Ук рф статья 201 ч2

Квалификация злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ)

Непосредственным объектом данного преступления являются интересы службы в коммерческих и иных организациях. Дополнительным объектом являются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

Служба исторически сформировалась как механизм социальной интеграции, согласования деятельности государства, общества, отдельных социальных групп и индивидов, а также обеспечения соблюдения ими закона, прав и интересов друг друга. Поэтому общественные отношения, складывающиеся по поводу служебной деятельности, независимо от ее вида и места осуществления, обладают общими характерными признаками, соответствующими двум векторам (основным направлениям) реализации служебных интересов: а) обеспечению осуществления задач и

эффективного функционирования представляемой

организационной структуры (службы); б) соблюдению при этом «внешних» требований к ее деятельности, установленных правовыми, моральными, профессиональными и прочими нормами либо обусловленных необходимостью
обеспечения прав и интересов субъектов, вовлекаемых в поле деятельности служащего 1 .

Объективная сторона данного преступления характеризуется:

1) деянием в виде использования лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам данной организации;

2) последствиями в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства;

3) причинно-следственной связью между наступившими последствиями и совершенным деянием.

Использование полномочий в рассматриваемом составе преступления, вытекает из служебного положения субъекта преступления, основанного на авторитете лица, связанном с его служебными функциями [CCXXVI] [CCXXVII] .

В новых экономических условиях под признаки злоупотребления полномочиями подпадают следующие действия: продажа товаров подставным фирмам по

заниженным ценам; нарушение политики ценообразования; попустительство совершению преступления. В акционерных обществах могут иметь место следующие злоупотребления: совершение лицом, выполняющим управленческие функции, действий, входящих в компетенцию иных коллегиальных органов, завышение норм оплаты труда, неверный подсчет голосов в процессе голосования, сокрытие бухгалтерской документации от акционеров, противодействие решениям собрания акционеров, задержка выплаты дивидендов, неверное распределение прибыли между участниками предпринимательской деятельности, представление собранию

акционеров дискредитирующих сведении о лицах, входящих в состав руководящих органов, умышленное нарушение правил ведения реестра акционеров, проведение собрания акционеров без необходимого кворума, составление подложных протоколов собраний акционеров. Таким образом, уголовная ответственность за злоупотребление полномочиями обусловливается отношениями доверия. Лицо привлекается к ответственности вследствие того, что взяло на себя обязательство распоряжаться частью имущества других лиц. В данной ситуации у человека появляется ответственность перед гражданами, которые доверили ему часть имущественных прав. На почве данного обстоятельства у лица формируется чувство долга.

По конструкции объективной стороны данный состав преступления материальный и признается оконченным с момента наступления указанных последствий.

Факт наступления общественно-опасных последствий при злоупотреблении полномочиями является главным условием наступления уголовной ответственности. В связи с этим ответственность за приготовление к злоупотреблению полномочиями исключается. По тем же основаниям в структуре названного вида преступной деятельности отсутствует и стадия покушения. Покушением являются действия, направленные на выполнение объективной стороны преступления. Любые действия, противоречащие интересам
службы, следует рассматривать как оконченное деяние в случае наступления предусмотренных законом последствий 1 .

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом субъекта преступления и специальной целью в виде извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам.

Субъект преступления специальный, т.е. лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в ст. гл. 23 УК РФ признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (примечанием к ст. 201 УК РФ).

Злоупотребление полномочиями имеет ряд общих признаков с составом мошенничества, совершенного лицом с использованием своего служебного положения (и. «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ). Основное отличие данных преступных посягательств заключается в способе совершения преступления. Главным признаком мошенничества являются совершенные субъектом манипуляции (совокупность операций), направленные на изъятие имущества у потерпевшего. Служебное положение, система прав, возможностей и привилегий выступают в качестве средства совершения преступления, и, по существу, являются необходимым реквизитом мошеннического трюка. Типичным примером мошенничества, совершенного с использованием

служебного положения, является предложение должностного лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации, оказать оплачиваемую услугу без цели ее выполнения. Как правило, потерпевшими в таких случаях являются частные лица, не участвующие в процессах распределения или извлечения прибыли 1 .

В ч. 2 ст. 201 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак рассматриваемого состава преступления: злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия. Понятие тяжких последствий оценочное и может выражаться в причинении какого-либо вреда, выходящего за рамки диспозиции ч. 1 ст. 201 УК РФ.

Злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ). Особенности уголовного преследования

Злоупотребление полномочиями – использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (ч. 1 ст. 201 Уголовного кодекса РФ).

Основным объектом этого преступления является нормальная деятельность коммерческих или иных организаций, их управленческого аппарата. Дополнительным объектом служат права и законные интересы граждан, интересы общества или государства.

Понятие коммерческих и некоммерческих организаций дано в ст. 50 Гражданского кодекса РФ.

Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает в себя действие или бездействие, общественно опасные последствия в виде существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, а также причинную связь между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями.

Злоупотреблением полномочиями могут быть признаны такие действия лица, выполняющего управленческие функции, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.

Использование полномочий может выражаться как в действии, так и в бездействии — принятии (непринятии) решения и соответствующей его реализации в рамках правовых, а также фактических возможностей.

Использование полномочий в форме действия заключается в выполнении, осуществлении лицом, выполняющим управленческие функции, в пределах своей компетенции действий, предписанных законами, уставными документами организации, инструкциями, функциональными обязанностями, приказами, распоряжениями и иными документами. Такими действиями могут быть, например, издание приказов, подписание договоров, распоряжение материальными ценностями и т.д. Чаще всего злоупотребление полномочиями в форме действия состоит в заключении убыточных сделок, нерациональном распоряжении имуществом, неправомерным расходованием средств организации, получении кредитов на невыгодных условиях и т.п.

Использование полномочий в форме бездействия состоит в неисполнении необходимых действий в интересах организации. Использование служебных полномочий в форме бездействия может заключаться в отказе от предъявления исков о возмещении ущерба, непринятии мер к нарушителям дисциплины, в незаключении или непролонгации необходимых договоров и т.д.

Состав злоупотребления полномочиями относится к числу материальных составов и будет являться оконченным с момента причинения существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Существенный вред может быть причинен как собственной, так и сторонней организации. В последнем случае, как правило, совершается деяние, которое выходит за пределы прав коммерческой или иной организации. Коммерческая или иная организация в рамках законной деятельности на рынке вправе причинять ущерб другим его участникам, например, вследствие добросовестной конкуренции ограничивая объем их продаж, вынуждая снижать цены, вкладывать средства в повышение качества товаров.

Существенный вред является оценочным понятием и выражается как в причинении имущественного ущерба (прямые убытки или упущенная выгода), так и в наступлении иных отрицательных последствий, например в виде морального вреда.

Субъективная сторона злоупотребления полномочиями характеризуется умышленной формой вины, и преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом: лицо осознает, что использует полномочия вопреки интересам организации, в которой выполняет управленческие функции, предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде существенного вреда, желает или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично.

Обязательным признаком субъективной стороны состава злоупотребления полномочиями является цель извлечения выгод, преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам.

Субъект злоупотребления полномочиями специальный — лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вменяемое и достигшее возраста шестнадцати лет.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК РФ выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях главы 23, а также в ст. 199.2 и 304 УК РФ признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Часть 2 ст. 201 УК РФ содержит квалифицирующий признак — тяжкие последствия. Тяжесть последствий носит оценочный характер и устанавливается правоприменителем с учетом всех конкретных обстоятельств дела. В частности, тяжкими могут быть признаны такие последствия злоупотребления полномочиями, как банкротство организации, создание аварийных ситуаций, возникновение острых социальных и трудовых конфликтов.

Если деяние причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

Если деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях.

Злоупотребление полномочиями: Видео

Уголовно-правовые риски топ-менеджеров. Злоупотребление полномочиями по ст. 201 УК РФ

Основываясь на нашем опыте, мы можем утверждать, что в той или иной мере злоупотребления в финансовой и управленческой области в компаниях происходят повсеместно. Некоторые сделки заключаются с нарушением установленного порядка из-за отсутствия времени для их согласования и одобрения в установленном порядке. Именно с этим зачастую связаны нарушения тендерных процедур или внутренних регламентов, например, когда исполнитель приступает к выполнению задания еще до окончания тендера.

В целом такие злоупотребления не образуют состав преступления. Однако в последнее время наметилась практика активного применения правоохранительными органами ст. 201 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за злоупотребление полномочиями в коммерческих организациях. Наказание по данной статьей предусматривает лишение свободы на срок до 10 лет. Топ-менеджер может быть привлечен по ст. 201 УК РФ за любое действие и даже бездействие, если оно формально не соответствуют каким-либо внутренним регламентам компании.

Достаточно часто «белые» и «синие воротнички» принимают, как они сами считают, управленчески обоснованные решения, обусловленные производственной или иной необходимостью, стремлением достичь показателей KPI, не допустить причинения компании убытков и т.д. С точки зрения следователя такие мотивы могут выглядеть преступно.

Уголовно-правовые риски потенциально являются высокими, если менеджер занимает должность с правом принятия решений об оплате счетов, подписании актов сдачи-приемки, согласовании сделок в следующих компаниях:
• во ФГУПе или иной компании с государственным участием;
• в организации, привлеченной к выполнению государственного оборонного заказа;
• в компании, занимающейся строительством, транспортными перевозками, иным бизнесом, в котором традиционно возникают сложности с соблюдением многочисленных формальных требований и регламентов.

Пример из сферы строительства.

Финансовый директор оплатил работу подрядчика, которую тот успел фактически выполнить до подписания с ним договора. Счет подрядчика был оплачен с санкции финансового директора в день заключения договора. Спустя годы новый руководитель компании предъявил к уже уволившемуся к тому моменту финансовому директору претензии в том, что он в нарушение договора оплатил подрядчику аванс, который тот не отработал. Было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ по факту злоупотребления полномочиями, причинившему компании существенный вред и тяжкие последствия.

Таким образом, «белые» и «синие воротнички» рискуют не только своим бонусом, но и, подчас, существенными имущественными взысканиями и даже лишением свободы.

Несмотря на большое количество сотрудников, через которых проходит согласование финансового решения, к ответственности будет привлечен тот, кто подписал или дал обязательное указание оформить документ, на основании которого осуществлена оплата. Обычно таким сотрудником оказывается один из заместителей руководителя, финансовый директор или иное лицо, действующее по доверенности. Надеяться, что команда компании «прикроет» нарушение не стоит. Сроки давности для привлечения к уголовной ответственности составляют от 6 до 10 лет. За это время и команда поменяется, и все былые заслуги менеджера будут забыты.

На наш взгляд, сложившаяся широкая практика «вольного» применения ст. 201 УК РФ не соответствует принципам уголовного права и, прежде всего, справедливости наказания. Ст. 201 УК РФ нуждается, как минимум в разъяснениях Верховного Суда РФ, который мог бы отграничить непреступные злоупотребления от преступлений и ввести четкие критерии определения существенности вреда и тяжких последствий. Вместе с тем, уголовная ответственность за злоупотребление полномочиями, напротив, усиливается. Так федеральным законом от 29 декабря 2017г. УК РФ дополнен двумя новыми составами — ст. 201.1 и ст. 285.4., ужесточающими уголовную ответственность за злоупотребление полномочиями при выполнении гособоронзаказа. С учетом данных обстоятельств можно рекомендовать менеджерам, работающим в указанных выше компаниях, проявлять повышенную осторожность и аккуратность в своей деятельности

24 ноября 2016 года

• Какие ситуации могут быть истолкованы сотрудниками правоохранительных органов как направленные на злоупотребление полномочиями
• Как исключить риски обвинения по статье 201 УК РФ при заключении сделок с госучастием

Впоследнее время, примерно с 2010 года, прослеживается тенденция увеличения количества уго- ловных дел, возбужденных по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями». Объяснить это можно тем, что именно в 2010 году приняты поправки в ст. 108 УПК РФ, запрещающие избрание меры пресечения в виде заключения под стражу по ст. ст. 159, 160, 165 УК РФ (Федеральный закон от 07.04.2010 № 60-ФЗ1 ), если инкриминируемые деяния совершены в сфере предпринимательской деятельности.
Более того, в 2012 году основной состав, используемый для возбуждения уголовных дел против предпринимателей — ст. 159 УК РФ — был отнесен к категории частно-публичных преступлений (Федеральный закон от 29.11.2012 № 207- ФЗ2 ), соответствен- но, возбуждение уголовных дел в отношении бизнесменов стало возможным только при наличии заявления потерпевшего, что существенно осложнило работу правоохранителей. До этого дело могло быть возбуждено по рапорту оперативного сотрудника полиции, выявившего признаки преступления.
Наибольшее количество дел по ст. 201 УК РФ возбуждено в отношении руководства компаний с прямым или опосредованным государственным участием
С учетом того, что ранее крайне редко инкриминируемая статья УК РФ становится все более популярной, считаем целесообразным: выявить уголовно-правовые риски, которые несет руководство компаний с госучастием, и организаций, привлеченных в качестве соисполнителей по госконтрактам; рассмотреть наиболее вероятные последствия возбуждения уголовных дел; изложить рекомендуемые методы защиты, которые могут применяться для минимизации указанных рисков.

Уголовно-правовые риски

Уголовно-правовые риски — это риски проведения в отношении компании полицейской проверки и/или возбуждения уголовного дела.
Статьей 201 УК РФ предусмотрена ответственность в виде лишения свободы на срок до 10 лет за злоупотребление полномочиями, то есть за «использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам организации если это деяние повлекло причинение вреда правам и законным интересам граждан или организаций, либо общества или государства».

Данная статья содержит две части, различающиеся между собой тяжестью при- чиненного вреда и ответственностью за это (до 4 лет и до 10 лет лишения свободы соответственно). При этом ни законодателем, ни решениями судов высших инстанций не раскрываются такие понятия, как «существенный вред» и «тяжкие последствия», которые являются оценочными, и их трактовка дается только в комментариях к УК РФ.
Так, по мнению председателя Верховного суда РФ В. М. Лебедева, отраженному в комментарии к УК РФ3 : «Существенный вред, причиненный злоупотреблением полномочиями, может выражаться как в потерях материального (имущественного) характера, так и в виде физического вреда, в нарушениях прав и законных интересов граждан, интересов общества и государства.
Тяжкими могут быть признаны последствия, выразившиеся в экономическом разорении потерпевших, в крупных авариях, в причинении смерти или тяжкого вреда здоровью, в срыве осуществления государственными органами или общественными организациями экономических, социальных и других значимых для общества функций»
Следует отметить, что существует ряд особенностей при возбуждении уголовных дел по ст. 201 УК РФ и при привлечении конкретных лиц к ответственности (субъект преступления), которые отражены в примечании к данной статье.
1. В случае причинения вреда интересам только коммерческой организации уголовное преследование по ст. 201 УК РФ может быть инициировано только по заявлению или с согласия этой организации. При этом в случае причинения вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих осно- ваниях, и для возбуждения дела достаточно рапорта сотрудника полиции о ставших ему известными признаках противоправного деяния, либо заявления любого физического лица или представителя юридического лица, чем и пользуется полиция, возбуждая уголовные дела в связи с деятельностью компаний, имеющих государственное участие.
2. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, является лицо, выполняющее управленческие функции (функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационнораспорядительные или административно- хозяйственные функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением).
Однако и иные лица могут быть привлечены к уголовной ответственности по данной статье, но только в качестве соучастников (организатора, подстрекателя или пособника), в связи с чем возбуждение уголовного дела по ст. 201 УК РФ вовсе не означает, что наказание может понести только руководство конкретной организации. В качестве соучастников риск привлечения к ответственности несут в первую очередь сотрудники самой организации, а также представители компаний-контрагентов.

Основания возникновения рисков

Привлечение соисполнителей при выполнении госконтрактов.

Расходы на обеспечение деятельности руководства.

Нарушение действующего законодательства.

Причины реализации рисков

Деятельность правоохранительных органов.

Трудовые споры.

Недобросовестная конкуренция и рейдерство.

Конфликт интересов.

Поиск виновного.

Последствия возбуждения уголовного дела

Если в ходе проведения полицейской проверки правоохранителям удается собрать информацию, свидетельствующую о наличии признаков преступления, возбуждается уголовное дело, которое неизбежно влечет за собой проведение обысков с изъятием документации и электронных носителей информации, допросов, очных ставок и иных следственных действий, причем не только с участием работников организации, руководству которой следствие пытается вменить злоупотребление полномочиями, но и с участием представителей компаний-контрагентов.
Как показывает практика, проведение следственных действий приводит к вмешательству в финансово-хозяйственную деятельность организаций, дестабилизации их нормальной работы и непредвиденным временным, моральным и материальным потерям. А поскольку расследование уголовного дела фактически может длиться неопределенный период времени, масштаб указанных последствий для компании может быть столь велик, что организация его попросту «не переживает», либо происходят кардинальные изменения в организации, вплоть до смены руководящего состава и модели финансово-хозяйственной деятельности
Кроме того, как уже вначале было сказано, важной особенностью расследования уголовных дел по ст. 201 УК РФ, является то, что она не включена в список тех статей, при проведении расследования по которым в отношении подозреваемых и обвиняемых не может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу (если инкриминируемые деяния совершены в сфере предпринимательской деятельности) — ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ. Иными словами, возбуждение уголовного дела за злоупотребление полномочиями дает следствию законные основания ходатайствовать перед судом об аресте подозреваемых или обвиняемых. И следственные органы выходят в суд с такими ходатайствами, а суд в свою очередь удовлетворяет их.

ИЗ ПРАКТИКИ. В ноябре 2012 года Кировский районный суд г. Томска избрал в отношении эксруководителя ОАО «ТПО Контур» (100% акций принадлежит госкорпорации «Ростех») Игоря Иткина меру пресечения в виде заключения под стражу (кассационное определение Томского областного суда от 15.11.2012 по делу № 22-5749/2012). На момент ареста следствие инкриминировало Иткину совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 201 УК РФ, в связи с продажей аффилированному обществу недвижимости ОАО «ТПО Контур» с последующей ее сдачей в аренду продавцу, а также в связи с оплатой за поставку товароматериальных ценностей без реального исполнения договоров поставщиками.
При обжаловании в Томский областной суд постановления Кировского районного суда г. Томска от 27.12.2012 о продлении сроков содержания Иткина под стражей, защита ссылалась на то, что первоначально уголовные дела были возбуждены по ч. 4 ст. 160 УК РФ «Присвоение или растрата», что исключало арест. По мнению адвоката, следователь незаконно предъявил Иткину обвинение по ч. 2 ст. 201 УК РФ с единственной целью — ходатайствовать о заключении под стражу (кассационное определение Томского областного суда от 24.01.2013 по делу № 22-798/2013).
Однако кассационная жалоба была оставлена без удовлетворения и Иткин в настоящее время продолжает находиться в условиях изоляции от общества.

Способы защиты

Чтобы минимизировать (исключить) риски возбуждения уголовного дела по ст. 201 УК РФ, необходимо исходить из причин и оснований возникновения таких рисков, в связи с чем могут быть даны следующие рекомендации.
1. Исключение аффилированности в схеме взаимоотношений: государственный заказчик — исполнитель (подрядчик) с гос-участием — соисполнитель (субподрядчик). Выявление наличия аффилированности руководства исполнителя с иными участниками схемы взаимоотношений значительно облегчит задачу правоохранительных органов при принятии решения о возбуждении уголовного дела, и с высокой степенью вероятности будет расценено как подтверждающее наличие цели совершения преступления — извлечение выгоды и преимуществ для себя или других лиц.
2. Фактическое исполнение договора силами соисполнителя. Наличие неопровержимых доказательств исполнения договора соисполнительства силами соисполнителя существенно уменьшает риски предъявления претензий представителям соисполнителя как соучастникам совершения руководством исполнителя злоупотребления полномочиями
3. Снижение риска возникновения конфликта интересов. С учетом того, что такая причина возбуждения уголовных дел далеко не редкость, принимая непосредственное участие в создании/развитии конфликта интересов, необходимо соотносить риски, которые могут быть понесены, и цели, ради которых данный конфликт возникает. Желательно выявлять такие конфликты и минимизировать их.
4. Исключение случаев некорректных увольнений работников. Расторгая трудовые отношения с работником, располагающим информацией, компрометирующей деятельность общества, следует объективно оценивать последствия, которые может повлечь его недружественное увольнение.
5. Получение согласия акционера на совершение сделок. Если согласно уставу организации или действующим правовым нормам сделка предполагает необходимость одобрения акционерами (участниками), получение такого согласия может значительно снизить риски предъявления претензий за злоупотребление полномочиями.
6. Утверждение порядка и размеров финансирования расходов на топ-менеджмент. Наличие утвержденного акционером (участником) организации внутреннего документа, регламентирующего порядок и размеры финансирования расходов на руководство организации, при условии его соблюдения, исключит вероятность предъявления претензий за такие расходы.
7. Правильное хранение документов и электронных носителей. Бухгалтерская документация, являясь первоочередным доказательством по экономическим преступлениям, представляет наибольший интерес для правоохранительных органов. Хранение бухгалтерских документов следует организовать таким образом, чтобы исключить возможность несанкционированного доступ к ним и их изъятия.
8. Подготовка сотрудников компании к полицейской проверке, обыску, допросу. Предоставление работниками организации в ходе проведения полицейской проверки, обыска или допроса неконтролируемого объема информации сотрудникам правоохранительных органов может значительно усложнить задачу выстраивания позиции защиты. Сотрудники компании должны знать свои права при проведении вышеуказанных мероприятий и уметь ими пользоваться.
9. Уголовно-правовой аудит и внедрение системы защиты. Проведение уголовноправового аудита в организации позволит выявить существующие риски, после чего следует выработать эффективную систему защиты и внедрить ее в компании.
Комплексное проведение указанных мероприятий — наиболее действенный способ снижения уголовно-правовых рисков.

ЛИТЕРАТУРА
1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Фе- дерации (постатейный). — 7-е изд., перераб. и доп. / отв. ред. В. М. Лебедев. — М.: Юрайт-Издат, 2007. — 1158 с.

Статья 201. Злоупотребление полномочиями

1. Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания. 1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях настоящей главы, а также в статьях 199-2 и 304 настоящего Кодекса признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

2. (Пункт 2 утратил силу на основании Федерального закона от 2 ноября 2013 г. N 302-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 44, ст. 5641)

3. (Пункт 3 утратил силу на основании Федерального закона от 2 ноября 2013 г. N 302-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 44, ст. 5641)

Комментарий к статье 201

Глава 23 УК РФ объединяет в себе нормы, устанавливающие ответственность за нарушение нормальной деятельности коммерческих и иных организаций. Нормы этой главы призваны защитить интересы организаций, акционеров, собственников, служащих организаций, иных лиц от незаконных действий специального круга субъектов, использующих предоставленные им полномочия вопреки интересам службы в коммерческих и иных организациях и причиняющих вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

К числу этих преступлений относится и преступление, предусмотренное ст. 201 УК РФ, — злоупотребление должностными полномочиями.

Основным объектом этого преступления является нормальная деятельность коммерческих или иных организаций, их управленческого аппарата. Дополнительным объектом служат права и законные интересы граждан, интересы общества или государства.

Коммерческой организацией в соответствии со ст. 50 ГК РФ являются организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Таким образом, действие ст. 201 УК РФ распространяется и на предприятия, где собственником является государство или муниципальное образование. Так, в соответствии со ст. 113 ГК РФ государственные и муниципальные унитарные предприятия являются коммерческими организациями, что означает квалификацию злоупотреблений полномочиями лиц, выполняющих на этих предприятиях управленческие функции, по рассматриваемой статье УК РФ. Государственные и муниципальные унитарные предприятия представляют собой особую форму коммерческой организации. Эта форма в соответствии с законом должна быть прямо зафиксирована в уставных документах. Именно они (документы, фиксирующие организационно-правовую форму), а не слова, употребляемые в названии организации, являются определяющими при решении вопроса о форме организации, предприятия.

К примеру, Пенсионный фонд Российской Федерации именуется «фонд», однако по своей организационно-правовой форме является учреждением. Поэтому лица Пенсионного фонда Российской Федерации, обладающие признаками, указанными в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, являются должностными лицами .

См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 июня 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 11.

Иные организации, о которых говорится в диспозиции ч. 1 ст. 201 УК РФ, — это некоммерческие организации, т.е. организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками.

Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Действующий ГК РФ не включает в себя полного перечня форм некоммерческих организаций .

О формах некоммерческих организаций см.: Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; Федеральный закон от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» // СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3340.

Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Злоупотребление полномочиями совершается вопреки законным интересам организации. Законность интересов прежде всего определяется исходя из положений действующего законодательства, иных нормативных правовых документов, учредительных документов, не противоречащих законам и учредительным документам, локальных документов организации, обычаев делового оборота. Поэтому законными следует признать интересы, вытекающие или не противоречащие указанным документам, в том числе по соблюдению порядка деятельности организации, соблюдению порядка заключения сделок, обеспечении финансово-отчетной дисциплины и т.д.

Очевидно, что определение интересов той или иной организации следует осуществлять, соотнося и с целями конкретной организации. Так, основной целью коммерческой организации является извлечение прибыли, цели же некоммерческих организаций могут быть самыми различными.

Некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ. Конкретные цели некоммерческой организации определяются в ее Уставе или ином внутреннем нормативном акте.

Учитывая цель создания организации, можно сказать, что основной ее интерес состоит в достижении этой цели. Но интерес организации состоит и в нормальном ее функционировании (внутреннем и внешнем), укреплении и развитии, приобретении авторитета в различных сегментах общества. В то же время интерес любой организации состоит и в установлении оптимального сочетания достижения собственных интересов и интересов общества и государства. Подводя итог, можно сказать, что интерес организации следует рассматривать как достижение цели создания на основе обеспечения ее нормальной деятельности и в оптимальном сочетании с интересами общества и государства.

Говоря об оптимальном сочетании интересов, мы имеем в виду, что, хотя интересы любой организации не могут быть противопоставлены интересам общества и государства, они могут быть не тождественны им. Но сказанное в большей мере относится к коммерческим организациям, поскольку, если говорить о некоммерческих организациях, то их цели в соответствии с законом всегда связаны с достижением общественных благ .

См.: ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Интересы же коммерческих организаций не всегда совпадают с интересами общества и государства. К примеру, интересы получения большей прибыли (например, нефтяных компаний) могут корректироваться экспортными пошлинами, интересы получения большей прибыли за счет разового повышения цен на продукты питания могут корректироваться договоренностью с Правительством РФ об отложении времени повышения цен и т.д. Таким и иными способами может достигаться определенный баланс интересов между коммерческими организациями и обществом и государством.

В этой связи деяния, посягающие на иные интересы, например государственные, общественные, не могут квалифицироваться по статьям о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Рассматривая вопрос об интересах коммерческих и иных организаций, следует обратить внимание на то, что в законе говорится о законных интересах. Поэтому деяние, совершенное хотя и вопреки интересам, например, коммерческой организации, но интересам незаконным, не может квалифицироваться по ст. 201 УК РФ.

Кроме того, положение закона об использовании лицом своих полномочий вопреки законным интересам коммерческой или иной организации не следует понимать только как действие (бездействие), связанное с нарушением закона или других нормативных правовых актов. Преступление может быть совершено как путем нарушения закона, так и при соблюдении всех нормативных правовых предписаний. Для выполнения объективной стороны состава злоупотребления полномочиями не требуется, чтобы субъектом были нарушены какие-либо правовые нормы.

Иное истолкование рассматриваемых положений закона существенно и необоснованно сузило бы круг деяний, подпадающих под действие ст. 201 УК РФ. К примеру, заключение заведомо невыгодной для организации гражданско-правовой сделки при соблюдении всех правил и полномочий лица, выполняющего управленческие функции, с целью извлечения выгод для себя не образовывало бы рассматриваемого состава преступления.

Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает в себя действие или бездействие, общественно опасные последствия в виде существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, а также причинную связь между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями.

Злоупотреблением полномочиями могут быть признаны такие действия лица, выполняющего управленческие функции, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.

Использование полномочий может выражаться как в действии, так и в бездействии — принятии (непринятии) решения и соответствующей его реализации в рамках правовых, а также фактических возможностей.

Использование полномочий в форме действия заключается в выполнении, осуществлении лицом, выполняющим управленческие функции, в пределах своей компетенции действий, предписанных законами, уставными документами организации, инструкциями, функциональными обязанностями, приказами, распоряжениями и иными документами. Такими действиями могут быть, например, издание приказов, подписание договоров, распоряжение материальными ценностями и т.д. Чаще всего злоупотребление полномочиями в форме действия состоит в заключении убыточных сделок, нерациональном распоряжении имуществом, неправомерным расходованием средств организации, получении кредитов на невыгодных условиях и т.п.

Использование полномочий в форме бездействия состоит в неисполнении необходимых действий в интересах организации. Использование служебных полномочий в форме бездействия может заключаться в отказе от предъявления исков о возмещении ущерба, непринятии мер к нарушителям дисциплины, в незаключении или непролонгации необходимых договоров и т.д.

Правовые возможности лица, выполняющего управленческие функции, определяются вышеназванными нормативными правовыми актами, определяющими направление деятельности управляющего и те права и обязанности, которыми он наделяется для их реализации.

Фактические возможности определяются наличием трудовых, материальных, технических ресурсов, необходимых для реализации принятого решения и контроля за его осуществлением.

Поскольку объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, предусматривает использование полномочий в качестве обязательного конструктивного признака, в каждом конкретном случае необходимо устанавливать круг и характер служебных прав и обязанностей лица, выполняющего управленческие функции, нормативные акты, их регламентирующие, конкретные полномочия, которые были использованы при злоупотреблении.

Злоупотребление полномочиями может быть осуществлено как законными действиями (бездействием), так выходящими за пределы закона своих полномочий. В этом случае при наличии соответствующих признаков можно говорить о наличии превышения полномочий. Однако, поскольку уголовным законом не предусмотрен состав превышения полномочий применительно к преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях, превышение полномочий охватывается составом злоупотреблениями полномочиями (ст. 201 УК РФ). Это положение представляется важным, поскольку на практике в ряде случаев отрицается наличие состава злоупотребления полномочиями на том основании, что субъект вышел за их пределы. Однако выход за пределы полномочий возможен только при их использовании, поэтому изложенная выше позиция представляется дискуссионной.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что полномочия управляющего формализованы и имеют определенное целевое назначение. Но, поскольку сущность преступления заключается в злоупотреблении при использовании полномочий, они используются не по целевому назначению, нередко их формальные пределы нарушаются.

Как отмечалось выше, злоупотребление полномочиями должно быть совершено вопреки законным интересам организации, где субъект осуществляет управленческие функции. Однако в случаях, когда действия управляющего, связанные с нарушением своих служебных полномочий, были совершены в целях предупреждения вредных последствий, более значительных, чем фактически причиненный вред, когда этого нельзя было сделать другими средствами, такие действия в соответствии с законодательством о крайней необходимости не могут быть признаны преступными. Не образуют состава преступления и действия, совершенные в общественно полезных целях, даже если они расходятся с интересами организации. К примеру, установление скидок на покупку товаров для пенсионеров влечет за собой недополучение выгоды, но не образует состава преступления. Аналогичным образом решаются различные вопросы о благотворительных действиях и т.п. При этом следует обратить внимание на то, чтобы такого рода действия не были фикцией и маскировкой частного интереса (например, уклонения от уплаты налогов).

Состав злоупотребления полномочиями относится к числу материальных составов и будет являться оконченным с момента причинения существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Вред может выражаться в причинении не только материального (хотя это бывает наиболее часто), но и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве деловой репутации организации, создании помех и сбоев в ее работе, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т.п.

Существенность вреда — категория оценочная. В каждом конкретном случае должно быть принято решение о наличии существенности вреда и о том, в чем она выражается, а также решен вопрос о наличии причинной связи между вредом и совершенным деянием.

При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, ее имущественное положение, характер и размер понесенного материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т.п. .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Как уже отмечалось, наиболее типичным последствием злоупотребления полномочиями является причинение имущественного ущерба организации, в которой виновный выполняет управленческие полномочия. Данный превалирующий характер вреда обусловлен тем, что охраняемые уголовным законом отношения в сфере управления организациями являются прежде всего гражданско-правовыми имущественными отношениями. Лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в случаях совершения рассматриваемого преступления зачастую выполняет их недобросовестно, без разумного подхода, умышленно запутывая или осложняя хозяйственную ситуацию, тем самым создавая предпосылки для имущественных и иных потерь, подавления организации конкурентами. При этом истинные намерения виновного при управлении организацией, его личные и иные интересы скрываются, что призвано создать впечатление о нем как о добросовестном, исполнительном и преданном организации работнике.

Решая вопрос об имущественном ущербе, составляющем существенный вред, следует обратить внимание на то, что в соответствии с законом вред может быть причинен той организации, где работает виновный, а также иным субъектам, например другим организациям. В этой связи возникает вопрос о наличии состава злоупотребления полномочиями, если вред был причинен иной организации, но не вопреки законным интересам, как этого требует закон, организации, где выполняются управленческие функции. Думается, что состав преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, в таком случае отсутствует, поскольку само по себе причинение существенного вреда иному субъекту данного состава преступления не образует.

Следует также обратить внимание на правильность исчисления причиненного ущерба. Так, П.В.П. был осужден за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, нанесение вреда другим лицам, повлекшие тяжкие последствия, за преднамеренное банкротство, т.е. умышленное создание и увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем коммерческой организации в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия. Сделки проведены П.В.П. в короткий промежуток времени в интересах фактически одних и тех же лиц и именно в их интересах по ценам заведомо для П.В.П. ниже рыночных вопреки уставным задачам и интересам ОАО «Втормет», что в конечном счете привело к банкротству предприятия и причинению ущерба акционерам. Сумма же ущерба определялась без учета рыночной стоимости имущества. Поэтому в этой части состоявшиеся судебные решения были изменены, так как ущерб должен исчисляться исходя из разницы между рыночной стоимостью имущества и суммой, по которой его продавал виновный .

Надзорное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 октября 2005 г. N 50-Д05-22.

Квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ, являются тяжкие последствия, вызванные злоупотреблением полномочиями.

Как и понятие существенного вреда, понятие тяжких последствий относится к категории оценочных понятий и подлежит установлению в каждом конкретном случае.

В частности, к тяжким последствиям можно отнести такой вред, как крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы организаций, учреждений, предприятий, нанесение материального ущерба в особо крупных размерах, причинение смерти или тяжких телесных повреждений хотя бы одному человеку и т.п. Решая вопрос о наличии тяжкого вреда, следует учесть, что он, так же как и существенный вред, может быть причинен не только организации, где работает виновный, но также гражданам, иным организациям, обществу, государству.

Злоупотребление полномочиями необходимо отграничивать от ряда смежных составов.

К примеру, на практике имеют место случаи, когда одна из сторон сделки выплачивает другой стороне часть причитающейся суммы наличными деньгами, не проводя их по соответствующим документам. Таким образом создается так называемая черная касса, деньги из которой идут на различные цели: выплата заработной платы, подкуп чиновников, оплата услуг преступных групп, расчеты с другими партнерами и т.д. В этой связи возникает вопрос о квалификации подобных действий, поскольку фактически указанные денежные и иные подобные средства используются в интересах организации, но, естественно, незаконных интересах. В частности, путем создания неучтенных средств организации уклоняются от уплаты налогов.

В подобного рода ситуациях деяния наиболее часто квалифицируют как злоупотребление полномочиями или коммерческий подкуп в зависимости от ситуации, а при наличии оснований — и как уклонение от уплаты налогов.

Кроме того, на практике в ряде случаев возникают затруднения и в разграничении злоупотребления полномочиями и хищения. В подобных случаях следует исходить из того, что квалификация деяния как хищения возможна лишь тогда, когда в деянии содержатся все признаки, указанные в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Например, не может деяние квалифицироваться как хищение, если отсутствует такой его признак, как изъятие имущества.

Так, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 1999 г. было отменено Постановление Президиума областного суда по делу В., которая, работая директором муниципального предприятия, незаконно, без должного оформления сделки сдавала в аренду помещения предприятия, деньги в кассу не сдавала, а присваивала их, за что была осуждена районным судом по ч. 1 ст. 201 УК РФ. Президиум областного суда усмотрел в действиях В. состав присвоения (ст. 160 УК РФ). В свою очередь, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ согласилась с позицией районного суда о наличии в действиях В. состава злоупотребления полномочиями, «поскольку она присваивала не деньги, вверенные ей учредителями муниципального коммерческого предприятия, а денежные суммы, полученные от арендаторов. и не поступавшие в кассу предприятия, т.е. не находившиеся в его собственности» .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 2.

Субъективная сторона злоупотребления полномочиями характеризуется умышленной формой вины, и преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом: лицо осознает, что использует полномочия вопреки интересам организации, в которой выполняет управленческие функции, предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде существенного вреда, желает или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично.

Обязательным признаком субъективной стороны состава злоупотребления полномочиями является цель извлечения выгод преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам.

Говоря о цели преступления, необходимо обратить внимание прежде всего на то обстоятельство, что указанные в законе выгоды и преимущества не должны совпадать с законными интересами организации.

Под выгодой следует понимать приобретение или получение возможности приобретения дополнительных (к имеющимся) материальных благ, избавление от расходов (выгода имущественного характера). Выгода может иметь и неимущественный характер, заключаться в повышении социального статуса лица, укреплении его позиций в организации, приобретении большего авторитета, усиления влияния и т.д. К примеру, нарушение финансовой дисциплины может повлечь за собой возможность использования денежных средств организации в личных целях, а заключение невыгодной для организации сделки может иметь следствием получение предложения перехода на вышестоящую должность в другую организацию.

Преимуществом является превосходство, наличие дополнительных возможностей по сравнению с другим субъектом (субъектами) по реализации желаемых действий. Преимущество может быть связано с финансовым состоянием организации, ее авторитетом, наличием контактов с властью и другими обстоятельствами. Так, оказание услуги чиновнику с использованием ресурсов организации может создать лучшие условия по сравнению с условиями других участников, преимущество в победе на конкурсе.

Цель нанесения вреда другим лицам означает нанесение ущерба гражданам или организациям в нарушение требований закона и без соблюдения установленных правил конкурентной борьбы. В противном случае коммерческие организации вправе причинять ущерб другим участникам правоотношений. Этот ущерб может выражаться, например, в материальных потерях организации (снижение уровня продаж, сокращение выпуска объема продукции и др.), в потере деловой репутации, что может привести к снижению числа заключаемых сделок, снижению уровня кредитования и т.п.

Наличие цели причинения вреда другим лицам означает также, что причиненный вред является следствием (последствием преступления) деяния, совершенного с выходом за пределы прав коммерческой или иной организации, и между указанным деянием и последствиями имеется причинная связь.

Мотивы преступления могут быть разнообразными, хотя преобладает уровень корыстной мотивации, но они не влияют на квалификацию деяния.

Глава 23 УК РФ не включает в себя норму об ответственности за причинение вреда по неосторожности (недосмотр, производственный риск, ошибка в решении) лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Состав преступления, аналогичный составу халатности (ст. 293 УК РФ), относящемуся к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30 УК РФ), в главе 23 УК РФ отсутствует. Поэтому причинение вреда в указанных случаях не образует состава преступления.

Субъект злоупотребления полномочиями специальный — лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вменяемый и достигший возраста шестнадцати лет.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК РФ выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях главы 23, а также в ст. ст. 199.2 и 304 УК РФ признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Таким образом, лицо, выполняющее управленческие функции, должно обладать следующими признаками:

1) выполнять функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа. Порядок избрания этих органов, их компетенция определяются законодательством Российской Федерации, уставными документами. Так, например, в ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» установлено, что руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и коллегиальным исполнительным органом общества (правлением, дирекцией). Исполнительные органы подотчетны совету директоров (наблюдательному совету) общества и общему собранию акционеров;

2) оно должно выполнять организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Наличие этих функций является альтернативой функциям, указанным в п. 1. Иными словами, для того, чтобы лицо могло быть отнесено к категории выполняющих управленческие функции, оно должно обладать функциями указанными в п. 1 или п. 2, или и теми и другими функциями;

3) лицо должно выполнять управленческие функции исключительно в тех организациях, которые указаны в законе: в коммерческих или иных организациях независимо от формы собственности; в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.

Организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.

К административно-хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п. .

См.: п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Не могут признаваться лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, сотрудники, исполняющие в этих организациях исключительно профессиональные или технические обязанности, например специалист отдела, секретарь, расчетчик бухгалтерии и др. Лица, занимающие эти и иные должности, не связанные с управленческими функциями, не несут ответственности по ст. 201 УК РФ.

Положения примечаний 2 и 3 к ст. 201 УК РФ по сути представляют собой процессуальные нормы, определяющие порядок возбуждения уголовных дел по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Так, в примечании 2 речь идет о том, что, если деяние, предусмотренное статьями, включенными в главу 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Данное положение существенно сужает возможности уголовного преследования по делам соответствующего характера, поскольку этот вопрос при указанных обстоятельствах практически отдан на усмотрение руководства коммерческой организации. При этом на практике также часто возникает проблема с заявлением или с согласием организации на уголовное преследование, так как нередко именно от виновного они и зависят.

Однако по заявлению организации или с ее согласия уголовное преследование осуществляется только тогда, когда вред причинен исключительно коммерческой организации. Если же деяние, включенное в главу 23 УК РФ, причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Об этом говорится в примечании 3 к ст. 201 УК РФ.

Решая вопрос о потерпевшем, следует обратить внимание и на то обстоятельство, что в случае причинения вреда организации, где имеется доля акций государства, безусловно, затрагиваются и интересы государства . Аналогично следует решать подобные вопросы и при партнерстве не только государства, но и организаций, учреждений иных форм собственности.

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. N 6-ДП06-15 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 8.

Обсуждение закрыто.