С307 коап рф

Административная и уголовная ответственность за порчу земель (Каленов С.Е.)

Дата размещения статьи: 11.05.2015

Бесспорно, одним из наиболее действенных средств обеспечения рационального использования и охраны земель является юридическая ответственность за соответствующие правонарушения. Реализуемая в совокупности с другими средствами, юридическая ответственность способна эффективно препятствовать дальнейшему ухудшению состояния земель. Кроме того, превентивное воздействие юридической ответственности за земельные правонарушения, в смысле ее влияния на сознание субъектов правоотношений, создает основу стабильного, реально гарантированного земельного правопорядка. Как подчеркивает профессор О.Л. Дубовик, «юридическая ответственность является последним доводом, крайней мерой. Но, учитывая низкий уровень правосознания, правовой и экологической культуры, эта мера во многом помогает усилить охрану земель от порчи и загрязнения» .
———————————
Воронцова О.В. Юридическая ответственность за порчу земли / Отв. ред. О.Л. Дубовик. Сыктывкар: КРАСГИУ, 2012. С. 4.

Проблемы, связанные с применением административно-правовой и уголовно-правовой ответственности, не раз были в центре внимания ученых и практиков .
———————————
См., например: Елисеева И.А. Юридическая ответственность за порчу земли: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2002. 174 с.; Иванов П.Ю. Порча земли: криминалистическое обеспечение расследования: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ижевск, 2004. 23 с.; Ивлева А.Ф. Земельные отношения как объект уголовно-правовой охраны по законодательству Российской Федерации: теоретические и правоприменительные аспекты: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. 31 с.; Манакин Н.А. Уголовно-правовая охрана земельных отношений в РФ: Дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001. 196 с.; Попова Ю.В. Уголовно-правовая охрана земли: Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. 214 с.; Сухова Е.А. Ответственность за правонарушения в области охраны и использования земель: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2005. 202 с.; Фаткулин С.Т. Уголовно-правовая охрана земли от порчи: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. 26 с.

Инициаторы внесения изменений в законодательство об административной ответственности за земельные правонарушения, в том числе за порчу земель, считают, что необходимо ужесточить административные наказания, установленные законом за эти правонарушения, поскольку они несопоставимы с причиняемым ущербом . С подобными предложениями следует согласиться. В научной литературе также отмечается, что вследствие малозначительности сумм штрафов как главного средства административного воздействия отсутствует стабильность и последовательность в системе административной ответственности .
———————————
Пояснительная записка к законопроекту N 291237-6 Федерального закона «О внесении изменений в статью 8.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс». Проекты правовых актов (дата обращения: 26.01.2014).
Пацев А.А. Анализ правоприменительной практики в сфере использования и охраны земель при осуществлении застройки на территории Москвы // Российская юстиция. 2008. N 6. С. 53. С. 49 — 54.

Вместе с тем, как справедливо отмечает Е.А. Галиновская, «ужесточение мер ответственности, как за порчу земель, так и за другие правонарушения может возыметь действие в том случае, если и иные механизмы установленного правопорядка — соблюдение требований по охране земель, осуществление государственного земельного надзора и муниципального земельного контроля и др. — выполняются неукоснительно» .
———————————
Галиновская Е.А. Институт юридической ответственности как составляющая земельного правопорядка // СПС «КонсультантПлюс». Комментарии законодательства (дата обращения: 31.01.2014).

Эффективному функционированию института юридической ответственности за порчу земель «мешают» и некоторые недостатки действующего законодательства, безусловно, отражающиеся на практике его применения.
Часть 1 ст. 8.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 445-ФЗ) (далее — КоАП РФ ) устанавливает административную ответственность за самовольное снятие и перемещение слоя почвы. Вполне очевидно, что состав этого правонарушения формальный, и проблем с разграничением его с составом, предусмотренным в ч. 1 ст. 254 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ) (далее — УК РФ ), не возникает. Напротив, частью 2 ст. 8.6 КоАП РФ установлена ответственность за правонарушения с материальным составом. Уничтожение плодородного слоя почвы, а равно порча земель является именно результатом (последствием) деяния — нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами или иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами и отходами производства и потребления. Привлекая физических и юридических лиц к административной ответственности по ст. 8.6 КоАП РФ, уполномоченные органы государственного земельного надзора обязаны доказать, помимо других обязательных признаков состава, наличие вызванных нарушением соответствующих правил последствий (уничтожение плодородного слоя или порчи земель). Этот вывод подтверждается судебной практикой.
———————————
Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1, 2013. N 52 (ч. 1). Ст. 7010.
Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст. 2954; 2013. N 52 (ч. 1). Ст. 6997.

На земельном участке категории сельскохозяйственного назначения, на участке проведения работ, произошла порча земель. Верхний плодородный слой почвы был перемешан с грунтом, т.е. уничтожен. Суд при рассмотрении спора верно указал, что в действиях организации имеется состав правонарушения: «Частью 2 статьи 8.6 Кодекса предусмотрена ответственность за уничтожение плодородного слоя почвы. Данное правонарушение выражается в несоблюдении установленных действующим законодательством правил использования земель, следствием которого является причинение указанного вреда» .
———————————
Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 сентября 2009 г. по делу N А-63-23540/2008-С6-25 // СПС «КонсультантПлюс». Судебная практика (дата обращения: 26.01.2014).

Напротив, если факт причинения вреда (уничтожения плодородного слоя почвы, порчи) в результате нарушения специальных правил, обозначенных ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ, не установлен (не доказан) специально уполномоченным органом, суды приходят к обоснованным выводам об отсутствии в поведении привлеченных к административной ответственности лиц состава данного правонарушения .
———————————
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 октября 2010 г. N КА-А40/12605-10 по делу N А40-75812/10-106-361 // СПС «КонсультантПлюс». Судебная практика (дата обращения: 26.01.2014).

С.Т. Фаткулин, рассматривая вопрос о разграничении смежных составов, указывает, что по ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ уничтожение или порча земель может совершаться в результате нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами или иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами и отходами производства и потребления, т.е. реально вред здоровью людей и окружающей среде не причиняется, вред причиняется только земле; по ст. 254 УК РФ вред реально должен быть причинен здоровью человека или окружающей среде .
———————————
Фаткулин С.Т. Уголовно-правовая охрана земли: Монография. URL: http:// www.yurclub.ru/docs/criminal/article158.html (дата обращения: 27.01.2014).

Вряд ли можно согласиться с высказанной точкой зрения в том, что правонарушение, предусмотренное ст. 8.6 КоАП РФ, причиняет вред земле, не причиняя при этом вреда окружающей среде. Объективная сторона этого правонарушения, бесспорно, не содержит в качестве обязательного признака последствие в виде вреда здоровью человека, в отличие от материального состава преступления, предусмотренного ст. 254 УК РФ. Вместе с тем в соответствии с Федеральным законом «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 409-ФЗ) (ст. 1) неотъемлемыми составляющими окружающей среды выступают компоненты природной среды, среди которых — земля.
———————————
Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 2. Ст. 133; 2013. N 52 (ч. 1). Ст. 6954.

В научной литературе изложена и такая не вполне последовательная позиция: загрязнение, отравление или иная порча земли могут быть признаны преступлением в случаях, когда они повлекли причинение вреда окружающей среде, т.е. привели к деградации и истощению еще одного или нескольких взаимосвязанных с землей естественных компонентов природы, природных ресурсов , при этом указывается, что такой вред может выразиться «в деградации самой земли» .
———————————
См., например: Мусеибов А.Г. Комментарий к статье 254 Уголовного кодекса Российской Федерации «Порча земли»: подготовлен для системы «КонсультантПлюс», 2012 // СПС «КонсультантПлюс». Комментарии законодательства (дата обращения: 29.01.2014).
Там же.

Стоит отметить обоснованность суждений Л. Лобановой и А. Андреева, отметивших по этому поводу: «. любое загрязнение или отравление либо порча земли уже могут рассматриваться в качестве такого вреда, так как земля является одним из основных компонентов этой среды» .
———————————
Лобанова Л., Андреев А. Уголовная ответственность за порчу земли // Законность. 2007. N 12. С. 20.

Вместе с тем, учитывая легальную дефиницию окружающей среды, полагаем, что законодатель разграничил состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ, и преступления, ответственность за которые наступает по ч. 1 ст. 254 УК РФ, только по признаку наступления вреда здоровью человека. Если брать во внимание вред окружающей среде, приходится констатировать, что уничтожение плодородного слоя почвы и собственно порча как последствия деяния, предусмотренного ст. 8.6 КоАП РФ, являются вредом окружающей среде, одновременно выступая одним из возможных последствий, указанных ст. 254 УК РФ. Таким образом, одно и то же поведение и вызванные им последствия в виде вреда землям как части окружающей среды подпадают и под норму, предусматривающую административную ответственность, и под норму уголовного закона. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 18 октября 2012 г. N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» ограничился лишь толкованием термина «причинение вреда здоровью человека», не разрешив вопрос о том, что же следует понимать под последствиями в виде вреда окружающей среде (ст. 254 УК РФ).
Полагаем, что разграничить смежные составы и определить границы применения двух видов ответственности за порчу земель должен сам законодатель.
В научной литературе отмечаются следующие недостатки юридической конструкции объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 254 УК РФ.
1. Законодатель в ч. 1 ст. 254 УК РФ предусмотрел лишь некоторые источники и способы порчи земель . Общественно опасной и требующей применения уголовного наказания по своей сути может быть и порча земель, не связанная с использованием удобрений, стимуляторов роста растений, ядохимикатов и иных опасных химических или биологических веществ (например, вызванная собственно механическим уничтожением плодородного слоя).
———————————
См.: Сухова Е.А. Теоретические и практические проблемы уголовной ответственности за земельные преступления // Жилищное право. 2006. N 1. С. 68; Хлупина Г., Качина Н. Проблемы применения нормы об уголовной ответственности за порчу земли // Уголовное право. 2010. N 1. С. 52.

2. Далеко не все виды обращения с этими веществами при нарушении соответствующих правил и наступлении определенных последствий обозначены законодателем как подлежащая уголовному наказанию порча земель, а лишь хранение, использование и транспортировка .
———————————
Хлупина Г., Качина Н. Указ. соч. С. 54.

3. Имеются терминологические недостатки в содержании нормы уголовного закона , это касается терминов «почва» и «земля», которые означают, как следует из норм экологического законодательства, одно и то же . «Отравление» выступает видом «загрязнения», и то и другое — не что иное как способы порчи земель .
———————————
То же самое можно отметить и в отношении норм ст. 8.6 КоАП РФ.
Клочкова А.А. Уголовная ответственность за порчу земли: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2010. 230 с. URL: http://www.dissercat.com/content/ugolovnaya-otvetstvennost-za-porchu-zemli (дата обращения: 27.01.2014).
Хлупина Г., Качина Н. Указ. соч. С. 52.

Данные недостатки и проблема разграничения смежных составов — все это порождает необоснованное применение административной ответственности вместо уголовной, трудности разграничения данного состава преступления с составами иных экологических преступлений. Учитывая, что объективная сторона рассматриваемого состава преступления сформулирована необоснованно сложно, а также имея в виду объективные трудности в доказывании факта наступления вреда окружающей среде, нередко отдаленного по времени от самого преступного деяния, можно заключить, что институт уголовной ответственности за порчу земель функционирует неэффективно.
Для устранения этих проблем и повышения действенности уголовной, а также административной ответственности за порчу земель считаем необходимой корректировку как ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ, так и ч. 1 ст. 254 УК РФ.
Проанализировав разнообразные предложения по совершенствованию норм указанных статей, считаем необходимым сформулировать вывод: единственным надежным критерием разграничения смежных составов, а вместе с ними — и видов ответственности, которые, разумеется, не могут быть применены к одному лицу за порчу земель, может быть критерий стоимостный. Признаком преступления, в отличие от административного правонарушения, следует признать последствия в виде вреда окружающей среде, причиненного в значительном размере, причем что он собой представляет — это должен определить сам законодатель и указать в примечании к ст. 254 УК РФ. Конкретизация оценочных понятий желательна не только в отношении рассматриваемого деяния, но и применительно к иным экологическим преступлениям . Будучи отраженной в тексте уголовного закона, она позволит устранить негативную практику, при которой виновным удается избегать уголовной ответственности и наказания, когда для этого имеются все основания.
———————————
Прогрессивным в этом смысле следует считать опыт белорусского законодателя, определившего в уголовно-правовых нормах стоимостные критерии, определив их применительно к главе 26 УК Республики Беларусь и указав, что они применяются, если иное не установлено конкретной статьей настоящей главы, посвященной экологическим преступлениям. См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь / Предисл. проф. Б.В. Волженкина; Обз. статья А.В. Баркова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 307.

Идея об установлении такой «пограничной черты» в отношении вреда окружающей среде была высказана С.Т. Фаткулиным, в частности он предложил считать признаком преступной порчи земель причинение ущерба окружающей среде на сумму свыше 100 тысяч рублей, однако, называя этот критерий вторым, в качестве первого критерия он предложил сформулировать состав административно наказуемой порчи (ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ) в отношении вреда окружающей среде и здоровью человека — как формальный, а в отношении собственно порчи земель (вреда земле) — как материальный состав . Учитывая, что земля — часть окружающей среды, думаем, вряд ли это внесет ясность в вопрос о разграничении смежных составов.
———————————
Фаткулин С.Т. Уголовно-правовая охрана земли: Монография. URL: http://www.yurclub.ru/docs/criminal/article158.html (дата обращения: 27.01.2014).

Следует также заметить, что вопрос о стоимостном выражении «порога», за которым «начинается» уголовная ответственность за порчу земель, требует серьезного научного осмысления. Прежде чем определить указанный критерий точно и научно обоснованно, необходимо, во-первых, провести серьезные исследования с точки зрения не правовой, а экологической и экономической наук. Несмотря на известную условность экологического вреда и невозможность его точной оценки , следует все же произвести эту «оценку» в отношении земель и иных природных ресурсов, дополнив экологическое законодательство недостающими методиками и таксами для исчисления экологического вреда. И это лишь предварительная работа, которая поможет выбрать отправную точку для установления такого стоимостного выражения вреда окружающей среде, которое стоит считать признаком преступления (порчи земель). Поэтому считаем необходимым пока воздержаться от собственных предложений стоимостного порядка (вред на какую сумму следует считать «причиненным в значительном размере»).
———————————
Мисник Г.А., Бабенко Н.Л. Возмещение вреда, причиненного земельным правонарушением // Экологическое право. 2011. N 1. С. 22.

Тем не менее, обобщив все вышеуказанное, предлагаем следующий «вариант» корректировки объективной стороны как административно-наказуемой, так и уголовно-наказуемой порчи земель (ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ и ч. 1 ст. 254 УК РФ).
Часть 2 ст. 8.6 КоАП РФ: «Загрязнение, уничтожение плодородного слоя или любое другое незаконное повреждение земель (порча земель), повлекшее причинение вреда окружающей среде, за исключением порчи земель, повлекшей причинение вреда в значительном размере или содержащей иные признаки преступления, — влечет. «.
Часть 1 ст. 254 УК РФ: «Загрязнение, уничтожение плодородного слоя или любое другое незаконное повреждение земель (порча земель), повлекшее причинение вреда окружающей среде в значительном размере или вред здоровью человека, — наказывается. «.
В примечании стоит указать конкретный стоимостный «порог», превышение которого следует считать причинением вреда окружающей среде в значительном размере, и отметить, что вред исчисляется в порядке, установленном законодательством об охране окружающей среды, — по специально установленным методикам и таксам, а при их отсутствии — по фактическим затратам на восстановление окружающей среды.
Такой подход, по нашему мнению, «гармонизирует» содержание исследуемых норм с положениями экологического законодательства, которым «загрязнение» понимается как процесс, поведение субъекта, а не результат, и, к тому же, определено, чем именно может осуществляться такое загрязнение . С этой позиции терминологически верным при этом представляется рассмотрение отравления в качестве вида загрязнения земель, а загрязнение земель и уничтожение плодородного слоя — в качестве способов порчи, причем не единственных (перечень этих способов открыт). Все возможные способы порчи земель будут «охвачены» объективной стороной административного проступка и преступления, а не только те, которые выражаются в нарушении правил обращения с определенными веществами, и то — лишь при некоторых видах обращения с ними.
———————————
Согласно Федеральному закону «Об охране окружающей среды» (ст. 1) «загрязнение окружающей среды — поступление в окружающую среду вещества и (или) энергии, свойства, местоположение или количество которых оказывают негативное воздействие на окружающую среду; загрязняющее вещество — вещество или смесь веществ, количество и (или) концентрация которых превышают установленные для химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов нормативы и оказывают негативное воздействие на окружающую среду».

Полагаем, что предложенный путь поможет законодателю окончательно решить вопрос о разграничении смежных составов (правонарушения и преступления). Однако для определения, каким именно (в стоимостном выражении) должен быть «значительный размер» вреда окружающей среде, причиняемого преступной порчей земель, необходимо глубокое научное осмысление рассматриваемой проблемы, и не только с позиции юридической науки.

С307 коап рф

Судебный участок №204 Тбилисского района

К делу №5-106/2014

о назначении административного наказании

х. Северин Тбилисского района 22 апреля 2014 года

Мировой судья судебного участка № 204 Тбилисского района Жуков О.В., рассмотрев поступившее из Межрегионального управления государственного автодорожного надзора по Краснодарскому краю и республике Адыгея об административном правонарушении в отношении юридического лица ЗАО «Агрофирмы «Дружба» по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ,

ЗАО «Агрофирма «Дружба» не выполнил а в установленный срок законного предписания Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Межрегионально е управлени е государственного автодорожного надзора по Краснодарскому краю и республике Адыгея .

26.03.2014 года в 14 часов 00 минут Краснодарский край, гор. Армавир, ул. Воровского, 60 при проведении мероприятий по факту законного не обжалованного предписания № 07-2014-12 с установленным сроком исполнения 24.03.2014 г., выданное государственным инспектором Межрегионального УГАДН по КК и РА Новаковой Е.А.согласно Акта проверки от 24.02.2014г. № 07-2024-12 юридическое лицо ЗАО «Агрофирма «Дружба» совершило административное правонарушение по адресу: Краснодарский край, Тбилисский район, ст. Геймановская, ул. Красная, 89 административного правонарушений, а именно: в установленный срок 24.03.2014 г. юридическое лицо ЗАО «Агрофирма «Дружба» не выполнила требования законного предписания должностного лица, осуществляющего государственный контроль, нарушения транспортного законодательства, указанные в предписании не устранены, а именно: Не организовано обучение и направление на аттестацию следующих исполнительных руководителей и специалистов предприятия: ответственного по БДД, ответственного за выпуск АТС Жабина А.Н., разработать в соответствии с требованиями должностные инструкции ответственного за БДД, механика по выпуску АТС; Не оснащены АТС ГАЗ 5201 г/н С 307 МН 23, АЗ 5204 г/н С 347 МН 23 принадлежащие предприятию ЗАО «Агрофирма «Дружба» перевозящие опасный груз аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/ GPS ; Не оснащены АТС ГАЗ 5201 г/н С 307 МН 23, АЗ 5204 г/н С 347 МН 23 принадлежащие предприятию ЗАО «Агрофирма «Дружба» перевозящие опасный груз техническим средством контроля, обеспечивающего непрерывную, некорректируемую регистрацию информации о скорости и маршруте движения транспортного средства, о режиме труда и отдыха водителя транспортного средства, установка которого предусмотрено законодательством РФ.

Законный представитель юридического лица ЗАО «Агрофирма «Дружба» по доверенности Лотхов А.А., вину в совершении административного правонарушения признал и показал, что в отношении ЗАО «Агрофирма «Дружба» был составлен протокол об административном правонарушении, согласно которому 26.03.2014 года в 14 часов 00 минут Краснодарский край, гор. Армавир, ул. Воровского, 60 при проведении мероприятий по факту законного не обжалованного предписания № 07-2014-12 с установленным сроком исполнения 24.03.2014 г., выданное государственным инспектором Межрегионального УГАДН по КК и РА Новаковой Е.А.согласно Акта проверки от 24.02.2014г. № 07-2024-12 юридическое лицо ЗАО «Агрофирма «Дружба» совершило административное правонарушение по адресу: Краснодарский край, Тбилисский район, ст. Геймановская, ул. Красная, 89 административного правонарушений, а именно: в установленный срок 24.03.2014 г. юридическое лицо ЗАО «Агрофирма «Дружба» не выполнила требования законного предписания должностного лица, осуществляющего государственный контроль, нарушения транспортного законодательства, указанные в предписании не устранены.

И следовав материалы дела, нахожу в действиях юридическ ого лиц а ЗАО «Агрофирма «Дружба » признаки состав а административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Согласно нормам данной статьи административная ответственность наступает за невыполнение в установленный срок законного предписания органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства.

Как следует из материалов дела на основании Распоряжения о проведении внеплановой выездной проверки юридического лица №07-2024-016907/105 от 06.03.2014 года, выданного государственным инспектором Армавирского отдела автотранспортного и автодорожного надзора Межрегионального УГАДН по Краснодарскому краю и республике Адыгея Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Новаковой Е.А., 06.03.2014 года была проведена внеплановая документарная проверка в отношении ЗАО «Агрофирма «Дружба» связанная с осуществлением перевозок грузов и пассажиров автомобильным транспортом обязательным требованиям: связанные с выполнением п.1,2,3 предписания об устранении выявленных нарушений № 07-2024-12 выданного 24.02.2014г. Межрегиональным УГАДН по Краснодарскому краю и республике Адыгея, со сроком исполнения 24.03.2014 года. В связи с неустранением в установленный предписанием срок нарушений в отношении ЗАО «Агрофирма «Дружба » был составлен протокол об административном правонарушении. Возражений по акту проверки и исполнения предписания от юридического лица не поступило, сведениями об обжаловании предписания суд не располагает.

Вина юридическ ого лиц а ЗАО «Агрофирма «Дружба » объективно подтверждается протоколом об административном правонарушении АКА № 005186 от 26.03.2014 года (л.д. 4); копией распоряжения о проведении внеплановой документарной проверки юридического лица от 06.03.2014 года №07-2024-016907/105 (л.д. 6-8); копией уведомления о проведении внеплановой выездной проверки от 07.03.2014 года (л.д. 9); копией акта проверки юридического лица №07-2024-46, в котором отражен факт неисполнения ранее выданного предписания (л.д. 10-12); копией акта проверки юридического лица № 07-2024-30 от 24.02.2014 года (л.д. 13-15); копией предписания № 07-2024-12 от 24.02.2014 года (л.д. 16-17); копией Свидетельства о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц о юридическом лице, зарегистрированном до 1 июля 2002 года (л.д. 18).

Судья усматривает в действиях ЗАО «Агрофирма «Дружба » признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях и подвергает юридическое лицо штрафу в доход государства .

Оснований для признания результатов проверки недействительными, в соответствии со ст. 20 Федеральн ого закон а от 26.12.2008 № 294-ФЗ « О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля », судом не установлено.

Обстоятельств как смягчающих, так и отягчающих административную ответственность , не имеется .

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 29.9 — 29.11, ч. 1 ст. 19.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, судья

Признать юридическое лицо ЗАО «Агрофирма «Дружба», ИНН 2351009486, ОГРН 1022304719007, расположенное в ст. Геймановская Тбилисского района, ул. Красная, 89 виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях и назначить наказание в виде штрафа в размере 10 000 (десять тысяч) рублей.

ЗАО «Агрофирма «Дружба» внести (перечислить) сумму административного штрафа в банк по следующим реквизитам:

Получатель: Управление Федерального казначейства по Краснодарскому краю г. Краснодар (Межрегиональное управление государственного автодорожного надзора (УГАДН) по Краснодарскому краю и Республике Адыгея)

Банк получателя ГРКЦ ГУ Банка России по Краснодарскому краю г.Краснодар

БИК банка 040349001,

ИНН получателя платежа 2310142224, КПП 231001001, ОКТМО 03649000

Наименование платежа административный штраф, о чем представить судье копию документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа.

Разъяснить ЗАО «Агрофирма «Дружба» положения ч. 1 ст. 20.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях, согласно которой неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный КоАП РФ (70 суток со дня получения или вручения копии постановления), а равно, непредставление судье документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного штрафа, но не менее 1 000 рублей.

Постановление в трехдневный срок направить ЗАО «Агрофирма «Дружба», и в Межрегионального управления государственного автодорожного надзора по Краснодарскому краю и республике Адыгея.

Постановление может быть обжаловано в Тбилисский районный суд через мирового судью в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления.

Мировой судья судебного участка

№ 204 Тбилисского района подпись О.В. Жуков

Справка: Постановление вступило в законную силу с 06.05.2014 года

мировой судья судебного участка

№ 204 Тбилисского района подпись О.В. Жуков

Управление градостроительным комплексом в России

Автор: Братановский С. Н., Ерхов А. В.

Управление градостроительным комплексом в России

Братановский Сергей Николаевич — доктор юридических наук, вице-президент Евразийской академии наук, академик РАМН

Ерхов Александр Владимирович — к.ю.н., директор завода по производству железобетонных конструкций, и.о. доцента кафедры конституционного и административного права.

Исследование правовой организации системы управления градостроительной деятельности в Российской Федерации позволяет сделать вывод как о несомненных успехах в организации этой сферы человеческой жизнедеятельности, так и об имеющихся недостатках в аспекте административно-правового регулирования. Остановимся на исследовании тех, которые, по нашему мнению, являются наиболее актуальными на сегодняшний день и требуют своевременного организационно-правового решения.

Условно эти задачи могут быть дифференцированы на два вида: проблемы позитивного управленческого характера, требующие совершенствования форм и методов организационной деятельности в области строительства, и проблемы, связанные с административными правонарушениями и административной ответственностью.

Несомненно, одной из актуальных проблем является та, которая требует совершенствования правовой организации долевого строительства.

Необходимо отметить, что в управлении строительством существуют методы, посредством которых инвестиционно-строительные компании привлекают граждан к участию в долевом строительстве. Речь в данном случае идет об организационно-правовых основах рекламной деятельности на строительном рынке, которая зачастую оказывается весьма далекой от «добропорядочности». Рекламные объявления фирм-застройщиков ориентируют людей на заключение так называемых инвестиционных договоров, которые, по сути, подтверждают лишь факт соучастия в строительном проекте. При этом инвесторы разделяют с главным инвестором и застройщиком все риски, связанные с экономическим провалом и возможным банкротством, то есть имеет место пробел в законодательстве по организации долевого участия в строительстве жилья.

В этой связи необходимо отметить, что организационно-правовой формой договора могут быть только договоры участия в долевом строительстве. Все другие формы договоров не основаны на текущем законодательстве и зачастую являются средством для разного рода мошеннических действий.

В аспекте применения мер административно-правового характера представляется необходимым запретить рекламу объектов, на возведение которых у строителей нет обязательных разрешительных документов. Это может усилить контроль над недобросовестными застройщиками, поскольку нельзя будет начинать компанию по сбору средств с населения, не подготовив стройплощадку и не вложив значительных собственных (или взятых в кредит в банке) средств.

Сложность решения проблемы подчеркивает та дискуссия по поводу договоров о долевом участии в строительстве многоквартирных домов, которая получила широкое освещение в специальной литературе.

При этом определяющим в обозначенной дискуссии является спор о правовой природе договоров о долевом участии. Чаще всего данный вид договора цивилистами относится либо к договорам строительного подряда, либо анализируется институт простого товарищества.

Содержательный анализ присутствует в научной литературе и при освещении инвестиционных договоров в строительстве, а также организационно-правовых проблем застройки. В частности, высказано мнение о том, что понятие «договор долевого участия в строительстве» отражает больше экономическую, чем правовую его сущность, с чем можно полностью согласиться. И договором долевого участия может быть как общественное обязательство, просто товарищество, так и правоотношения со встречной направленностью сторон.

Также надо признать обоснованной позицию Б.Л. Хаскельбурга в том, что термин «долевое участие в строительстве» однопорядковой юридической определенности не несет, и «едва ли можно признать удачным и плодотворным стремление определить правовую природу соглашения о долевом участии в строительстве».

Проводя сравнительно-правовой анализ, отметим, что в условиях хозяйствования в СССР долевое участие в строительстве многоквартирных домов и иных объектов культурно-бытового назначения осуществлялось преимущественно в плановом административном порядке. Именно тем, что все возведенные недвижимые объекты принадлежали государству и передавались хозяйствующим субъектам на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, и было обусловлено существование такого термина, как «долевое участие в строительстве», отражающего именно экономическую сущность отношений при отсутствии элементов юридической самостоятельности, таких, например, как доля в праве собственности на возведенный недвижимый объект.

Поскольку созданная за счет государственных предприятий недвижимость являлась государственной собственностью, дольщики — предприятия и организации не приобретали право собственности на долю в возведенных объектах. Доля при таких ситуациях являлась категорией учетного экономического характера в отношении денежных средств, переданных для того, чтобы обеспечить интересы предприятий и организаций, участвующих в финансировании строительства.

Государственные органы — управления (отделы) капитального строительства исполкомов местных Советов — выполняли функции заказчика и, аккумулируя денежные средства государственных предприятий, заключали с подрядными организациями договоры капитального строительства жилых домов, определяя содержание прав и обязанностей дольщиков. Советы контролировали распределение жилой площади между предприятиями пропорционально внесенным денежным средствам.

При отношениях такого характера отсутствовала самостоятельность предприятий в распоряжении возведенными объектами. За исключением ведомственного жилья вопросы, связанные с заселением и последующей эксплуатацией многоквартирных домов, находились в ведении местных Советов, которые несли расходы, связанные с содержанием объектов. Очередность предоставления жилья определялась на основании списков граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, которые велись местными Советами на основании списков, предоставляемых предприятиями.

Несмотря на доминирование административно-правовой составляющей во всех строительных отношениях с участием предприятий и организаций, в тех случаях, когда договоры о долевом участии в строительстве заключались предприятиями за счет собственных свободных от планов деятельности денежных средств, в научной литературе предлагалось квалифицировать подобные соглашения как договоры о совместной деятельности.

Выделение института совместной деятельности на фоне административных отношений проводилось на основе установления самостоятельного гражданско-правового юридического содержания данного договора, определяемого наличием у дольщиков права на распределение квартир по своему усмотрению и участие в покрытии общих расходов и убытков.

На сегодняшний день понятие «долевое участие в строительстве» при различных соотношениях правовых элементов и субъектного состава участников в договорной практике применяются без четкой определенности юридического режима данных отношений. Учитывая, что природа экономических и правовых отношений в условиях рынка коренным образом изменилась и существовавшее административно-правовое регулирование долевого участия в строительстве в значительной мере уступило договорному, все же отметим существующую организационно-правовую составляющую в указанном виде договоров, которая находит свое проявление:

1) в наличии элементов организации и координации действий инвесторов со стороны императивных субъектов этих отношений — застройщиков;

2) в исключительности или превосходстве объема управленческой компетенции администрации строительных организаций, нежели у инвесторов — физических и юридических лиц.

Совместный характер деятельности сторон вытекает из объединения их личного участия в строительстве объекта. Факт подписания договора несколькими лицами дольщиками (инвесторами) свидетельствует об осведомленности каждого субъекта возникающих отношений о других участниках договора и предполагает наличие общего волеизъявления на осуществление строительства с указанием поименованных в договоре лиц, тем самым придавая соглашению как общецелевой, так и координируемый характер.

Ближе к совместной деятельности договоры, по условиям которых в состав обязанности дольщиков входят действия, без исполнения которых осуществление строительства в определенном договором составе не представляется возможным. Роль организационно-правового регулирования в данном случае состоит в том, что застройщик (управленческий орган строительной организации), например, определяет, какой из дольщиков будет получать участок под застройку, какой оформлять проектную документацию, далее — производить корректировку данной документации, выполнять строительные работы, оплачивать стоимость доли поставкой строительных материалов.

То есть при таком соотношении обязанностей дольщиков возведение объекта возможно только под условием объединения их действий с применением всех элементов управления: организации, регулирования, координации и необходимого (в договорных рамках) контроля. Как показывает изучение практики осуществления долевого строительства, дольщики совместно с заказчиком оформляют акты выполненных работ, осуществляют контроль за ходом и качеством строительства, имеют право требовать устранения недостатков.

Анализ приведенных условий свидетельствует о личном участии дольщика в управлении строительными делами наряду с заказчиком и является отличительным признаком наряду с договором простого товарищества эксклюзивного организационно-правового договора.
Важность личного характера участия в строительстве не умаляется и в том случае, если все дольщики обязуются предоставить денежные средства для оплаты строительства объекта. Организационный характер отношений исходит из общности объединения усилий дольщиков, направленных на достижение единого производственного результата. Участие дольщиков в разрешении вопросов строительства может рассматриваться как участие в управлении общими делами.

Принимая во внимание многообразие моделей управленческих отношений, возникающих при долевом строительстве, их правового обоснования, следует рассмотреть вопрос о том, какие принципиальные варианты моделирования отношений возникают при организации долевого участия в строительстве.

Схемы отношений с дольщиками предопределяются тем, «на чьей стороне» находятся дольщики: выполняющей строительные работы подрядной организации или же заказчика, оплачивающего выполнение работ подрядной организации. Экономической предпосылкой заключения таких договоров чаще всего являются недостаточность у заказчика или подрядчика денежных средств, необходимых для финансирования строительства.

Когда многоквартирный дом возводится специализированной организацией, например, домостроительным комбинатом, с целью последующего отчуждения квартир третьим лицам, отношения между строительной организацией и дольщиками отражают в большей степени черты подрядного обязательства, потому что денежные средства дольщиков привлекаются для того, чтобы строительная организация выполнила строительные работы и передала им результат в виде квартир дольщикам. Создавая определенное количество квартир для дольщиков, часть помещений подрядная организация может построить для собственных нужд. При этой модели организационно-правовая составляющая — минимальна.

Если договоры с дольщиками заключает заказчик по договору строительного подряда, то денежные средства дольщиков привлекаются заказчиком для того, чтобы оплатить подрядчику стоимость выполняемых строительных работ. В отношениях между дольщиками и заказчиком отсутствует ярко выраженный подрядный характер и на первое место выступают управленческие организационно-правовые отношения.

Многочисленность заказчиков заставляет строительную организацию в целях упорядочения их действий настаивать на включении в условия договора обязательных организационно-правовых элементов.

Сложность в определении и разграничении правовой природы отношений, возникающих с участием дольщиков ввязывает необходимость в корректировке законодательства. Так, изучение Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» дает нам основания сделать вывод о необходимости дополнения в ч. 1 ст. 1 этого закона положением о возможности расширения перечня допускаемых законом случаев привлечения денежных средств граждан с принятием на себя обязательств, после исполнения которых у граждан может возникнуть право собственности на жилое помещение в строящемся (создаваемом) многоквартирном доме, а не только право вложения средств в соответствии с данным законом и законодательством Российской Федерации о жилых накопительных кооперативах. Целесообразно допустить возможность привлечения денежных средств граждан в случаях, предусмотренных федеральными законами и указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ. Было бы правильным устранить необоснованное установление солидарной ответственности по долгам застройщика банками, представившими кредит застройщику.

Для эффективной реализации положений Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» Минюстом России была разработана Инструкции об особенностях государственной регистрации договоров участия в долевом строительстве, прав, ограничений (обременений) прав на объекты недвижимого имущества в связи с долевым строительством объектов недвижимого имущества, утвержденная приказом Минюста РФ от 9 июня 2005 г. № 82.

Исследование организационно-правового и экономического содержания отношений между инвесторами, застройщиками и органами исполнительной власти дает основание считать, что в них превалирует стремление застройщиков к получению денежных средств инвесторов на самом начальном этапе жилищных проектов. В то же время Федеральный закон № 214-ФЗ. ввел запрет на привлечение средств частных инвесторов до момента получения разрешения на строительство.

Из этого следует, что организационно-правовые отношения, возникающие между застройщиками и инвесторами, должны быть урегулированы на достроительной стадии. Закон запрещает эту экономически объективную форму финансирования, вынуждая участников рынка искать различные «лазейки».

В указанном федеральном законе закреплены положения о защите прав и интересов граждан и юридических лиц, вкладывающих средства в строительство жилья и иных объектов недвижимости (за исключением объектов производственного назначения) в порядке долевого участия. В частности:

  • снижение рисков участников долевого строительства за счет установления обязанности застройщиков по раскрытию информации как о самих застройщиках, так и о проектах жилищного строительства («проектная декларация»);
  • установление обязательных условий, порядка заключения, изменения и исполнения договоров участия в долевом строительстве;
  • обязательность учета договоров участия в долевом строительстве для недопущения передачи на одну строящуюся квартиру или иной объект долевого строительства одновременно нескольким лицам;
  • обеспечение возврата застройщикам средств участников долевого строительства при невыполнении договора путем установления залога земельного участка и строящегося объекта;
  • государственный контроль над долевым строительством;
  • установление административной ответственности за привлечение средств на строительство лицом, не имеющим на это право, за опубликование недостоверной информации в проектной декларации, за нарушение требований к отчетности застройщика.

Административная ответственность за нарушение требований законодательства об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости установлена ст. 14.28 КоАП РФ. В частности, в соответствии с ч. 1 указанной статьи повлечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Опубликование в средствах массовой информации и (или) размещение в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования застройщиком проектной декларации (в том числе вносимых в нее изменений), содержащей неполную и (или) недостоверную информацию, предоставление застройщиком неполной и (или) недостоверной информации, опубликование, размещение или предоставление которой предусмотрено законодательством об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, а равно нарушение сроков опубликования и (или) размещения проектной декларации либо вносимых в нее изменений влечет, в соответствии с ч. 2 ст. 14. 28, наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до четырехсот тысяч рублей.
Часть третья той же статьи устанавливает ответственность за повлечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до пятнадц непредставление в установленный срок в орган, осуществляющий контроль и надзор в области долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, отчетности в случаях, предусмотренных законодательством об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, а равно представление отчетности, содержащей недостоверные сведения, что ати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

Оценивая возможности совершенствования правовой организации управления строительным комплексом в России, следует обратить внимание на то, что в данном аспекте весьма эффективной мерой может стать внедрение экологического страхования. Федеральным законом от 10 января 2002 г. № 7 «Об охране окружающей среды» определены правовые основы введения экологического страхования предприятий, учреждений и организаций. Однако как показывает практика, нормы этого Закона реализуются далеко не в полном объеме.

В целях усиления роли экологического страхования в прогнозировании, предотвращении ликвидации последствий экологических аварий должна проводиться обработка мероприятий по развитию экологического страхования в ряде регионов страховыми организациями и взаимодействующими с ними природоохранными органами и природопользователями. Подобные работы по развитию экологического страхования в настоящее время ведутся по согласованию с административными и территориальными природоохранными органами только в Архангельской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Ивановской областях, городах Санкт-Петербург, Саратов, Вятка, Электросталь. В числе ближайших задач по совершенствованию нормативно-правового регулирования экологических норм на федеральном уровне должно быть восстановление, укрепление и развитие самостоятельной надзорной, контрольной природоохранной системы как со стороны Администрации Президента РФ, так и со стороны Правительства РФ, Другим не менее важным направлением развития нормативно-правовой базы в сфере охраны природной среды должно быть достаточное финансирование федеральными, региональными, местными властями и предпринимателями реальных природоохранных программ, проектов и конкретных мероприятий.

В региональном аспекте для совершенствования нормативно-правовой базы в природоохранной и ресурсоспособной сфере требуется дифференциация экологических норм. Примером такой дифференциации может служить сооружение систем магистральных нефте- и газопроводов. Охрана окружающей среды при строительстве трубопроводов должна осуществляться путем выполнения дополнительных природоохранных мероприятий, относящихся к строительному комплексу. Такие, как: размещение сооружений, строительных баз, обслуживающих объектов и транспортных систем с учетом экологических требований; строительство и эксплуатация очистных сооружений и устройств; применение природосберегающих строительных технологий и специальных машин и механизмов, оказывающих минимальное воздействие на природу, и др.

При изучении административно-деликтных аспектов совершенствования управленческой деятельности в области градостроительства нельзя обойти вниманием вопросы административной ответственности, которая в данном случае имеет специфические особенности. Указанная специфика более ярко видна при анализе ст. 9.4 КоАП РФ (нарушение требований проектной документации и нормативных документов в области строительства) и заключается в том, что рассматриваемое правонарушение состоит в нарушении обязательных требований государственных стандартов, технических условий, строительных норм и правил, утвержденных проектов и других нормативных документов в области строительства при выполнении различных видов строительных работ, а также при производстве строительных материалов, конструкций и изделий. Для привлечения к административной ответственности на основании ч. 1 ст. 9.4 КоАП РФ достаточно самого факта нарушения требований. Например, в строительной сфере — госстандартов, технических условий, строительных норм и правил, и других нормативных документов. Вместе с тем, для привлечения к ответственности в строительном комплексе в соответствии с ч. 2 этой же статьи необходимо еще наличие квалифицирующего признака. Этот квалифицирующий признак проявляется при нарушении указанных правил и норм, повлекших наступление определенных последствий, выражающихся, например, в потере несущей способности зданий, сооружений или их составных частей либо снижении прочностных параметров производимых строительных материалов, конструкций и изделий.

Административная ответственность широко применяется как в градостроительстве, так и в жилищных и земельных правоотношениях.
Необходимо заметить, что административная ответственность в сфере строительства наступает, к примеру, и в том случае, если строительные организации не создают обустроенных подъездных путей к стройплощадкам, ограждений в местах производства строительных и дорожных работ, при самовольном вскрытии проезжей части и т. д. За подобные нарушения административная ответственность предусмотрена ст. 12.34 КоАП РФ «Нарушение правил проведения ремонта и содержания дорог, железнодорожных переездов или других дорожных сооружений», в соответствии с которой должностные лица, ответственные за состояние дорог, железнодорожных переездов или других дорожных сооружений, подвергаются административному штрафу в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей; юридические лица — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей.

Конкретизируя этот вопрос, нужно отметить, что экологическое законодательство тесно связано с рассматриваемым вопросом. Составы правонарушений в области охраны окружающей среды и природопользования перечислены в главе 8 КоАП РФ. За совершение данных административных правонарушений должностные лица и граждане, предприятия, учреждения, организации могут быть привлечены к административной ответственности, о чем уже было сказано выше. К ним можно отнести следующие правонарушения:

  • несоблюдение экологических требований при планировании, технико-экономическом обосновании проектов, проектировании, размещении, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов (ст. 8.1);
  • использование земель не по целевому назначению, неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв (ст. 8.8) и т.д.

Можно предположить, что применение административной ответственности за правонарушения в области строительства предусматривает реализацию мер административной ответственности хозяйствующих субъектов, содержит материально-правовые нормы, устанавливающие основания и меры административных санкций, и процессуальные нормы, определяющие порядок их реализации.

КоАП РФ содержит ряд составов, устанавливающих административную ответственность за правонарушения, в той или иной мере относящиеся к рассмотрению строительного комплекса, непосредственно к категории административных правонарушений в области охраны собственности относятся:

  • статья 7.1 КоАП РФ — самовольное занятие земельного участка. Самовольное занятие земельного участка или использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, а в случае необходимости без документов, разрешающих осуществление хозяйственной деятельности;
  • часть 1 ст. 7.2 КоАП РФ — уничтожение межевых знаков границ земельных участков;
  • ст. 7.10 КоАП РФ — в части самовольной переуступки права пользования землей;
  • ст 8.7 КоАП РФ — невыполнение обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению или по их рекультивации после завершения разработки месторождений полезных ископаемых, включая общераспространенные полезные ископаемые, строительных, мелиоративных, лесозаготовительных. изыскательских и иных работ, в том числе осуществляемых для внутрихозяйственных или собственных надобностей;
  • ст. 8.8 КоАП РФ — использование земель не по целевому назначению, а равно невыполнению установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов, ухудшающих качественное состояние земель.

Как видно из приведенных однотипных административных правонарушений, в одном случае объектами правонарушений являются общественные отношения по поводу собственности на землю и установленный государством порядок возникновения прав на землю и ее использованию, в другом случае объектом правонарушения является право собственности на землю и установленных порядок пользования земельными участками.
И в том и в другом случае вопросы строительства не остаются в стороне и напрямую связаны с правовыми аспектами, поскольку объективной стороной правонарушения является действие, направленное на самовольное занятие земельного участка, использование земельного участка без оформления в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю.
Рассматривать дела об административных правонарушениях от имени органов, осуществляющих государственный контроль за использованием и охраной земель вправе:

  • главный государственный инспектор Российской Федерации по использованию и охране земель, его заместитель;
  • главные государственные инспекторы субъектов Российской Федерации по использованию и охране земель, их заместители;
  • главные государственные инспекторы городов и районов по использованию и охране земель, их заместители.

В Российской Федерации действует норма Земельного кодекса, в соответствии с которой участки под массовую застройку и жилищное строительство должны выставляться на аукционах. Более того, муниципальные власти должны проводить аукционы среди строительных компаний, а объявления о торгах размещаться в СМИ и на Интернет-сайтах органов власти.

Также нельзя не обратить внимание на содержание ст. 8.1 КоАП РФ, которая предусматривает, что несоблюдение экологических требований при планировании, технико-экономическом обосновании проектов, проектировании, размещении, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов влечет определенные санкции.

В соответствии со ст. 9.4 КоАП РФ нарушение требований проектной документации, технических регламентов, обязательных требований стандартов, строительных норм и правил, других нормативных документов в области строительства при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства, включая применение строительных материалов (изделий) влечет наложение административной ответственности. В результате исследования можно сделать вывод, что правонарушения, предусмотренные данной статьей, посягают на правомочное осуществление деятельности в области строительства.

Административная ответственность предусмотрена и за нарушение установленного порядка строительства, реконструкции, капитального ремонта объекта капитального строительства, ввода его в эксплуатацию (ст. 9.5 КоАП РФ). В то же время, состав правонарушения, предусмотренного данной статьей, заключается в осуществлении без разрешения строительства зданий производственного и непроизводственного назначения, в том числе жилых помещений, а также объектов индивидуального строительства (самовольная застройка).

Нарушение правил приемки и ввода в эксплуатацию, в том числе заселение жилых домов и использование гражданских и производственных объектов без оформления в установленном порядке документов о вводе в эксплуатацию, также влечет наложение административного штрафа на граждан, должностных лиц и юридических лиц.

Некоторые особенности административной ответственности в области строительства как особой разновидности юридической ответственности выделяет А. Б. Агапов:

  • она налагается за правонарушения, не представляющие высокой степени общественной опасности;
  • всегда представляет собой следствие противоправного действия (бездействия) юридического или физического лица, в правоотношениях участвуют должностные лица, наделенные полномочиями органами исполнительной власти;
  • наступает преимущественно в сфере общегосударственных интересов.

Анализируя материально-содержательную сторону вопроса, нужно отметить, что наличие административных правонарушений в области строительства обусловлено рядом причин. К ним можно отнести недостаточную материальную базу многих предприятий, задействованных в сфере строительного комплекса; использование некачественного сырья и компонентов строительных материалов; слабый производственный и специальный строительный контроль; задержка выплаты заработной платы; высокий уровень теневых операций; стремление получить прибыль любой ценой; некачественная подготовка специалистов строительными вузами.

Анализируя административные правонарушения и ответственность в области строительства, мы приходим к выводу, что в условиях развития рыночных отношений и связанного с этим многообразия форм собственности властные методы регулирующего воздействия остались прежними, особенно в сфере экономики, куда и относится градостроительный комплекс.

С принятием КоАП РФ значительно расширился круг субъектов административной ответственности, вновь восстановилась административная ответственность за правонарушения в области строительства юридических лиц различных организационно-правовых форм собственности.

Дайджест:
Организационно-правовые отношения, возникающие между застройщиками и инвесторами, должны быть урегулированы на достроительной стадии

См.: Юткевич В. П. Договор строительного подряда.— М., 2002. С. 86.

См.: Брагинский М. И. Договор подряда и подобные ему договоры. — М.: Статут, 1999. С. 125; Гражданское право: Учебник Ч. 2. / Под. ред. Сергеева А. С., Толстого Ю. К. — М.: Проект,1997. С. 333;
Мельник В. В. Договоры о долевом участии в строительстве // Вестник высшего арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. № 2. С. 180-194.

См.: Козлова И. В. Гражданское право: Учебник / Под ред. Е. А. Суханова. — М.: БЕК, 2000. С. 307; Романец Ю. В. Как квалифицировать договоры долевого участия в строительстве? // Хозяйство и право. 2000. № 3. С. 74; Система договоров в гражданском праве России. — М.: Юрист, 2-1. С. 479; Чубаров В. В. Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. — М., 1998. С. 632-633; Савельева А. Б. Договор простого товарищества в российском гражданском праве // В кн.: Актуальные вопросы гражданского права: Сб. Статья / Под ред. М. И. Брагтнского. — М., 1998. С. 296; Коммерческое право: Учебник. Ч. 2 / Под ред. В. Ф. Попандопуло, В. Ф. Яковлевой. — СПб., 1998. С. 299.

См.: Муравьев Б. В. Договор с участием инвесторов в строительстве / Справочная правовая система «Гарант»; Цепов Г. В. Инвестиции в строительство: проблемы гражданско-правового регулирования // Юридический мир. 2001. № 3. С. 48-49; Лисица В. Инвестиционный договор // Закон. 2003. № 6. С.113; Фокин С. Договор долевого участия в строительстве // Закон. 2003. № 6. С.118.

Романец Ю. В. Договор простого товарищества и подобные ему договоры (вопросы теории и судебной практики) // Вестник, ВС РФ. 1999. № 12. С. 101.

Хаскельбург Б. Л. Договор о долевом участии в строительстве: вопросы судебно-арбитражной практики // Гражданское законодательство республики Казахстан. Вып. 14. — Астана, 2002. С. 156.

См.: постановление Совета Министров СССР от 1 марта 78. № 173 «О мерах расширения в городах практики комплексного ипотечного строительства жилых домов, объектов культурно-бытового назначения и коммунального хозяйства» // СП СССР. 1978. № 6. Ст. 36.

См.: постановление Совета Министров СССР от 1 марта 1978. № 173 «О мерах расширения в городах практики комплексного ипотечного строительства жилых домов, объектов культурно-бытового назначения и коммунального хозяйства» // СП СССР. 1978. № 6. Ст. 36.

См.: Мельник В. В. Договоры о долевом участии в строительстве // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации . 2004. № 2. С. 182.

См.: Масевич М. Г. Договор о совместной деятельности // Советское государство и право. 1979. № 6. С. 135.

Во избежание путаницы при характеристике исследуемых отношений термин «застройщик» в нашем случае используется для обозначения организации, выступающей в роли заказчика подрядных работ, поскольку, как правильно указал Г. В. Цепов, функции застройщика — это организация строительства, а не его осуществление (см.: Цепов Г. В. Инвестиции в строительство: проблемы гражданско-правового регулирования // Юридический мир. 2001. № 3. С. 48-49.) Функции застройщика возлагаются на лицо, которому выделяется земельный участок для возведения объекта. В роли застройщика может выступать как подрядная организация, строящая «дом на продажу», так и заказчик объекта, привлекающий для выполнения подрядных работ строительную организацию.

См.: Зайцев Л. Г., Моторин Б. М. Права и обязанности дольщиков в строительстве // Актуальные проблемы градостроительства в России. Сб. научн. трудов. Саратов, 2007. С. 89.

См.: Мельник В. В. Договоры о долевом участии в строительстве // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации . 2004. № 2. С. 185-186.

Экономике строительства нужны доступные деньги // Аргументы и факты. 2005. № 44. С. 15.

См.: Курбанов Р. А. Нормативно-правовая унификация экологических стандартов для субъектов Российской Федерации.— М., Юриспруденция. 2005. С. 101-126.

См.: Масленников М. Я. Административная ответственность по Российскому законодательству: Учеб. пособие. Тверь, Изд-во Твер. уни-та. 2001. С. 3-4.

Комментарии запрещены.