ЗК РФ арендатор земельного участка имеет право возводить здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением арендованного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Возможность предоставления земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в аренду для жилищного строительства предусмотрена ст. 30 1 ЗК РФ.

В силу п. 1 ст. 615 ГК РФ использование арендованного имущества, в том числе земельного участка, должно осуществляться арендатором в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества.

Из системного толкования вышеприведенных норм следует, что право собственности на самовольную постройку, возведенную лицом без необходимых разрешений на земельном участке, который предоставлен ему по договору аренды для строительства соответствующего объекта недвижимости, может быть признано, если таковое строение создано без существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и если его сохранение не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц, не создает угрозы жизни и здоровью граждан.

При этом помимо требований, установленных п. 3 ст. 222 ГК РФ, необходимо учитывать условия договора аренды.

В случае если участок предоставлен в аренду для возведения временных строений либо легковозводимых конструкций, основания для признания права собственности на фактически возведенное капитальное строение капитального типа отсутствуют. При заключении договора аренды собственник должен вполне определенно выразить свою волю на предоставление земельного участка в аренду для возведения строений конкретного типа.

Действующим законодательством не предусмотрена возможность признания права собственности на часть объекта самовольной постройки. При рассмотрении вопроса о возможности признания права собственности на часть объекта самовольного строительства (например, на гаражный бокс, расположенный в составе гаражного комплекса кооператива, если земельный участок под строительство выделялся гаражно-строительному кооперативу, однако во введении в эксплуатацию комплекса отказано по причине его возведения с нарушением установленных законом градостроительных, строительных и иных норм и правил) Президиум ВС РФ признал правильной позицию судов, которые исходят из того, что отсутствуют законные основания для признания права собственности на часть объекта, возведенного с нарушением установленных законом норм и правил и являющегося самовольной постройкой.

В случае самовольной пристройки дополнительных помещений к первоначальному объекту недвижимости право собственника может быть защищено путем признания этого права в целом на объект собственности в реконструированном виде, а не на пристройку к первоначальному объекту недвижимости. Президиум ВС РФ указал, что при рассмотрении споров, вытекающих из самовольной реконструкции помещений и строений, необходимо иметь в виду, что понятие реконструкции сформулировано в п. 14 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ.

Реконструкция – это изменение параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройка, перестройка, расширение объекта капитального строительства, а также замена и (или) восстановление несущих строительных конструкций объекта капитального строительства, за исключением замены отдельных элементов таких конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановления указанных элементов.

Необходимо учитывать, что реконструкция объектов капитального строительства осуществляется в порядке, установленном Градостроительным кодексом РФ, тогда как возможность перепланировки и переустройства жилого помещения предусмотрена ЖК РФ.

Положения ст. 222 ГК РФ распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект, и не применяются в случае перепланировки, переустройства (переоборудования) жилого помещения.

Признать право собственности на гараж самовольная постройка

Судебный участок №4 мирового судьи Ленинского района г.Воронежа

Р Е Ш Е Н И Е


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка района г. , при секретаре , рассмотрев в открытом судебном заседании, в помещении судебного участка гражданское дело по иску к Администрации городского округа г. о признании права собственности на гараж,

У С Т А Н О В И Л:

обратилась в суд с иском к Администрации городского округа г. о признании права собственности на гараж. Обосновывая свои требования истец указывает, что в 1964 году администрацией завода радиодеталей была разрешена постройка гаража (отцу мужа истицы — ) на основании его заявления. Гараж построен с разрешения администрации завода радиодеталей на земельном участке, отведенном данному предприятию, согласно генерального плана усадьбы дома по ул. . В настоящее время построенный гараж лит. Г7 во дворе дома по ул. имеет общую площадь 13,9 кв.м, что подтверждается техническим паспортом БТИ района от С 1989 года и по настоящее время гаражом пользовались его сын и истец. умер . Его сын , проживая в течение 5 лет в другом месте, от заявления на признание права собственности на гараж отказался. В настоящее время данным гаражом пользуется истец.

На основании изложенного истец просит суд, на основании ст. 222, 234 ГК РФ признать за ней право собственности на вышеуказанный гараж.

В судебном заседании истец поддержала заявленные требования, указав, что просит признать право собственности на гараж в силу преобретательной давности. Кроме этого, представила суду письменные дополнения к исковому заявлению, пояснив при этом, что гаражи во дворе по ул. строились в 60-е годы прошлого столетия на земельном участке, границы и размеры которого определены по действовавшим на момент его постройки градостроительным правилам решением Исполнительного комитета городского Совета народных депутатов трудящихся от о предоставлении заводу «Радиодеталей» земельного участка площадью 4 525 кв.м для строительства многоэтажного жилого дома. Согласно инвентарного дела и карты включения в реестр недвижимости от завод «Радиодеталей» при передаче дома в муниципальную собственность передал земельный участок общей площадью 4671 кв.м. Согласно п.п. 1,2,7 ст.36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности здания, сооружения, строения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с земельным кодексом. Указанный выше земельный участок закреплен на праве постоянного (бессрочного) пользования за жильцами этого дома еще при его строительстве. Плата за использование земли под построенные гаражи взималась по общим квитанциям ЖКО завода «Радиодеталей» за оказанные коммунальные услуги. Исходя из вышесказанного, земельный участок, на котором построен гараж лит. Г7, во дворе по ул. , неправомерно занятым считаться не может. Кроме того, по ст. 15 Федерального закона РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» . «места для строительства гаража или стоянки для технических и других средств передвижения предоставляются инвалидам вне очереди вблизи места жительства. », а истец является инвалидом 2 гр. пожизненно.

Представитель Администрации городского округа г. по доверенности в судебное заседание не явился, в ранее прошедшем судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований, указывая, что ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества. В случаях, когда прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности. В качестве заинтересованного лица к участию в деле привлекается государственный регистратор.

Приобретение права собственности на самовольную постройку в соответствии со ст. 222 ГК РФ относится к первоначальным способам приобретения права собственности на недвижимое имущество. Самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение, возведенное с нарушением требований законодательства: на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, без получения на это необходимых разрешений либо с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

По общему правилу лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности, а сама самовольная постройка подлежит сносу либо лицом, осуществившим ее, либо за его счет. В порядке исключения возможно признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке или в ином порядке, установленном законом. Право собственности на самовольную постройку может быть признано за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Однако право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан (например, постройка возведена с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил).

Собственники, владельцы, пользователи земельных участков приобретают право собственности на возведенное или созданное ими для себя на этих участках недвижимое имущество, если иное не предусмотрено законом или договором.

Круг обстоятельств, имеющих юридическое значение по делам данной категории, должен определяться исходя из общих условий, соблюдение которых требуется при строительстве или реконструкции любого объекта недвижимости. Эти условия можно сгруппировать в общем виде следующим образом: наличие права на земельный участок, на котором ведется новое строительство, либо разрешения собственника этого участка или собственника существующего строения на строительство, реконструкцию; соблюдение целевого назначения и разрешенного использования земельного участка, а также красных линий, установленных проектами планировки; наличие утвержденной в установленном порядке проектной документации, являющейся основанием для выдачи разрешения на строительство; разрешение на строительство, т.е. документ, выданный заказчику (застройщику) органами местного самоуправления и удостоверяющий право собственника, владельца, арендатора или пользователя объекта недвижимости осуществить застройку земельного участка, строительство, реконструкцию здания, строения и сооружения; соблюдение градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов; соблюдение прав и законных интересов собственников, землевладельцев, землепользователей и арендаторов сопредельных земельных участков и иных объектов недвижимости. По искам о признании права собственности на самовольную постройку суду должны быть представлены доказательства, подтверждающие соблюдение требований охраны окружающей природной среды, правил застройки, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных, строительных и других обязательных норм и правил, выполнение которых требуется для строительства и эксплуатации конкретной постройки. Гражданский кодекс содержит норму, согласно которой застройщик может получить права собственности на самовольную постройку. Это возможно, если он не нарушает законных интересов других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью людей (п. 3 ст. 222 ГК РФ). Перечисленные условия должны быть подтверждены разрешениями органов санитарного надзора, пожарной охраны, архитектурного или строительного контроля. Тогда самовольная постройка может быть по решению суда признана собственностью либо застройщика, либо законного владельца земельного участка.

Исходя из заявленных требований истец руководствуясь ст. 222, 234 ГК РФ просит признать право собственности на гараж литера Г7 по ул. , 31. Земельный участок по ул. , 31 сформирован в соответствии с постановлением главы города от площадью 3103 кв.м. Спорный объект расположен за границами земельного участка многоквартирного жилого дома. Земельный участок на котором расположено строение истцу на каком либо праве не принадлежит, истец не возводил спорный объект, надлежащим образом оформленное право собственности на спорный объект отсутствует.

Представитель Управы района г. в судебное заседание не явился, однако в ранее прошедшем судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований, поскольку истцом не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих факт законного выдела земельного участка под строительство гаража.

Представитель Департамента имущества и земельных отношений в судебное заседание не явился, направив в суд письменный отзыв на исковое заявление , в котором указывает, что гараж, расположенный во дворе дома по ул. , имеет статус самовольной постройки, так как самовольно без соответствующего разрешения и предоставления земельного участка уполномоченного органа был возведен.

Свидетель в судебном заседании пояснил, что спорным гаражом с 78 г. пользовались и истица. Факты препятствия истице в пользовании вышеуказанным гаражом ему не известны.

Свидетель в судебном заседании указал, что стала пользовать гаражом с 89 г.

Выслушав объяснения, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно п. 2 ст. 8 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом.

В силу п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Согласно п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2003 года» — приобретательная давность не может распространяться на самовольно возведенное строение, расположенное на неправомерно занимаемом земельном участке.

В соответствии с ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В силу ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Со слов истца и свидетелей, судом установлено, что ориентировочно в 1964-1965 г. возведен кирпичный гараж во дворе дома по ул. г. . Данное строительство было согласовано с начальником Ж.К.О. завода радиодеталей. вносил плату за пользование вышеуказанным гаражом. Данный факт подтверждается копией расчетной книжки. Согласно пояснений истца и свидетелей, с 1989 г. данным гаражом пользовался его сын и его супруга —

В своем исковом заявлении истец ссылается как на ст. 234 ГК РФ (признание права собственности в силу приобретательной давности), так и на ст. 222 ГК РФ (самовольная постройка), которые в свою очередь являются взаимоисключающими, в силу п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2003 года».

В тоже время, по мнению суда, истцом не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих факт того, что гараж лит Г7, расположенный во дворе дома по ул. г. не является самовольно возведенным строением и расположен на правомерно занимаемом земельном участке.

Согласно действующего на тот момент законодательства, а именно ст. 109 ГК РСФСР строения без установленного разрешения или без надлежаще утвержденного проекта, либо с существенными отступлениями от проекта или с грубым нарушением основных строительных норм и правил признавались самовольными.

В тоже время, согласно п. 3 Постановления СНК РСФСР от N 390 (в ред. Постановлений Совмина РСФСР от N 987, от N 1327, от N 248, Постановления Правительства РФ от N 726) «О мерах борьбы с самовольным строительством в городах, рабочих, курортных и дачных поселках» к органам, осуществляющим выдачу разрешения на строительство, относились — органы государственного строительного контроля, городские и поселковые исполнительные комитеты.

Таким образом, в силу ст. 4 ГК РФ, заявление с отметкой о согласовании начальника Ж.К.О. завода, фактически не является, предусмотренным на тот период, законным разрешением на строительство, поскольку такое разрешение могло быть выдано только соответствующим вышеуказанным государственным органом. Более того, истцом не представлен утвержденный проект гаража, который также, в свою очередь, был необходим для того, чтобы строение не приобрело статус самовольного.

В тоже время, ст. 222 ГК РФ предусматривает возможность признания права собственности на самовольную постройку, только в том случае, если земельный участок на котором осуществлена постройка находится в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании лица. Однако, земельный участок, на котором возведен спорный гараж, не принадлежит на праве собственности, не находится в пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании.

Более того, истцом не представлено каких либо доказательств, подтверждающих факт того, что объект недвижимости не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При таких обстоятельствах, суд считает необходимым отказать в удовлетворении исковых требований , поскольку они не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 56, 194-198 ГПК РФ, мировой судья

В удовлетворении исковых требований к Администрации городского округа г. о признании права собственности на гараж лит. Г7, расположенного во дворе дома по ул. г. — отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в районный суд г. через мирового судью в течение 30 дней с момента изготовления решения суда в окончательной форме.

Решение изготовлено в окончательной форме —

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2015 г. N 32-КГ14-19 Суд отменил апелляционное определение по делу о признании права собственности в порядке наследования, которым в удовлетворении иска отказано, поскольку установлено и материалами дела подтверждается, что спорный гараж входит в наследственную массу, поскольку возведен наследодателем на отведенном в установленном законом порядке земельном участке

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по делу

по иску Жарковой М.В.

к комитету по управлению имуществом г. Саратова, администрации муниципального образования «Город Саратов»

о признании права собственности в порядке наследования,

по кассационной жалобе представителя Жарковой М.В. — адвоката Клюевой О.В.

на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 мая 2014 года

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Жарковой М.В. — адвоката Клюевой О.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Жаркова М.В. обратилась в суд с иском к комитету по управлению имуществом г. Саратова, администрации муниципального образования «Город Саратов» о признании права собственности в порядке наследования на гараж площадью 18,3 кв.м, расположенный по адресу: г. . ул. . во дворе жилого дома N .

Требования мотивированы тем, что она (Жаркова М.В.) является наследником по завещанию к имуществу Лужновой З.Н., умершей 26 февраля 2003 года. Наследодателем Лужновой З.Н. ей (Жарковой М.В.) было завещано все имущество, в том числе 1/2 доля в праве собственности на квартиру по адресу: г. . кв. 63. В установленном законом порядке она (Жаркова М.В.) приняла наследство. Однако помимо специально оговоренного в тексте завещания имущества, после смерти Лужновой З.Н. остался спорный гараж, о наличии которого ей (Жарковой М.В.) на момент смерти Лужновой З.Н. не было известно. Право собственности на гараж за Лужновой З.Н. зарегистрировано не было, однако гараж был построен на предоставленном для этих целей земельном участке за счет собственных средств Лужновой З.Н.

Заочным решением Фрунзенского районного суда г. Саратова от 14 февраля 2014 года иск Жарковой М.В. удовлетворен.

За Жарковой М.В. признано право собственности на индивидуальный гараж, литер Г, площадью 18, 3 кв.м, расположенный по адресу: г. . ул. . во дворе жилого дома N .

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 мая 2014 года указанное выше решение отменено, по делу принято новое решение об отказе Жарковой М.В. в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе представителем Жарковой М.В. — Клюевой О.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 мая 2014 года и оставлении в силе заочного решения Фрунзенского районного суда г. Саратова от 17 февраля 2014 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2015 года кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 мая 2014 года и оставлении в силе заочного решения Фрунзенского районного суда г. Саратова от 17 февраля 2014 года.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что Жаркова М.В. является наследником по завещанию к имуществу Лужновой З.Н., умершей 26 февраля 2003 г. (л.д. 6, 7, 37).

Согласно завещанию от 15 февраля 2002 г. Лужнова З.Н. распорядилась всем своим имуществом, в том числе 1/2 долей в праве собственности на квартиру, находящуюся по адресу: г. . в пользу Жарковой М.В. (л.д. 7).

Наследство принято Жарковой М.В. в установленном законом порядке (л.д. 37).

Постановлением администрации г. Саратова от 11 июня 1999 года N 500-98 «О предоставлении гражданам земельных участков в аренду сроком на пятнадцать лет для строительства боксовых гаражей во Фрунзенском районе» Лужновой З.Н. был предоставлен в аренду сроком на пятнадцать лет для строительства боксового гаража земельный участок площадью 22 кв.м во Фрунзенском районе г. . во дворе жилого дома N . (л.д. 9-10).

13 августа 1999 года между администрацией г. Саратова и Лужновой З.Н. заключен договор N 1726 аренды земельного участка площадью 22 кв.м, по адресу: г. . во дворе жилого дома N . сроком на 15 лет, под индивидуальный гараж.

На основании договора аренды от 13 августа 1999 года предоставленный Лужковой З.Н. земельный участок был поставлен на кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер, участок передан в пользование арендатору (л.д. 11-13).

Также установлено, что на данном земельном участке Лужновой З.Н. возведен спорный гараж площадью 18,3 кв.м. Завершенный строительством объект учтен в МУП «Городское бюро технической инвентаризации» за Лужковой З.Н., что подтверждается соответствующей выпиской МУП «Городское бюро технической инвентаризации» и техническим паспортом объекта (л.д. 16-19).

Удовлетворяя требования Жарковой М.В., районный суд пришел к выводу о том, что данный гараж входит в наследственную массу, поскольку возведен наследодателем на отведенном ей в установленном законом порядке земельном участке.

Отменяя решение суда первой инстанции, и отказывая Жарковой М.В. в иске, суд апелляционной инстанции исходил из того, что поскольку право собственности на гараж не было зарегистрировано наследодателем, данный гараж, по смыслу статей 219, 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, является самовольной постройкой, не входит в наследственную массу, а так как Лужновой З.Н. при жизни не предпринималось мер по легализации самовольной постройки, в том числе по получению разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, то право собственности на такую постройку признано быть не может.

При этом суд апелляционной инстанции, со ссылкой на пункт 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указал, что требование наследников, принявших наследство, о признании права на самовольную постройку может быть удовлетворено только в том случае, если к наследникам в порядке наследования перешло право собственности или право пожизненного наследуемого владения земельным участником, на котором осуществлена постройка при соблюдении условий, установленных статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако доказательств, подтверждающих, что спорный гараж соответствует проектной документации, строительным, экологическим, санитарно-гигиеническим, противопожарным и иным правилам, а также не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан, Жарковой М.В. не представлено.

С выводами суда апелляционной инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил (пункт 1).

Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи (пункт 2).

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан (пункт 3).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», поскольку самовольная постройка не является имуществом, принадлежащим наследодателю на законных основаниях, она не может быть включена в наследственную массу. Вместе с тем это обстоятельство не лишает наследников, принявших наследство, права требовать признания за ними права собственности на самовольную постройку. Однако такое требование может быть удовлетворено только в том случае, если к наследникам в порядке наследования перешло право собственности или право пожизненного наследуемого владения земельным участком, на котором осуществлена постройка, при соблюдении условий, установленных статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, одним из критериев самовольности постройки в силу пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации является возведение недвижимого имущества на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами.

В соответствии со взаимосвязанными положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 40 и пункта 1 статьи 41 Земельного кодекса Российской Федерации арендатор земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

В силу пункта 1 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации использование арендованного имущества, в том числе земельного участка, должно осуществляться арендатором в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества.

Из системного толкования вышеприведенных правовых норм следует, что право собственности на самовольную постройку, возведенную лицом без необходимых разрешений на земельном участке, который предоставлен ему по договору аренды для строительства соответствующего объекта недвижимости, может быть признано, если такое строение создано без существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и если его сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Между тем, как установлено из материалов дела, строительство спорного гаража осуществлено Лужновой З.Н. на земельном участке, предоставленном ей специально для этих целей на основании договора аренды, который не оспорен и недействительным не признан.

Ссылка суда апелляционной инстанции при квалификации спорного гаража как самовольной постройки на отсутствие у Лужновой З.Н. разрешения на строительство гаража основана на ошибочном толковании норм материального права, поскольку в силу пункта 1 части 17 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации, получение указанного разрешения Лужновой З.Н. не требовалось.

Опровергается установленными судом первой инстанции обстоятельствами и доказательствами, имеющимися в материалах дела, и вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих, что спорный гараж соответствует проектной документации, строительным, экологическим, санитарно-гигиеническим, противопожарным и иным правилам, а также не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Так, доказательствами по делу подтверждено, что во исполнение постановления администрации г. Саратова N 500-98 от 11 июня 1999 года «О предоставлении гражданам земельных участков в аренду сроком на пятнадцать дет для строительства боксовых гаражей во Фрунзенском районе» и договора аренды, заключенного с Лужновой З.Н., был составлен и утвержден рабочий проект строительства боксовых гаражей по ул. . д. . во . районе г. . согласованный Управлением архитектуры и градостроительства администрации г. Саратова 3 сентября 2001 года.

16 июля 2001 года Управлением архитектуры и градостроительства администрации г. Саратова выдан архитектурно-строительный паспорт объекта и участка на индивидуальные гаражи по ул. . во . районе г. . заказчиком которого выступила, в том числе, Лужнова З.Н.

Проект прошел государственную экологическую экспертизу, о чем выдано положительное заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы N 768/9 от 13 июня 2002 года (л.д. 13-21).

Доказательств обратного ответчиком не представлено.

С учетом изложенного, является неправомерным вывод суда апелляционной инстанции об отнесении к самовольной постройке гаража, возведенного Лужновой З.Н., а также об отсутствии у нее вещного права в отношении спорного имущества.

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (абзац 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, изложенным в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» при отсутствии надлежаще оформленных документов, подтверждающих право собственности наследодателя на имущество, возможно предъявление иска о включении имущества в состав наследства, а если в срок, предусмотренный статьей 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации, решение не было вынесено — также требования о признании права собственности в порядке наследования за наследниками умершего.

Согласно пункту 2 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды переходят к наследнику, если законом или договором не предусмотрено иное.

Арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случая, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора.

Как следует из содержания договора аренды земельного участка N 1726 от 13 августа 1999 года, его заключение не обусловлено личными качествами арендатора Лужновой З.Н.

Ограничений в части перехода прав по данному договору к наследникам арендатора в случае смерти последнего, договор также не содержит.

Таким образом, после смерти арендатора Лужновой З.Н., ее права и обязанности по договору аренды земельного участка, на котором был возведен спорный гараж, в силу статьей 617, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, перешли к ее наследнику — Жарковой М.В.

При таких обстоятельствах, к Жарковой М.В. после смерти Лужновой З.Н. в порядке универсального правопреемства перешли, в числе прав на наследство, и имущественные права по договору аренды, и право на спорный гараж.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, гарантированных статьей 35 Конституции Российской Федерации, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 мая 2014 года подлежит отмене, а заочное решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 17 февраля 2014 года — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 мая 2014 года отменить, оставить в силе заочное решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 17 февраля 2014 года.

Комментарии запрещены.