Ст 1715 ч1 коап рф

Решение Самарского областного суда от 18 августа 2016 г. по делу N 21-1715/2016

Решение Самарского областного суда от 18 августа 2016 г. по делу N 21-1715/2016

Судья Самарского областного суда Толмосова А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Сергеева П.Н. на решение судьи Ленинского районного суда г. Самары от ДД.ММ.ГГГГ, которым

постановление по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенное заместителем начальника Управления Федеральной антимонопольной службы по Самарской области в отношении должностного лица — «данные изъяты» Сергеева П.Н. по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ — оставлено без изменения, а жалоба — без удовлетворения,

Постановлением по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, заместителем начальника Управления Федеральной антимонопольной службы по Самарской области, должностное лицо — «данные изъяты» Сергеев П.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере «данные изъяты».

Не согласившись с постановление должностного лица, Сергеев П.Н. обратился в Ленинский районный суд г. Самары с жалобой.

Судьей Ленинского районного суда г. Самары ДД.ММ.ГГГГ вынесено указанное выше решение.

В настоящей жалобе, поступившей на рассмотрение в Самарский областной суд, Сергеев П.Н. ставит вопрос об отмене решения районного суда, ссылаясь на то, что судом первой инстанции были неверно определены обстоятельства дела.

Проверив материалы дела с учетом доводов жалобы, письменный отзыв на жалобу заместителя руководителя УФАС по Самарской области Шабанова М.А., заслушав защитника Сметанко И.Д. в поддержание доводов жалобы, представителя УФАС по Самарской области Симонову Т.А. возражавшую на доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

Административная ответственность по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ наступает за нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 — 6 настоящей статьи, частью 4 статьи 14.3.1, статьями 14.37, 14.38, 19.31 настоящего Кодекса.

Статьей 3 Закона о рекламе определено, что рекламой является информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке (пункт 1); рекламодателем является изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо (пункт 5), рекламораспространитель — лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств (пункт 7).

Частью 1 статьи 5 Закона о рекламе предусмотрено, что реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются.

Недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения: о преимуществах рекламируемого товара перед находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами; о стоимости или цене товара, порядке его оплаты, размере скидок, тарифов и других условиях приобретения товара (пункты 1 и 4 части 3 статьи 5 Закона о рекламе), в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования (ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе).

Ненадлежащей признается реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации ( п.4 ч.1 ст.3 Закона о рекламе).

Согласно части 7 ст.28 Закона «О рекламе» реклама, связанная с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства (создания) многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, должна содержать сведения о месте и способах получения проектной декларации, предусмотренной федеральным законом.

Законодатель прямо указывает, что реклама, связанная с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства многоквартирных домов (или) иных объектов недвижимости, должна содержать сведения о месте и способах получения проектной декларации, не подразумевая никаких сокращений, аббревиатур и т.п., то соответственно текст каждой подобной рекламы должен сопровождаться данными сведениями в полном объеме.

Ответственность за нарушение указанной нормы в силу частей 6, 7 статьи 38 Закона о рекламе несет, как рекламодатель, так и рекламораспространитель.

Статьей 2.1 КоАП РФ предусмотрено, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие либо отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении.

Как усматривается из представленных материалов дела, и установлено судом первой инстанции, в ходе проведения контрольного мероприятия — плановой выездной проверки Управления Федеральной антимонопольной службе по Самарской области в отношении «данные изъяты» было установлено, что в печатном издании «Антенна-Телесемь» N и N за ДД.ММ.ГГГГ была распространена реклама следующего содержания: «Уютный уголок в Управленческом. Успей забронировать свою квартиру. «, в которой отсутствуют сведения о месте и способах получения проектной декларации, что содержит признаки нарушения законодательства о рекламе.

Факт совершения административного правонарушения подтверждается следующими доказательствами: определением о возбуждении дела N об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ, протоколом N от ДД.ММ.ГГГГ об административном правонарушении, постановлением о наложении штрафа по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, договором N на оказание услуг по размещению рекламы от ДД.ММ.ГГГГ и иными материалами дела.

Суд проанализировал все доказательства по делу, пришел к правильному выводу о том, что спорная реклама является рекламой, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства. Данный вывод суда соответствует положениям действующего законодательства, а также имеющимся в настоящем деле доказательствам.

Согласно ст. 2.4 КоАП РФ, должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Ссылка в жалобе о том, что судьей были неправильно определены все обстоятельства дела, не могут быть признаны обоснованными, поскольку все обстоятельства дела были верно установлены и в соответствии с представленными доказательствами, которые были оценены судьей в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ.

Доводы жалобы о том, что судом неполно и необъективно исследованы материалы дела, является несостоятельным, поскольку совокупность исследованных судьей доказательств позволяет установить обстоятельства правонарушения и вину Сергеева П.Н. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.

Доводы жалобы о том, что решение суда вынесено с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, являются необоснованными, поскольку фактические обстоятельства дела были установлены судом первой инстанции на основании имеющихся в деле доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка.

Другие доводы, изложенные в жалобе, также не являются основанием к отмене решения судьи. Они основаны на ином толковании норм права и установленных судом обстоятельств в более выгодном для лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, свете.

Выводы суда основаны на полном и тщательном изучении материалов дела, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и являются правильными.

При рассмотрении настоящего дела судьей районного суда не были нарушены требования ст. 1.5 КоАП РФ, каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о предвзятости судьи при рассмотрении дела, в материалах дела не имеется, принцип презумпции невиновности судьей не нарушен.

Наказание Сергееву П.Н. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение обжалуемого решения судьи, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.7-30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Решение судьи Ленинского районного суда г. Самары от ДД.ММ.ГГГГ и постановление по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенное заместителем начальника Управлением Федеральной антимонопольной службы по Самарской области в отношении должностного лица — «данные изъяты» Сергеева П.Н. по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ — оставить без изменения, жалобу Сергеева П.Н. — оставить без удовлетворения.

Судья Самарского областного суда А.А.Толмосова

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Ст 1715 ч1 коап рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 17.15 КоАП РФ. Неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 17.15 КоАП РФ. Неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера

1. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

1.1. Неисполнение должником — оператором поисковой системы содержащихся в исполнительном документе требований о прекращении выдачи ссылок, позволяющих получить доступ к информации о гражданине в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

1.2. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований о прекращении распространения информации и (или) об опровержении ранее распространенной информации в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

2. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до семидесяти тысяч рублей.

3. Неисполнение должником — оператором поисковой системы содержащихся в исполнительном документе требований о прекращении выдачи ссылок, позволяющих получить доступ к информации о гражданине в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей; на юридических лиц — от восьмисот тысяч до одного миллиона рублей.

4. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований о прекращении распространения информации и (или) об опровержении ранее распространенной информации в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати пяти тысяч рублей, либо административный арест на срок до десяти суток, либо обязательные работы на срок до ста двадцати часов; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до двухсот часов; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Решение Краснодарского краевого суда от 24 мая 2017 г. по делу N 12-1715/2017

Решение Краснодарского краевого суда от 24 мая 2017 г. по делу N 12-1715/2017

Судья Краснодарского краевого суда Казаков Д.А., рассмотрев в открытом судебном заседании дело об административном правонарушении по жалобе начальника ИФНС России по г. Анапа Балаба Т.Д. на решение Красноармейского районного суда от 22 марта 2017 года,

постановлением старшего инспектора ЦАФ ГИБДД ГУ МВД России (г. Краснодар) » Ф.И.О. «4 от 14.02.2017г. ИФНС России по городу-курорту Анапа признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 12.9 КоАП РФ и назначено административное наказание в виде штрафа в размере 500 рублей.

Решением Красноармейского районного суда от 22 марта 2017 года постановление старшего инспектора ЦАФ ГИБДД ГУ МВД России (г. Краснодар) » Ф.И.О. «4 от 14.02.2017г. оставлено без изменения, жалоба ИФНС России по городу-курорту Анапа — без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Краснодарский краевой суд, начальник ИФНС России по г. Анапа Балаба Т.Д. просит решение суда отменить. В обоснование доводов жалобы указал, что решение суда незаконно, необоснованно, вынесено с нарушением требований КоАП РФ, без полного исследования всех материалов дела.

Судья вышестоящей инстанции, проверив законность и обоснованность решения суда, исследовав материалы дела, оценив имеющиеся в деле доказательства, приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что 09 февраля 2017г. в 16 час. 34 мин. при движении на участке дороги » . » водитель транспортного средства » » . «» государственный регистрационный знак » . » регион, собственником которого является ИФНС России по городу-курорту Анапа Краснодарского края, нарушил п. 10.1 Правил дорожного движения РФ, превысил установленную скорость движения транспортного средства на 27 км/ч, двигался со скоростью 97 км/ч при ограничении 70 км/ч.

Ответственность за указанное правонарушения предусмотрена ч.2 ст.12.9 КоАП РФ, согласно которой Превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более 20, но не более 40 километров в час влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

Данное нарушение в области дорожного движения было зафиксировано 09.02.2017г. работающим в автоматическом режиме специальным техническим средством АРЕНА, имеющим функции фотовидеосъемки идентификатор N1111111, свидетельство о поверке N857/38, запись действительна до 02.11.2018г.

Отказывая в удовлетворении жалобы ИФНС России по городу-курорту Анапа, суд первой инстанции указал, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или пользовании другого лица, а не собственника, либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Судья вышестоящей инстанции не может согласиться с указанным выводом судьи районного суда, по следующим основаниям.

В соответствии со ст.2.6.1 КоАП РФ к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.

Собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Согласно ч.2 ст.2.6.1 КоАП РФ, юридическое лицо вправе представить сведения о своем работнике-водителе, который управлял транспортным средством, должностному лицу, вынесшему постановление о привлечении к административной ответственности юридического лица.

ИФНС России по городу-курорту Анапа представлен договор о полной индивидуальной материальной ответственности » . » от » . «, который был заключен с водителем ИФНС России по городу-курорту Анапа » Ф.И.О. «1, а также копия путевого листа легкового автомобиля от 09.02.2017г. N069, выданный НАО «Анапское ПАТП», подтверждающий маршрут на участке дороги: » . » АД «Темрюк-Краснодар-Кропоткин». Указанными документами подтверждается факт того, что транспортное средство » . » (государственный регистрационный номер » . «) в момент фиксации 09.02.2017 находился во владении и под управлением водителя » Ф.И.О. «1.

Указанные обстоятельства и требования действующего законодательства, судьей районного суда надлежащая правовая оценка не дана.

При таких обстоятельствах, судья вышестоящей приходит к выводу об отсутствии в действиях ИФНС России по городу-курорту Анапа состава административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.12.9 КоАП РФ.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствие состава административного правонарушения.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, суд вышестоящей инстанции, в том числе вправе вынести решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

С учетом изложенного, судья вышестоящего суда приходит к выводу о том, что Красноармейского районного суда от 22 марта 2017 года подлежит отмене, а дело производство по делу прекращению на основании п п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Руководствуясь ст. ст. 30.6, 30.7 КоАП РФ, судья вышестоящей инстанции,

решение Красноармейского районного суда от 22 марта 2017 года отменить.

Производство по делу в отношении ИФНС России по городу-курорту Анапа за совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.12.9 КоАП РФ прекратить в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Судья краевого суда:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Арбитражный суд Дальневосточного округа

Соотношение некоторых положений Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) установлено, что законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.. При этом невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, а также воспрепятствование осуществлению судебным приставом-исполнителем своих функций влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Одной из мер ответственности за неисполнение должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в установленный для добровольного исполнения срок является взыскание исполнительского сбора. При этом судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

С введением в действие Закона об исполнительном производстве в КоАП РФ внесены изменения, а именно предусмотрена ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве и неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера.

Так, ст. 17.14 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение должником либо иным лицом законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, представление недостоверных сведений, неисполнение банком или иной кредитной организацией содержащихся в исполнительном документе требований о взыскании денежных средств, нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, отказе от получения конфискованного имущества, представлении недостоверных сведений об имущественном положении должника, в утрате исполнительного документа, в несвоевременном отправлении исполнительного документа

Согласно ч. 1 и 2 ст. 17.15 КоАП РФ неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, либо в срок, вновь установленный после наложения административного штрафа, влечет наложение административного штрафа.

Согласно ст. 23.68 КоАП РФ рассматривать дела об административных правонарушениях по ч. 1 и 3 ст. 17.14 и ст. 17.15 КоАП РФ вправе судебные приставы-исполнители.

В судебной практике встречаются дела об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей о привлечении должников к административной ответственности за неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований по названным нормам права.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 28.6 КоАП РФ в случае совершения административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 17.14 и ст. 17.15 настоящего Кодекса, протокол об административном правонарушении не составляется. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, назначение и исполнение административного наказания осуществляются в порядке, предусмотренном КоАП РФ, с учетом особенностей, установленных Законом об исполнительном производстве.

Учитывая, что действующим законодательством установлен упрощенный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях по ст. 17.14 и 1715 КоАП РФ, судебные приставы-исполнители полагают, что у них отсутствует необходимость извещения лица, привлекаемого к ответственности.

В связи с этим по указанной категории дел в большинстве случаев арбитражными судами принимаются судебные акты о признании постановлений незаконными и их отмене по причине нарушения судебным приставом-исполнителем порядка привлечения лица к административной ответственности.

Постановлением суда кассационной инстанции оставлено без изменения постановление арбитражного апелляционного суда о признаний незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ, поскольку последним нарушен порядок привлечения предприятия к административной ответственности.

В силу п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (ч. 2 ст. 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.

Согласно ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

При этом в соответствии с ч. 2 указанной статьи дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения

Пунктом 4 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ предусмотрено, что при рассмотрении дела об административном правонарушении выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины неявки участников производства по делу и принимается решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.

Указанные нормы права направлены на защиту прав лица, привлекаемого к ответственности, а также имеют своей целью обеспечение всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела об административном правонарушении, и их несоблюдение является существенным нарушением.

Очевидно, что положения законодательства об исполнительном производстве в части установления процессуальной формы и применения мер ответственности не позволяют однозначно утверждать о наличии административного усмотрения при вынесении постановлений судебными приставами-исполнителями.

При таких обстоятельствах от судебного пристава-исполнителя требуется строгое соблюдение формы производства, предусмотренной гл. 29 КоАП РФ, и в обязательном порядке предоставление лицу возможности обжалования или опротестования вынесенного постановления

В судебной практике имеются и иные примеры признания незаконными и отмены постановлений судебных приставов-исполнителей о привлечении к административной ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве в связи с отсутствием состава административного правонарушения

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа отменены решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не проверено наличие состава административного правонарушения в действиях должника, а именно имел ли место факт установления судебным приставом-исполнителем срока для исполнения требования после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

18 апреля 2008 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении на основании исполнительного листа исполнительного производства № 1561/47/7/2008, в котором предложил должнику исполнить требование исполнительного документа в установленный судом срок и предупредил, что в случае неисполнения исполнительного документа в течение суток с момента получения копии постановления с него будет взыскан исполнительский сбор.

В указанный срок должник не исполнил требования исполнительного документа, в связи с чем судебным приставом-исполнителем 20.05.08 вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 5000 руб.

Установив, что требования, содержащиеся в исполнительном документе, не исполнены должником без уважительных причин и после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, судебный пристав-исполнитель постановлением от 10.06.08 привлек его к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ, взыскав штраф в размере 30 000 руб.

Не согласившись с постановлением судебного пристава-исполнителя, должник обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

В соответствии с п. 1 ст. 105 Закона об исполнительном производстве в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения

Согласно п. 2 названной нормы права при неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штраф, предусмотренный ст. 17.15 КоАП РФ, и устанавливает новый срок для исполнения.

Пунктом 2 ст. 113 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, влечет наложение штрафа.

Из содержания перечисленных правовых норм следует, что судебный пристав-исполнитель может привлечь должника к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ, только с соблюдением порядка, установленного указанными нормативными положениями, то есть постановление о наложении административного штрафа может быть вынесено в случае неисполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора.

Таким образом, объективную сторону названного административного правонарушения образует неисполнение должником требований исполнительного документа в срок, установленный после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

Учитывая изложенное, кассационная инстанция указала, что суду при новом рассмотрении надлежит проверить факт установления судебным приставом-исполнителем такого срока после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа оставлено без изменения решение суда о признании незаконными и отмене постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа и о внесении изменений в постановление о наложении штрафа, поскольку суд пришел к выводу, что в действиях общества отсутствует вина в совершении вменяемого правонарушения. Постановление от 23.07.08 о внесении изменений в постановление от 22.07.08 признано незаконным, поскольку судебный пристав-исполнитель не вправе вносить изменения в дату вынесения постановления о привлечении к административной ответственности.

Вступившим в силу решением Магаданского городского суда от 30.08.06 у общества истребована баржа-платформа из незаконного владения, в связи с чем на общество возложена обязанность по выполнению действий, связанных с передачей Л. баржи-платформы.

7 ноября 2006 г. судебным приставом-исполнителем на основании выданного судом исполнительного листа от 18.10.06 возбуждено исполнительное производство об истребовании указанной баржи-платформы, принадлежащей Д., из незаконного владения общества.

9 июля 2008 г. судебным приставом-исполнителем в адрес: генерального директора общества направлено требование об исполнении решения суда, которым судебный пристав-исполнитель обязывал общество в срок до 10.07.08 передать взыскателю имущество, указанное в исполнительном документе, и произвести все действия, связанные с передачей баржи взыскателю.

Постановлением от 22.07.08 общество было подвергнуто административному штрафу по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ за неисполнение должником требований судебного пристава-исполнителя от 09.07.08.

23 июля 2008 г. судебным приставом-исполнителем в постановление от 22.07.08 внесены изменения, в соответствии с которыми дата вынесения постановления, дата утверждения постановления и дата выдачи постановления изменены на 23.07.08.

Арбитражный суд, установив фактические обстоятельства дела, оценив представленные сторонами доказательства и правильно применив нормы материального и процессуального права, пришел к обоснованному выводу о незаконности вынесенных постановлений.

Предметом настоящего спора является требование о признании незаконным постановления о наложении штрафа № 9128/3/112/2008 за неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ.

Как установлено судом, заявитель неоднократно направлял в адрес взыскателя (Л.) письма и акты приема-передачи баржи-платформы с просьбой в кратчайшие сроки забрать баржу-платформу. Аналогичные письма направлялись и в адрес судебного пристава-исполнителя с просьбой произвести передачу имущества взыскателю.

Таким образом, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения прав и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, арбитражный суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии вины общества в неисполнении исполнительного документа, так как обществом предпринимались действия, направленные на передачу имущества, а требование судебного пристава-исполнителя не содержит указаний на конкретные действия, которые должен совершить должник по передаче имущества и неисполнение которых в конечном счете препятствует исполнению исполнительного документа.

При этом правомерен и вывод суда о незаконности постановления о внесении изменений в дату вынесения постановления о наложении штрафа.

Кроме того, судом принято во внимание, что представитель общества приглашался в службу судебных приставов-исполнителей по вопросу привлечения к административной ответственности на 23.07.08 и ему было вручено постановление от 22.07.08 о наложении штрафа. Доказательств иного упомянутой службой не представлено, поэтому вывод суда о неправомерном внесении изменений в дату постановления о наложении штрафа обоснован.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами судопроизводства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

При этом ст. 26.1 КоАП РФ к обстоятельствам, подлежащим обязательному выяснению по делу об административном правонарушении, отнесены не только наличие события административного правонарушения, но и виновность лица в совершении правонарушения, а также и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, причины и условия совершения административного правонарушения.

При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель вправе назначить административное наказание исходя из принципов законности, справедливости и индивидуализации наказаний только в случае наличия всех признаков состава административного правонарушения в действиях привлекаемого лица, а также при строгом соблюдении процедуры привлечения последнего к административной ответственности.

Ст 1715 коап

Ст 1715 коап

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Статья 17.15 КоАП РФ. Неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера

    Кодекс РФ об административных правонарушениях:

    Статья 17.15 КоАП РФ. Неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера

    1. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, —

    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

    1.1. Неисполнение должником — оператором поисковой системы содержащихся в исполнительном документе требований о прекращении выдачи ссылок, позволяющих получить доступ к информации о гражданине в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, —

    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

    2. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, —

    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до семидесяти тысяч рублей.

    3. Неисполнение должником — оператором поисковой системы содержащихся в исполнительном документе требований о прекращении выдачи ссылок, позволяющих получить доступ к информации о гражданине в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, —

    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей; на юридических лиц — от восьмисот тысяч до одного миллиона рублей.

    Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

    Решение Самарского областного суда от 18 августа 2016 г. по делу N 21-1715/2016

    Решение Самарского областного суда от 18 августа 2016 г. по делу N 21-1715/2016

    Судья Самарского областного суда Толмосова А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Сергеева П.Н. на решение судьи Ленинского районного суда г. Самары от ДД.ММ.ГГГГ, которым

    постановление по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенное заместителем начальника Управления Федеральной антимонопольной службы по Самарской области в отношении должностного лица — «данные изъяты» Сергеева П.Н. по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ — оставлено без изменения, а жалоба — без удовлетворения,

    Постановлением по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, заместителем начальника Управления Федеральной антимонопольной службы по Самарской области, должностное лицо — «данные изъяты» Сергеев П.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере «данные изъяты».

    Не согласившись с постановление должностного лица, Сергеев П.Н. обратился в Ленинский районный суд г. Самары с жалобой.

    Судьей Ленинского районного суда г. Самары ДД.ММ.ГГГГ вынесено указанное выше решение.

    В настоящей жалобе, поступившей на рассмотрение в Самарский областной суд, Сергеев П.Н. ставит вопрос об отмене решения районного суда, ссылаясь на то, что судом первой инстанции были неверно определены обстоятельства дела.

    Проверив материалы дела с учетом доводов жалобы, письменный отзыв на жалобу заместителя руководителя УФАС по Самарской области Шабанова М.А., заслушав защитника Сметанко И.Д. в поддержание доводов жалобы, представителя УФАС по Самарской области Симонову Т.А. возражавшую на доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

    Административная ответственность по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ наступает за нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 — 6 настоящей статьи, частью 4 статьи 14.3.1, статьями 14.37, 14.38, 19.31 настоящего Кодекса.

    Статьей 3 Закона о рекламе определено, что рекламой является информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке (пункт 1); рекламодателем является изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо (пункт 5), рекламораспространитель — лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств (пункт 7).

    Частью 1 статьи 5 Закона о рекламе предусмотрено, что реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются.

    Недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения: о преимуществах рекламируемого товара перед находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами; о стоимости или цене товара, порядке его оплаты, размере скидок, тарифов и других условиях приобретения товара (пункты 1 и 4 части 3 статьи 5 Закона о рекламе), в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования (ч. 7 ст. 5 Закона о рекламе).

    Ненадлежащей признается реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации ( п.4 ч.1 ст.3 Закона о рекламе).

    Согласно части 7 ст.28 Закона «О рекламе» реклама, связанная с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства (создания) многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, должна содержать сведения о месте и способах получения проектной декларации, предусмотренной федеральным законом.

    Законодатель прямо указывает, что реклама, связанная с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства многоквартирных домов (или) иных объектов недвижимости, должна содержать сведения о месте и способах получения проектной декларации, не подразумевая никаких сокращений, аббревиатур и т.п., то соответственно текст каждой подобной рекламы должен сопровождаться данными сведениями в полном объеме.

    Ответственность за нарушение указанной нормы в силу частей 6, 7 статьи 38 Закона о рекламе несет, как рекламодатель, так и рекламораспространитель.

    Статьей 2.1 КоАП РФ предусмотрено, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

    В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

    Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие либо отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

    В соответствии с ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении.

    Как усматривается из представленных материалов дела, и установлено судом первой инстанции, в ходе проведения контрольного мероприятия — плановой выездной проверки Управления Федеральной антимонопольной службе по Самарской области в отношении «данные изъяты» было установлено, что в печатном издании «Антенна-Телесемь» N и N за ДД.ММ.ГГГГ была распространена реклама следующего содержания: «Уютный уголок в Управленческом. Успей забронировать свою квартиру. «, в которой отсутствуют сведения о месте и способах получения проектной декларации, что содержит признаки нарушения законодательства о рекламе.

    Факт совершения административного правонарушения подтверждается следующими доказательствами: определением о возбуждении дела N об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ, протоколом N от ДД.ММ.ГГГГ об административном правонарушении, постановлением о наложении штрафа по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, договором N на оказание услуг по размещению рекламы от ДД.ММ.ГГГГ и иными материалами дела.

    Суд проанализировал все доказательства по делу, пришел к правильному выводу о том, что спорная реклама является рекламой, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства. Данный вывод суда соответствует положениям действующего законодательства, а также имеющимся в настоящем деле доказательствам.

    Согласно ст. 2.4 КоАП РФ, должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

    Ссылка в жалобе о том, что судьей были неправильно определены все обстоятельства дела, не могут быть признаны обоснованными, поскольку все обстоятельства дела были верно установлены и в соответствии с представленными доказательствами, которые были оценены судьей в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ.

    Доводы жалобы о том, что судом неполно и необъективно исследованы материалы дела, является несостоятельным, поскольку совокупность исследованных судьей доказательств позволяет установить обстоятельства правонарушения и вину Сергеева П.Н. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.

    Доводы жалобы о том, что решение суда вынесено с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, являются необоснованными, поскольку фактические обстоятельства дела были установлены судом первой инстанции на основании имеющихся в деле доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка.

    Другие доводы, изложенные в жалобе, также не являются основанием к отмене решения судьи. Они основаны на ином толковании норм права и установленных судом обстоятельств в более выгодном для лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, свете.

    Выводы суда основаны на полном и тщательном изучении материалов дела, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и являются правильными.

    При рассмотрении настоящего дела судьей районного суда не были нарушены требования ст. 1.5 КоАП РФ, каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о предвзятости судьи при рассмотрении дела, в материалах дела не имеется, принцип презумпции невиновности судьей не нарушен.

    Наказание Сергееву П.Н. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.

    Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение обжалуемого решения судьи, не допущено.

    На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.7-30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

    Решение судьи Ленинского районного суда г. Самары от ДД.ММ.ГГГГ и постановление по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенное заместителем начальника Управлением Федеральной антимонопольной службы по Самарской области в отношении должностного лица — «данные изъяты» Сергеева П.Н. по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ — оставить без изменения, жалобу Сергеева П.Н. — оставить без удовлетворения.

    Судья Самарского областного суда А.А.Толмосова

    Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

    Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

    Квалификация административных правонарушений, предусмотренных статьей 13.11 КоАП РФ (Саранчук Ю.М.)

    Дата размещения статьи: 24.04.2015

    Проблема квалификации административных правонарушений является достаточно важной для науки административного права. Ошибки в квалификации противоправного действия (бездействия) приводят к низкой эффективности механизма административной ответственности, а в конечном итоге не реализуются правовые принципы законности и справедливости.
    Квалификация административных правонарушений представляет собой установление соответствия состава виновного противоправного действия (бездействия) составу, предусмотренному Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (далее — КоАП РФ).
    ———————————
    Российская газета. 2001. 31 декабря. N 256.

    Значительное количество диспозиций КоАП РФ сформулировано в виде бланкетных норм, не является исключением и диспозиция ст. 13.11 КоАП, и это вполне оправданно, поскольку значительное количество законодательных актов в том или ином контексте использует понятия персональных данных, сведений о гражданах др. Тем не менее представляется, что в подобной ситуации «бланкетизация» может повлечь ошибки в квалификации противоправных действий (бездействий), связанных с обработкой персональных данных. Данное мнение основано на следующем.
    ———————————
    См., напр.: глава 14 «Защита персональных данных работника» Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ // Российская газета. 2001. 31 декабря. N 256; ч. 2 ст. 25 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Российская газета. 2002. 7 мая. N 80.

    Статья 13.11 КоАП РФ «Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)» была сформулирована в начальной редакции КоАП РФ, на тот момент Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон о персональных данных) принят не был, действовал утративший на сегодняшний день силу Федеральный закон от 20.02.1995 N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» , который использовал понятие «информация о гражданах (персональные данные)» — сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность. Исходная формулировка рассматриваемой статьи сохранилась, что на сегодняшний день, по нашему мнению, не соответствует положениям как Закона о персональных данных, так и иных законов, регламентирующих особенности обработки персональных данных различных субъектов и в различных сферах деятельности (работников, обучаемых, пассажиров воздушных судов, страхователей и потерпевших, государственных служащих, детей, оставшихся без попечения родителей, и т.д.).
    ———————————
    Российская газета. 2006. 29 июля. N 165.
    СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 609.

    Статья 3 Закона о персональных данных под обработкой персональных данных понимает любое действие (операцию) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных. Проводя сравнение определения обработки персональных данных, данного в ст. 3 Закона о персональных данных, и деяний, предусмотренных диспозицией ст. 13.11 КоАП РФ, приходим к выводу об отсутствии, например, административных санкций за нарушения правил блокировки, уничтожения информации, трансграничную передачу.
    Обработка персональных данных представляет собой определенную последовательность процедур, для каждой из которых должен быть установлен определенный порядок. Например, порядок сбора персональных данных, который в соответствии с ч. 5 ст. 5 Закона о персональных данных содержат запрет на избыточность по отношению к заявленным целям их обработки, правила хранения, правила блокировки и уничтожения персональных и т.д. В рамках Закона о персональных данных диапазон законных целей обработки персональных данных может быть очень широким: продвижение на рынке товаров и услуг (прямой маркетинг), содействие в трудоустройстве, ведение учета пользователей информационным ресурсом, оказание образовательных услуг и т.д.
    Ряд исследователей рассматриваемой сферы, например Н.И. Петрыкина, предлагает использовать другой термин — оборот персональных данных, считая, что данный термин позволяет «охватить весь спектр общественных отношений, складывающихся в исследуемой сфере» . Обработка персональных данных включает в себя, на наш взгляд, ряд процедур, связанных с различными технологиями, в т.ч. и неавтоматизированными. И хотя российское законодательство использует термин «оборот» (например, Федеральный закон от 13.12.1996 N 150-ФЗ «Об оружии» , Федеральный закон от 24.07.2002 N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» , Федеральный закон от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» и др.), авторская позиция отличается от позиции, выраженной Н.И. Петрыкиной, как в части использования термина «оборот» вместо «обработка», так и в той части, что речь должна идти не столько о «спектре общественных отношений», сколько о спектре существующих в данный момент технологий, связанных с обработкой персональных данных. Думается, что термин обработка подчеркивает именно технологичность этих процессов. При этом обработка предполагает получение качественно иного результата (обработать — подвергнуть. изменениям, анализу, сделать готовым для чего-нибудь; получить — взять, приобрести вручаемое, предлагаемое, искомое) . Отметим еще одну деталь: сбор (получение) персональных данных осуществляется именно с целью их дальнейшей обработки (использования), тем не менее законодатель включил их в состав обработки.
    ———————————
    Петрыкина Н.И. Правовое регулирование оборота персональных данных в России и странах ЕС: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7.
    СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.
    СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.
    СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4553.
    Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1990. С. 433, 556.

    Рассмотрим достаточно критичную, на наш взгляд, стадию обработки персональных данных — уничтожение. Закон о персональных данных под уничтожением персональных данных понимает действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных. Это справедливо для таких материальных носителей, как бумага, оптические диски, но если персональные данные хранятся на жестком диске персонального компьютера, то уничтожается не сам диск, а используется технологическая процедура стирания информации, содержащей персональные данные. Заметим, что обычного стирания файла на компьютере недостаточно для гарантированной невозможности его восстановления.
    Статья 21 Закона о персональных данных устанавливает основания и сроки для уничтожения персональных данных, а в случае невозможности уничтожения персональных данных в течение указанного срока требует осуществления блокирования таких персональных данных с последующим их уничтожением, как следствие, нарушение установленного порядка уничтожения и блокировки персональных данных должно предусматривать конкретную административную ответственность в диспозиции ст. 13.11 КоАП РФ.
    Нарушение правил хранения, использования, накопления персональных данных может продолжаться длительное время, т.е. содержать признаки длящегося правонарушения.
    По данным Отчета о деятельности Уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных в 2012 г. Уполномоченным органом по выявленным фактам нарушения требований законодательства Российской Федерации в области персональных данных в органы прокуратуры в 710 случаях направлены соответствующие материалы. По итогам рассмотрения направленных материалов органами прокуратуры в 164 случаях были приняты решения о возбуждении дела об административном правонарушении по ст. 13.11 КоАП РФ и вынесены постановления суда о привлечении операторов к административной ответственности, в 113 случаях принимались иные меры прокурорского реагирования (вносились представления, направлялись предостережения). В остальных случаях органами прокуратуры принимались решения об отказе в возбуждении административного производства в связи с истечением срока давности, что составляет 61% от общего числа направленных в прокуратуру материалов . Процент отказа в возбуждении дел об административных правонарушениях за истечением срока давности представляется нам достаточно высоким.
    ———————————
    URL: http://rkn.gov.ru/personal-data/reports/.

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 (ред. от 19.12.2013) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» под длящимся административным правонарушением понимает такое правонарушение, которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей .
    ———————————
    Российская газета. 2005. 19 апреля. N 80.

    П.П. Серков в своей работе очень правильно отмечает, что отнесение конкретного административного правонарушения к числу длящихся зависит от того, предусмотрена ли законодателем в качестве признака объективной стороны внутренняя продолжительность противоправных действий (бездействия). Это обстоятельство является единственным правовым и объективным критерием. При этом автор отмечает, что само существование такой длительности предстает в форме негативных последствий противоправных действий (бездействия) и тем самым увеличивает их опасность . Исходя из этого, нарушение порядка хранения и использования персональных данных следует рассматривать в качестве длящихся правонарушений.
    ———————————
    Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы: Монография. М.: «Норма», «Инфра-М», 2012. 480 с. // СПС «КонсультантПлюс».

    Квалификация административного правонарушения, помимо установления противоправности действия или бездействия, предусматривает установление причинно-следственной связи между деянием и наступившими последствиями. К сожалению, диспозиция ст. 13.11 КоАП РФ не содержит указаний на размер причиненного ущерба. Думается, что нарушения порядка обработки персональных данных на различных стадиях (сбора, хранения, использования, уничтожения, передачи и т.д.) будут иметь различные последствия, поэтому предлагается переформулировать положения ст. 13.11 КоАП РФ, предусмотрев различную ответственность за нарушение разных правил обработки персональных данных, как это сделано, например, в ст. 20.8 КоАП РФ, предусматривающей различную ответственность за нарушение конкретных правил оборота оружия (хранение, ношение, транспортирование, учет, уничтожение).
    Обратим внимание на то, что Закон о персональных данных рассматривает такие действия, как распространение, предоставление, доступ в качестве частных случаев передачи персональных данных, что приводит к выводу о формальном отсутствии в КоАП РФ санкции за нарушение порядка предоставления персональных данных и доступа к ним. Порядок обработки персональных данных регулируется не только «базовым» Законом о персональных данных, но и специальными законами, в которых предусматриваются особенности обработки персональных данных в различных сферах деятельности. В качестве примера можно привести положения ст. 88 ТК РФ «Передача персональных данных работника» , которые содержат специальный для трудовых отношений порядок передачи персональных данных работника, что также не находит отражения в диспозиции ст. 13.11 КоАП РФ.
    ———————————
    Российская газета. 2001. 31 декабря. N 256.

    Следствием нарушения правил обработки персональных данных может явиться их разглашение (на наш взгляд, если распространение информации может происходить самым различным способом, то разглашение может быть только вербальным). В ст. 13.11 КоАП РФ не содержится нормы об административной ответственности за разглашение персональных данных. В данном случае следует обратиться к ст. 13.14 КоАП РФ, которая предусматривает ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом (в соответствии с Указом Президента РФ от 06.03.1997 N 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), относятся к категории информации с ограниченным доступом), при этом рассматриваемый состав содержит специальный субъект — лицо, получившего доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей.
    ———————————
    Российская газета. 1997. 14 марта. N 51.

    В заключение предлагается сформулировать название и диспозицию ст. 13.11 КоАП в следующей редакции: «Нарушение установленного законом порядка обработки персональных данных» без указания конкретных этапов обработки, что, на наш взгляд, будет более точно отражать положения Федерального закона о персональных данных и повысит эффективность правоприменения.

    Литература

    1. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1990. 921 с.
    2. Петрыкина Н.И. Правовое регулирование оборота персональных данных. М.: Статут, 2011. 134 с.
    3. Серков П.П. Административная ответственность в российском праве: современное осмысление и новые подходы: Монография. М.: «Норма», «Инфра-М», 2012. 480 с. // СПС «КонсультантПлюс».

    Арбитражный суд Дальневосточного округа

    Соотношение некоторых положений Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

    Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) установлено, что законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.. При этом невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, а также воспрепятствование осуществлению судебным приставом-исполнителем своих функций влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

    Одной из мер ответственности за неисполнение должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в установленный для добровольного исполнения срок является взыскание исполнительского сбора. При этом судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

    С введением в действие Закона об исполнительном производстве в КоАП РФ внесены изменения, а именно предусмотрена ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве и неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера.

    Так, ст. 17.14 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение должником либо иным лицом законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, представление недостоверных сведений, неисполнение банком или иной кредитной организацией содержащихся в исполнительном документе требований о взыскании денежных средств, нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, отказе от получения конфискованного имущества, представлении недостоверных сведений об имущественном положении должника, в утрате исполнительного документа, в несвоевременном отправлении исполнительного документа

    Согласно ч. 1 и 2 ст. 17.15 КоАП РФ неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, либо в срок, вновь установленный после наложения административного штрафа, влечет наложение административного штрафа.

    Согласно ст. 23.68 КоАП РФ рассматривать дела об административных правонарушениях по ч. 1 и 3 ст. 17.14 и ст. 17.15 КоАП РФ вправе судебные приставы-исполнители.

    В судебной практике встречаются дела об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей о привлечении должников к административной ответственности за неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований по названным нормам права.

    В соответствии с ч. 1.1 ст. 28.6 КоАП РФ в случае совершения административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 17.14 и ст. 17.15 настоящего Кодекса, протокол об административном правонарушении не составляется. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, назначение и исполнение административного наказания осуществляются в порядке, предусмотренном КоАП РФ, с учетом особенностей, установленных Законом об исполнительном производстве.

    Учитывая, что действующим законодательством установлен упрощенный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях по ст. 17.14 и 1715 КоАП РФ, судебные приставы-исполнители полагают, что у них отсутствует необходимость извещения лица, привлекаемого к ответственности.

    В связи с этим по указанной категории дел в большинстве случаев арбитражными судами принимаются судебные акты о признании постановлений незаконными и их отмене по причине нарушения судебным приставом-исполнителем порядка привлечения лица к административной ответственности.

    Постановлением суда кассационной инстанции оставлено без изменения постановление арбитражного апелляционного суда о признаний незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ, поскольку последним нарушен порядок привлечения предприятия к административной ответственности.

    В силу п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (ч. 2 ст. 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

    Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.

    Согласно ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

    При этом в соответствии с ч. 2 указанной статьи дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

    В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения

    Пунктом 4 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ предусмотрено, что при рассмотрении дела об административном правонарушении выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины неявки участников производства по делу и принимается решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.

    Указанные нормы права направлены на защиту прав лица, привлекаемого к ответственности, а также имеют своей целью обеспечение всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела об административном правонарушении, и их несоблюдение является существенным нарушением.

    Очевидно, что положения законодательства об исполнительном производстве в части установления процессуальной формы и применения мер ответственности не позволяют однозначно утверждать о наличии административного усмотрения при вынесении постановлений судебными приставами-исполнителями.

    При таких обстоятельствах от судебного пристава-исполнителя требуется строгое соблюдение формы производства, предусмотренной гл. 29 КоАП РФ, и в обязательном порядке предоставление лицу возможности обжалования или опротестования вынесенного постановления

    В судебной практике имеются и иные примеры признания незаконными и отмены постановлений судебных приставов-исполнителей о привлечении к административной ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве в связи с отсутствием состава административного правонарушения

    Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа отменены решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не проверено наличие состава административного правонарушения в действиях должника, а именно имел ли место факт установления судебным приставом-исполнителем срока для исполнения требования после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

    18 апреля 2008 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении на основании исполнительного листа исполнительного производства № 1561/47/7/2008, в котором предложил должнику исполнить требование исполнительного документа в установленный судом срок и предупредил, что в случае неисполнения исполнительного документа в течение суток с момента получения копии постановления с него будет взыскан исполнительский сбор.

    В указанный срок должник не исполнил требования исполнительного документа, в связи с чем судебным приставом-исполнителем 20.05.08 вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 5000 руб.

    Установив, что требования, содержащиеся в исполнительном документе, не исполнены должником без уважительных причин и после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, судебный пристав-исполнитель постановлением от 10.06.08 привлек его к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ, взыскав штраф в размере 30 000 руб.

    Не согласившись с постановлением судебного пристава-исполнителя, должник обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

    В соответствии с п. 1 ст. 105 Закона об исполнительном производстве в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения

    Согласно п. 2 названной нормы права при неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штраф, предусмотренный ст. 17.15 КоАП РФ, и устанавливает новый срок для исполнения.

    Пунктом 2 ст. 113 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, влечет наложение штрафа.

    Из содержания перечисленных правовых норм следует, что судебный пристав-исполнитель может привлечь должника к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ, только с соблюдением порядка, установленного указанными нормативными положениями, то есть постановление о наложении административного штрафа может быть вынесено в случае неисполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора.

    Таким образом, объективную сторону названного административного правонарушения образует неисполнение должником требований исполнительного документа в срок, установленный после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

    Учитывая изложенное, кассационная инстанция указала, что суду при новом рассмотрении надлежит проверить факт установления судебным приставом-исполнителем такого срока после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

    Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа оставлено без изменения решение суда о признании незаконными и отмене постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа и о внесении изменений в постановление о наложении штрафа, поскольку суд пришел к выводу, что в действиях общества отсутствует вина в совершении вменяемого правонарушения. Постановление от 23.07.08 о внесении изменений в постановление от 22.07.08 признано незаконным, поскольку судебный пристав-исполнитель не вправе вносить изменения в дату вынесения постановления о привлечении к административной ответственности.

    Вступившим в силу решением Магаданского городского суда от 30.08.06 у общества истребована баржа-платформа из незаконного владения, в связи с чем на общество возложена обязанность по выполнению действий, связанных с передачей Л. баржи-платформы.

    7 ноября 2006 г. судебным приставом-исполнителем на основании выданного судом исполнительного листа от 18.10.06 возбуждено исполнительное производство об истребовании указанной баржи-платформы, принадлежащей Д., из незаконного владения общества.

    9 июля 2008 г. судебным приставом-исполнителем в адрес: генерального директора общества направлено требование об исполнении решения суда, которым судебный пристав-исполнитель обязывал общество в срок до 10.07.08 передать взыскателю имущество, указанное в исполнительном документе, и произвести все действия, связанные с передачей баржи взыскателю.

    Постановлением от 22.07.08 общество было подвергнуто административному штрафу по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ за неисполнение должником требований судебного пристава-исполнителя от 09.07.08.

    23 июля 2008 г. судебным приставом-исполнителем в постановление от 22.07.08 внесены изменения, в соответствии с которыми дата вынесения постановления, дата утверждения постановления и дата выдачи постановления изменены на 23.07.08.

    Арбитражный суд, установив фактические обстоятельства дела, оценив представленные сторонами доказательства и правильно применив нормы материального и процессуального права, пришел к обоснованному выводу о незаконности вынесенных постановлений.

    Предметом настоящего спора является требование о признании незаконным постановления о наложении штрафа № 9128/3/112/2008 за неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ.

    Как установлено судом, заявитель неоднократно направлял в адрес взыскателя (Л.) письма и акты приема-передачи баржи-платформы с просьбой в кратчайшие сроки забрать баржу-платформу. Аналогичные письма направлялись и в адрес судебного пристава-исполнителя с просьбой произвести передачу имущества взыскателю.

    Таким образом, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения прав и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, арбитражный суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии вины общества в неисполнении исполнительного документа, так как обществом предпринимались действия, направленные на передачу имущества, а требование судебного пристава-исполнителя не содержит указаний на конкретные действия, которые должен совершить должник по передаче имущества и неисполнение которых в конечном счете препятствует исполнению исполнительного документа.

    При этом правомерен и вывод суда о незаконности постановления о внесении изменений в дату вынесения постановления о наложении штрафа.

    Кроме того, судом принято во внимание, что представитель общества приглашался в службу судебных приставов-исполнителей по вопросу привлечения к административной ответственности на 23.07.08 и ему было вручено постановление от 22.07.08 о наложении штрафа. Доказательств иного упомянутой службой не представлено, поэтому вывод суда о неправомерном внесении изменений в дату постановления о наложении штрафа обоснован.

    В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами судопроизводства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

    При этом ст. 26.1 КоАП РФ к обстоятельствам, подлежащим обязательному выяснению по делу об административном правонарушении, отнесены не только наличие события административного правонарушения, но и виновность лица в совершении правонарушения, а также и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, причины и условия совершения административного правонарушения.

    При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель вправе назначить административное наказание исходя из принципов законности, справедливости и индивидуализации наказаний только в случае наличия всех признаков состава административного правонарушения в действиях привлекаемого лица, а также при строгом соблюдении процедуры привлечения последнего к административной ответственности.

    Обсуждение закрыто.