Ст 145 ч1 коап рф

Оглавление:

Постановление суда надзорной инстанции — президиума Омского областного суда от 12 декабря 2006 г. N 44-У-1536 Действия руководителя предприятия по частичной невыплате заработной платы работникам хотя формально и содержат признаки преступления, однако в силу малозначительности не представляют общественной опасности, требующей привлечения к уголовной ответственности, в связи с чем уголовное дело прекращено (извлечение)

Постановление суда надзорной инстанции — президиума
Омского областного суда от 12 декабря 2006 г. N 44-У-1536
(извлечение)

Приговором мирового судьи П. осужден по ст. 1451 ч. 1 УК РФ к штрафу в доход государства 15000 рублей.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 145.1 ч. 1 УК РФ

Постановлением апелляционной инстанции и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Ф. в защиту осужденного П. указал, что выводы суда о виновности П. в инкриминируемом деянии в указанное в приговоре время, не соответствует фактическим обстоятельствам. Выплата заработной платы работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» производилась ежемесячно, по 3-4 тыс. рублей и соответствовала контрактам, которые заключались с работниками предприятия при их устройстве на работу. Утверждает, что задолженность по зарплате возникла не в 2004 году как это указано в приговоре, а задолго до этого и в указанный период не менялась, а лишь переносилась из месяца в месяц в связи с отсутствием возможности ее погасить. Не считает обоснованной ссылку в приговоре на то, что П. имел умысел на невыплату заработной платы при наличии реальной возможности ее выплатить. Утверждение П. о том, что невыплата заработной платы в полном объеме не производилась из-за долгов заказчиков за выполненные работы и долга Администрации Омской области в размере 3 000 000 рублей не является голословным и подтверждается материалами дела.

Кроме того, из материалов дела видно, что постановлением мирового судьи от 03.08.2004 года производство по делу об административном правонарушении в отношении П. прекращено за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Вменялось П. невыплата заработной платы 15 работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» за апрель 2004 года. Основанием для прекращения дела явилось установление мировым судьей факта неисполнения договорных обязательств перед предприятиями контрагентами, в том числе и финансируемым за счет средств бюджета субъекта РФ.

Постановлением мирового судьи от 25.11.2004 г. П. признан виновным в совершении правонарушения предусмотренного ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ. Ему назначено наказание в виде дисквалификации на 1 год 6 месяцев за невыплату заработной платы в мае-ноябре 2004 года. Однако это постановление 15.03.2005 отменено и.о. председателем Омского областного суда с прекращением производства по делу за отсутствием состава административного правонарушения со ссылкой на ст. 5.27 ч. 2 КоАП РФ. Основанием для отмены и прекращением дела явилось неопределенность формы вины П. в административном правонарушении в соответствии с требованиями ст. 29.10 КоАП РФ. Кроме того, П. подвергался и административной ответственности в апреле 2004 года Государственной инспекцией по труду по Омской области за невыплату заработной платы работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» за период с сентября 2003 года по февраль 2004 года.

Оспаривается адвокатом и сам факт возбуждения уголовного дела, основанного на акте проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ЗАО ПВФ «Экосистемы», проводимой территориальным управлением Росфиннадзора в Омской области в связи с обращением прокурора Омской области от 05.11.2004 года, хотя на основании Положения Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в ее полномочия входит контроль и надзор за использованием средств федерального бюджета, находящихся в федеральной собственности. Просит прекратить уголовное дело в отношении П. за отсутствием в его действиях состава преступления.

Президиум Омского областного суда жалобу удовлетворил, указав следующее.

Согласно приговору П. совершил преступление при таких обстоятельствах. Являясь руководителем ЗАО ПВФ «Экосистема», в период с января 2004 г. по 1.06.2004 г., т.е. более 2-х месяцев не выплачивал заработную плату работникам ЗАО ПВФ «Экосистема». Задолженность за указанный период составила 533 721 руб. 31 коп. Имел, как указано в приговоре, реальную возможность выплатить заработную плату в полном объеме, однако не делал этого из личной заинтересованности, выразившейся в том, что он, являясь соучредителем ЗАО ПВФ «Экосистема», обладая в данном обществе 30,23 % уставного капитала, был заинтересован в получении доли прибыли, в поддержании жизнедеятельности общества, Получил от предприятия, минуя расчетный счет, денежные средства в сумме 352051,28 руб. в счет погашения задолженности по договору займа. Кроме того, как указано в приговоре, П. вместо выплаты заработной платы работникам предприятия, рассчитывался с кредиторами, желая тем самым повысить свой авторитет руководителя в глазах деловых партнеров и соучредителей.

Заработная плата не была выплачена 14 работникам ЗАО ПВФ «Экосистема», а именно: В. К. в сумме 39828,23 руб.; В. М. в сумме 45113 руб.; В. Л. в сумме 15008 руб.; Г. в сумме 25804,58 руб.; Г. Я. в сумме 39094,23 руб.; Ж. в сумме 58533,98 руб.; З. в сумме 49622,27 руб.; К. в сумме 45153 рубля; М. в сумме 38125,30 руб.; Р. в сумме 14826,27 руб.; У. в сумме 38255,40 руб.; У. Ю.. в сумме 40020 руб.; Ш. в сумме 35345,74 руб.; Ш. в сумме 48990,31 руб.

Вывод суда о том, что П. имел умысел на невыплату заработной платы работниками ЗАО ПВФ «Экосистема» понимал, что в результате его незаконных действий нарушается установленный законодательством РФ порядок выплаты заработной платы, при наличии реальной возможности выплачивать заработную плату своевременно и в полном объеме, не отдавал распоряжения о проведении своевременной и полной выплаты заработной платы работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» в период с 01.01.2004 г. по 01.06.2004 г., направляя при этом денежные средства общества на производственно-хозяйственную и финансово-экономическую деятельность, опровергаются материалами дела.

Так, постановлением мирового судьи от 03.08.2004 г. производство об административном правонарушении, невыплату заработной платы 15 работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» за апрель 2004 года, в отношении П. прекращено за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. И основанием для прекращения дела явилось установлением мирового судьи факта неисполнения договорных обязательств перед предприятиями контрагентом ЗАО ПВФ «Экосистема» в том числе финансируемым за счет средств бюджета субъекта РФ.

Постановление мирового судьи от 25.11.2004 г. признан виновным в совершении правонарушения предусмотренного ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ. Ему назначено наказание в виде дисквалификации на 1 год 6 месяцев за невыплату заработной платы в мае-ноябре 2004 года. Однако это постановление 15.03.2005 отменено и.о. председателем Омского областного суда с прекращением производства по делу за отсутствием состава административного правонарушения со ссылкой на ст. 5.27 ч. 2 КоАП РФ. Основанием для отмены и прекращения дела явилось неопределенность формы вины П. в административном правонарушении и несоответствие требованиям ст. 29.10 КоАП РФ. Подвергался П. и административной ответственности в апреле 2004 г. Государственной инспекцией по труду по Омской области за невыплату заработной платы работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» за период с сентября 2003 г. по февраль 2004 г. и был подвергнут штрафу.

Согласно разъяснению, данному Верховым Судом РФ в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за 3 квартал 2005 года «Вопросы квалификации преступлений» (Бюллетень Верховного суда РФ N 3 стр. 23. 2006 года) вынесение решений об отмене постановления о назначении административного наказания и о прекращении производства по делу об административных правонарушениях при наличии обстоятельств, которые предусмотрены в ст. 24.2 КоАП РФ предполагает освобождение от административной ответственности и не допускает ухудшения положения лица совершившего административное правонарушение, в том числе и по мотиву наличия в его действиях состава уголовного преступления. Данное разъяснение мировым судом и судебными инстанциями проигнорировано.

Кроме того, в соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Из материалов дела и приговора следует, что выплата заработной платы работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» производилась ежемесячно, но частично по 3-4 тысячи. Это подтвердили как на предварительном следствии, так и в судебном заседании признанные следствием потерпевшими Г., В.Л., В.А., У., К., Г., З. и другие.

Однако указанные работники не признавали себя потерпевшими, учитывали сложившееся на предприятии положение, возникшее по вине контрагентов, с жалобами на невыплату заработной платы никуда не обращались и надеялись после выхода предприятия из затруднительного положения получить полностью заработную плату. По мнению президиума, умышленное действие директора ЗАО ПВФ «Экосистема» П., направленные на частичную невыплату заработной платы свыше 2 месяцев, не совершались из корыстной или личной заинтересованности и не повлекли существенного нарушения конституционных прав работников предприятия.

Действия П. по частичной невыплате заработной платы работникам ЗАО ПВФ «Экосистема» формально содержат признаки преступления, по которому П. признан виновным, однако в силу их малозначительности не представляют общественной опасности требующей привлечения к уголовной ответственности.

Президиум Омского областного суда находит приговор подлежащим отмене в соответствии со ст. 382 ч. 1 УПК РФ, а уголовное дело подлежащим прекращению в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ.

В силу изложенного президиум Омского областного суда приговор мирового судьи, постановление районного суда и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного в отношении П. в части осуждения по ст. 145-1 ч. 1 УК РФ отменил, уголовное дело прекратил за отсутствием состава преступления. Разъяснил П. право на реабилитацию.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 145 УПК РФ. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении (действующая редакция)

1. По результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса.

2. О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

3. В случае принятия решения, предусмотренного пунктом 3 части первой настоящей статьи, орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает меры по сохранению следов преступления.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 145 УПК РФ

1. Органы уголовного преследования принимают решения в пределах своей компетенции (ч. 1 ст. 144), определяемой правилами подследственности (см. ком. к ст. ст. 150, 151). Одновременно с возбуждением уголовного дела допускается его направление прокурору для определения подследственности (ч. 3 ст. 146). Отказ органа дознания в возбуждении уголовного дела по сообщениям о преступлениях, отнесенных к исключительной подследственности следователей Следственного комитета РФ, рассматривается как нарушение закона.

О принятии решения о возбуждении дела см. ком. к ст. ст. 146, 147. О принятии решения об отказе в возбуждении дела см. ком. к ст. 148.

2. Передача сообщения о подследственности производится тогда, когда после приема и проверки повода к возбуждению дела выяснится, что расследование данного преступления относится к компетенции другого органа. О подследственности см. ком. к ст. ст. 150, 151, 152. Однако в неотложной ситуации орган дознания обязан возбудить уголовное дело, произвести неотложные следственные действия и затем направить уголовное дело руководителю следственного органа или прокурору для передачи дела соответствующему следователю или органу дознания (п. 3 ст. 149, ст. 157 УПК). О неотложной ситуации см. ком. к ст. 157, ч. 5 ст. 165 УПК. Буквальное содержание п. 3 ч. 1 ком. статьи не предусматривает возможности передачи сообщения по территориальной подследственности (так как отсутствует ссылка на ст. 152), однако такое ограничение не имеет под собой веских оснований. Поэтому на практике возможна передача сообщений как по предметной, так и по территориальной подследственности. Если подследственность до возбуждения уголовного дела не удается точно установить (например, место окончания преступных действий, точную квалификацию), то следователь или дознаватель возбуждает уголовное дело, ориентировочно квалифицировав деяние по своей предметной подследственности, проводит неотложные следственные действия и устанавливает «чужую» подследственность уголовного дела, после чего следователь передает уголовное дело руководителю СО, а дознаватель — прокурору для направления по подследственности (ч. 5 ст. 152 УПК).

3. Решение о возбуждении дела может быть обжаловано прокурору и вышестоящему прокурору, руководителю СО и руководителю вышестоящего СО в порядке ст. 124 УПК. Важно отметить, что прокурор вправе отменить постановление о возбуждении дела любого органа предварительного расследования (ч. 4 ст. 146).

Если уголовное дело возбуждено по факту, то обжалованию в суд оно не подлежит (см. Постановление КС РФ от 23.03.1999 N 5-П). Если уголовное дело возбуждено в отношении определенного лица, то оно может быть обжаловано в суд. Конституционный Суд в своем Определении от 27.12.2002 N 300-О пояснил, что решение о возбуждении дела в отношении конкретного лица придает ему статус подозреваемого. В связи с этим может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам. Судебный контроль на последующих стадиях судопроизводства не является достаточным и эффективным средством восстановления основных прав и свобод, нарушенных при возбуждении уголовного дела. Поэтому подозреваемый должен иметь право обжаловать в суд решение о возбуждении дела. Суд, рассматривая такую жалобу, не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Следовательно, при проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела суд управомочен выяснять прежде всего, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу. При этом принесение в суд жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не приостанавливает совершения следственных и иных процессуальных действий. Данная позиция подтверждена и применительно к УПК РФ в Определении КС РФ от 21.02.2008 N 134-О-О.

Статья 145 УК РФ. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (действующая редакция)

Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины по мотивам ее беременности, а равно необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, по этим мотивам —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 145 УК РФ

1. Потерпевшей является беременная женщина либо женщина, имеющая хотя бы одного ребенка в возрасте до трех лет.

2. Объективная сторона преступления выражается в необоснованном отказе в заключении трудового договора с потерпевшей или в необоснованном прекращении трудового договора с потерпевшей.

Следует иметь в виду, что увольнение беременной женщины не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем; увольнение женщины, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, допускается в строго определенных случаях (ст. 261 Трудового кодекса РФ).

3. Преступление является оконченным с момента необоснованного отказа в приеме на работу или с момента необоснованного увольнения с работы.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и мотивом: беременностью женщины или наличием у нее детей в возрасте до трех лет и связанным с этими обстоятельствами нежеланием работодателя предоставлять женщине отпуск по беременности и родам, льготы за счет предприятия, установленные для нее законодательством, и т.п.

5. Субъект преступления специальный — лицо, являющееся работодателем, либо лицо, наделенное от имени юридического лица правом заключать и расторгать трудовой договор (ст. 20 Трудового кодекса РФ).

Статья 14.5. Продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информации либо неприменение в установленных федеральными законами случаях контрольно-кассовой техники

СТ 14.5 КоАП РФ

1. Продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг организацией, а равно гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, при отсутствии установленной информации об изготовителе (исполнителе, продавце) либо иной информации, обязательность предоставления которой предусмотрена законодательством Российской Федерации, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

2. Неприменение контрольно-кассовой техники в установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники случаях —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной четвертой до одной второй размера суммы расчета, осуществленного без применения контрольно-кассовой техники, но не менее десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от трех четвертых до одного размера суммы расчета, осуществленного с использованием наличных денежных средств и (или) электронных средств платежа без применения контрольно-кассовой техники, но не менее тридцати тысяч рублей.

3. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 настоящей статьи, в случае, если сумма расчетов, осуществленных без применения контрольно-кассовой техники, составила, в том числе в совокупности, один миллион рублей и более, —

влечет в отношении должностных лиц дисквалификацию на срок от одного года до двух лет; в отношении индивидуальных предпринимателей и юридических лиц — административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

4. Применение контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям, либо применение контрольно-кассовой техники с нарушением установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники порядка регистрации контрольно-кассовой техники, порядка, сроков и условий ее перерегистрации, порядка и условий ее применения —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от полутора тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — предупреждение или наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

5. Непредставление организацией или индивидуальным предпринимателем информации и документов по запросам налоговых органов или представление таких информации и документов с нарушением сроков, установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от полутора тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — предупреждение или наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

6. Ненаправление организацией или индивидуальным предпринимателем при применении контрольно-кассовой техники покупателю (клиенту) кассового чека или бланка строгой отчетности в электронной форме либо непередача указанных документов на бумажном носителе покупателю (клиенту) по его требованию в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двух тысяч рублей; на юридических лиц — предупреждение или наложение административного штрафа в размере десяти тысяч рублей.

7. Нарушение оператором фискальных данных законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, выразившееся в нарушении обязанности по обработке и передаче фискальных данных или обязанности по обеспечению конфиденциальности и защиты фискальных данных, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.

8. Неисполнение оператором фискальных данных обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, в случае аннулирования имеющегося у него разрешения на обработку фискальных данных —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

9. Подача организацией недостоверных сведений при соискании разрешения на обработку фискальных данных —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.

10. Непредставление оператором фискальных данных в налоговый орган уведомления о заключении с пользователем договора на обработку фискальных данных, об изменении сведений, представленных в уведомлении, или о расторжении указанного договора либо представление таких уведомлений с нарушением установленного законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники срока —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

11. Непредставление оператором фискальных данных в налоговый орган уведомления об изменении сведений, представленных при подаче заявления на получение разрешения на обработку фискальных данных, либо представление такого уведомления с нарушением установленного законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники срока —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

12. Иное нарушение оператором фискальных данных требований законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

13. Продажа изготовителем контрольно-кассовой техники и (или) фискальных накопителей контрольно-кассовой техники и (или) фискального накопителя без включения таких контрольно-кассовой техники и (или) фискального накопителя в реестр контрольно-кассовой техники и (или) реестр фискального накопителя —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

14. Выдача экспертной организацией, проводящей экспертизу моделей контрольно-кассовой техники и (или) экспертизу технических средств оператора фискальных данных (соискателя разрешения на обработку фискальных данных) на соответствие требованиям законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, заведомо ложного заключения —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.

15. Непредставление либо представление с нарушением установленного срока в налоговый орган экспертной организацией, проводящей экспертизу моделей контрольно-кассовой техники и (или) экспертизу технических средств оператора фискальных данных (соискателя разрешения на обработку фискальных данных) на соответствие требованиям законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, выданного заключения о соответствии или несоответствии контрольно-кассовой техники или технических средств оператора фискальных данных (соискателя разрешения на обработку фискальных данных) требованиям законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

Примечание. Лицо, добровольно заявившее в налоговый орган в письменной форме о неприменении им контрольно-кассовой техники в случаях, установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники, либо о применении им контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям, либо о применении им контрольно-кассовой техники с нарушением установленных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники порядка регистрации контрольно-кассовой техники, порядка, сроков и условий перерегистрации контрольно-кассовой техники и порядка ее применения и добровольно исполнившее до вынесения постановления по делу об административном правонарушении обязанность, за неисполнение или ненадлежащее исполнение которой лицо привлекается к административной ответственности, освобождается от административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное частями 2, 4 и 6 настоящей статьи, если соблюдены в совокупности следующие условия:

на момент обращения лица с заявлением налоговый орган не располагал соответствующими сведениями и документами о совершенном административном правонарушении;

представленные сведения и документы являются достаточными для установления события административного правонарушения.

Комментарий к Ст. 14.5 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом рассматриваемых административных правонарушений являются общественные отношения в области прав и интересов потребителей. Основные положения, касающиеся данной области, прописаны в Законе РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», Федеральном законе от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт».

2. Объективная сторона административного правонарушения (ч. 1) выражается в продаже товаров, выполнении работ либо оказании услуг организацией, а равно гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, при отсутствии установленной информации об изготовителе (исполнителе, продавце) либо иной информации, обязательность предоставления которой предусмотрена законодательством РФ.

3. Объективная сторона административного правонарушения (ч. 2) выражается в неприменении в установленных федеральными законами случаях контрольно-кассовой техники, применении контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям либо используется с нарушением установленного законодательством РФ порядка и условий ее регистрации и применения, а равно отказе в выдаче по требованию покупателя (клиента) в случае, предусмотренном федеральным законом, документа (товарного чека, квитанции или другого документа, подтверждающего прием денежных средств за соответствующий товар (работу, услугу)).

Об арбитражной практике по вопросам применения ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ см. письмо ФНС России от 05.06.2013 N АС-4-2/10250.

4. Субъектами рассматриваемых административных правонарушений могут являться юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие реализацию товаров, выполнение услуг либо оказание услуг, их руководители и иные работники, а также граждане.

5. Субъективная сторона правонарушения характеризуется умыслом.

6. Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица, уполномоченные рассматривать дела данной категории (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ, рассматривают должностные лица налоговых органов (ст. 23.5 КоАП РФ), а по ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи — должностные лица органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка (ст. 23.49 КоАП РФ).

Ст 145 ч1 коап рф

Дядюн Кристина Владимировна

канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин
ВФ РТА, г. Владивосток

Норма ст. 145 УК РФ — отражение в российском уголовном законодательстве положения, содержащегося в ч. 2 ст. 11 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, обязывающего государств-участников «запретить под угрозой применения санкций увольнение с работы на основании беременности или отпуска по беременности и родам» [4, с. 370]. Конституция РФ устанавливает, что «материнство и детство, семья находятся под защитой государства (ст. 38), «каждый имеет право на труд» (ст. 37), «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации» (п. 3 ст. 19) [5].

В настоящее время в применении анализируемого состава имеются некоторые сложности, обусловленные несовершенством редакции нормы ст. 145 УК РФ. В частности, интересен вопрос о соотношении и разграничении деяния, предусмотренного ст. 145 УК РФ от смежных преступлений и правонарушений: ст. 136 УК РФ, ст. 5.27 КоАП РФ и соответствующими положениями трудового законодательства.

Статья 64 ТК РФ закрепляет запрет отказа в заключении трудового договора с женщинами по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. Статья 261 ТК РФ предусматривает ограничения расторжения трудового договора с беременными женщинами и женщинами, имеющими детей. Соответственно устанавливается положение, согласно которому решения, нарушающие вышеозначенные нормы, могут быть обжалованы в суде (в гражданско-правовом порядке). Рассмотрение данных жалоб относится к компетенции мирового судьи. В случаях признания вынесенного работодателем решения необоснованным, последний обязывается заключить трудовой договор/восстановить лицо на работе и выплатить соответствующие компенсации. Четкой границы между нарушением трудового законодательства и уголовно-правовой нормы в данном случае нет. Деяния идентичны. В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ дела о преступлениях, предусмотренных ст. 145 УК РФ, относятся к категории дел частно-публичного обвинения, возбуждаемым не иначе как по заявлению потерпевшей, прекращению в связи с примирением сторон не подлежат за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. По сути, виновные лица при таком подходе несут ответственность и гражданско-правового характера и уголовную. Причем, это не есть взаимосвязанные категории как, например, возмещение вреда, причиненного преступлением в гражданско-правовом порядке. Это самостоятельные виды ответственности. Разумеется, в некоторых случаях совмещение различных видов ответственности обосновано и допустимо, например, при причинении вреда имуществу работодателя/работника возможно сочетание мер материальной и административной/уголовной ответственности с учетом конкретных обстоятельств дела. Однако для применения мер уголовно-правового характера должны присутствовать определенные факторы: умышленное причинение вреда, наличие определенных признаков конкретного состава преступления и т. п. Например, невыплата заработной платы более 15 дней влечет ответственность в рамках трудового законодательства, а ее невыплата свыше 2-х/3-х месяцев (при наличии корыстной/личной заинтересованности виновного лица) — уголовную. В анализируемом деянии разграничительных критериев по виду ответственности нет. Возникает вопрос: оправдан ли существующий подход законодателя к регламентации уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу/ необоснованное увольнение соответствующей категории лиц. Представляется целесообразным и обоснованным установление в рамках закона разграничительных критериев, обусловленных характером, степенью опасности деяния, на основе которых возможно установить отличие между преступлением и правонарушением, и, соответственно, применить к виновному лицу надлежащую по виду и размеру ответственность.

Норма, предусмотренная ст. 145 УК РФ, направлена на дополнительное обеспечение реализации принципа равноправия граждан. Наряду с этим в соответствии со ст. 136 УК РФ ответственность за дискриминацию устанавливается, в частности, за нарушение прав, свобод и законных интересов гражданина «в зависимости от его пола. принадлежности к. каким-либо социальным группам». Одну из таких групп образуют беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до 3-х лет, как нуждающиеся в особой социальной защите. Таким образом, ст. 145 УК РФ приобрела характер специальной нормы по отношению к ст. 136 УК РФ. В то же время, специальная норма, как правило, более конкретизирована, предусматривает более высокие пределы ответственности, обеспечивая повышенный уровень защиты. Например, ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) выступает в качестве общей нормы по отношению к ряду специальных: ст. ст. 299, 300 УК РФ и др.; нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) —общая норма по отношению к нарушению правил безопасности при ведении горных, строительных и иных работ (ст. 216 УК РФ). Сравнительный анализ показывает, что специальная норма всегда более конкретна, предусматривает ответственность за определенную разновидность общего состава преступного поведения на основе учета обособленных факторов, влияющих на степень общественной опасности содеянного и, соответственно, пределы ответственности виновного лица. Подобные разграничительные признаки в ст. 145 УК РФ отсутствуют. Таким образом, законодатель, по сути, просто вычленил одну из групп потерпевших из ст. 136 УК РФ. При этом если исходить, что такое решение обусловлено необходимостью более высокой степени защиты соответствующей категории лиц, непонятен подход к установлению ответственности за анализируемое преступление (существенно ниже, чем по общей норме). Также криминообразующим признаком состава ст. 136 УК РФ является совершение деяния с использованием служебного положения. Следует отметить, в силу специфики ст. 145 УК РФ, регламентированное в ней деяние в большинстве случаев совершается как раз с использованием служебного положения, тем не менее, соответствующий квалифицирующий признак в ст. 145 УК РФ не учтен. Более того, как справедливо отмечает Н.В. Качина: «в случаях, когда субъектом рассматриваемого преступления является должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, норма ст. 145 УК РФ будет специальной по отношению к ст.ст. 201 и 285 УК» [1, с. 14]. Причем в указанных статьях опять-таки установлены более высокие пределы наказания за совершение соответствующих деяний. Таким образом, специальная норма в данном случае не обеспечивает надлежащего уровня защиты, и, например, отказ в приеме на работу женщине просто по мотиву пола, повлечет для виновного более тяжкие последствия, чем совершение подобного деяния по мотивам, связанным с беременностью/наличием детей.

Определенные трудности на практике возникают в связи с разграничением ст. 145 УК РФ и ст. 5.27 КоАП РФ (нарушение законодательства о труде и об охране труда). Законодатель не дает четкого разграничения этих двух норм. Учитывая, что содержание ст. 145 УК РФ обусловлено как раз соответствующими нормами ТК РФ об охране труда соответствующей категории лиц, а доказать наличие конкретного мотива, связанного с беременностью/наличием детей, весьма сложно на практике (что подчеркивается многими исследователями [3, с. 283; 6, с. 18]), на виновное лицо может быть наложено административное взыскание по ст. 5.27 КоАП РФ. В Истринскую городскую прокуратуру обратилась женщина с жалобой на незаконное увольнение и нарушение требований трудового законодательства. Установлено, что на момент издания приказа об увольнении она находилась в состоянии беременности (что и послужило основанием увольнения). Кроме того, работодатель не уведомил сотрудницу в установленные законом сроки о расторжении трудового договора. По результатам проверки возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.27. КоАП РФ [7]. В другом случае была уволена женщина, находящаяся на 30 неделе беременности, причем работодатель публично озвучил, что причиной расторжения трудового договора является беременность данной работницы. Работодатель был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, оштрафован на 4000 рублей [8].

Вышеизложенное показывает, что действующая редакция ст. 145 УК РФ не отвечает целям своего создания, не обеспечивает надлежащего уровня защиты указанной категории лиц, влечет сложности правоприменения. Соответственно, видится целесообраз­ным изменение диспозиции данной статьи, включение в нее признаков, позволяющих отграничить рассматриваемое преступление от смежных противоправных деяний, и, соответственно, назначить обоснованное наказание за его совершение.

Обсуждение закрыто.