Закон о конкуренции 135 статья 171

Закон о конкуренции 135 статья 171

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 17.1 закона о защите конкуренции № 135-ФЗ

Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»:

Статья 17.1. Особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества

1. Заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров, за исключением предоставления указанных прав на такое имущество:

1) на основании международных договоров Российской Федерации (в том числе межправительственных соглашений), федеральных законов, устанавливающих иной порядок распоряжения этим имуществом, актов Президента Российской Федерации, актов Правительства Российской Федерации, решений суда, вступивших в законную силу;

2) государственным органам, органам местного самоуправления, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации;

3) государственным и муниципальным учреждениям;

4) некоммерческим организациям, созданным в форме ассоциаций и союзов, религиозных и общественных организаций (объединений) (в том числе политическим партиям, общественным движениям, общественным фондам, общественным учреждениям, органам общественной самодеятельности, профессиональным союзам, их объединениям (ассоциациям), первичным профсоюзным организациям), объединений работодателей, товариществ собственников жилья, социально ориентированным некоммерческим организациям при условии осуществления ими деятельности, направленной на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации, а также других видов деятельности, предусмотренных статьей 31.1 Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»;

5) адвокатским, нотариальным, торгово-промышленным палатам;

6) медицинским организациям, организациям, осуществляющим образовательную деятельность;

7) для размещения сетей связи, объектов почтовой связи;

8) лицу, обладающему правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и данные часть сети и сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности, лицу, которому присвоен статус единой теплоснабжающей организации в ценовых зонах теплоснабжения в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении»;

9) в порядке, установленном главой 5 настоящего Федерального закона;

10) лицу, с которым заключен государственный или муниципальный контракт по результатам конкурса или аукциона, проведенных в соответствии с Федеральным законом от 5 апреля 2013 года N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», если предоставление указанных прав было предусмотрено конкурсной документацией, документацией об аукционе для целей исполнения этого государственного или муниципального контракта, либо лицу, с которым государственным или муниципальным автономным учреждением заключен договор по результатам конкурса или аукциона, проведенных в соответствии с Федеральным законом от 18 июля 2011 года N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», если предоставление указанных прав было предусмотрено документацией о закупке для целей исполнения этого договора. Срок предоставления указанных прав на такое имущество не может превышать срок исполнения государственного или муниципального контракта либо договора;

11) на срок не более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев (предоставление указанных прав на такое имущество одному лицу на совокупный срок более чем тридцать календарных дней в течение шести последовательных календарных месяцев без проведения конкурсов или аукционов запрещается);

12) взамен недвижимого имущества, права в отношении которого прекращаются в связи со сносом или с реконструкцией здания, строения, сооружения, которыми или частью которых является такое недвижимое имущество, либо в связи с предоставлением прав на такое недвижимое имущество государственным или муниципальным организациям, осуществляющим образовательную деятельность, медицинским организациям. При этом недвижимое имущество, права на которое предоставляются, должно быть равнозначным ранее имевшемуся недвижимому имуществу по месту расположения, площади и определяемой в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность, стоимости. Условия, при которых недвижимое имущество признается равнозначным ранее имевшемуся недвижимому имуществу, устанавливаются федеральным антимонопольным органом;

13) правопреемнику приватизированного унитарного предприятия в случае, если такое имущество не включено в состав подлежащих приватизации активов приватизированного унитарного предприятия, но технологически и функционально связано с приватизированным имуществом и отнесено федеральными законами к объектам гражданских прав, оборот которых не допускается, или к объектам, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности;

14) являющееся частью или частями помещения, здания, строения или сооружения, если общая площадь передаваемого имущества составляет не более чем двадцать квадратных метров и не превышает десять процентов площади соответствующего помещения, здания, строения или сооружения, права на которые принадлежат лицу, передающему такое имущество;

15) лицу, подавшему единственную заявку на участие в конкурсе или аукционе, в случае, если указанная заявка соответствует требованиям и условиям, предусмотренным конкурсной документацией или документацией об аукционе, а также лицу, признанному единственным участником конкурса или аукциона, на условиях и по цене, которые предусмотрены заявкой на участие в конкурсе или аукционе и конкурсной документацией или документацией об аукционе, но по цене не менее начальной (минимальной) цены договора (лота), указанной в извещении о проведении конкурса или аукциона. При этом для организатора торгов заключение предусмотренных настоящей частью договоров в этих случаях является обязательным;

16) передаваемое в субаренду или в безвозмездное пользование лицом, которому права владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества предоставлены по результатам проведения торгов или в случае, если такие торги признаны несостоявшимися, либо в случае, если указанные права предоставлены на основании государственного или муниципального контракта или на основании пункта 1 настоящей части.

2. Указанный в части 1 настоящей статьи порядок заключения договоров не распространяется на имущество, распоряжение которым осуществляется в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации, Водным кодексом Российской Федерации, Лесным кодексом Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о недрах, законодательством Российской Федерации о концессионных соглашениях, законодательством Российской Федерации о государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве.

3. В порядке, предусмотренном частью 1 настоящей статьи, осуществляется заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении:

1) государственного или муниципального недвижимого имущества, которое принадлежит на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления государственным или муниципальным унитарным предприятиям;

2) государственного или муниципального недвижимого имущества, закрепленного на праве оперативного управления за государственными или муниципальными автономными учреждениями;

3) государственного или муниципального имущества, которое принадлежит на праве оперативного управления государственным или муниципальным бюджетным и казенным учреждениям, государственным органам, органам местного самоуправления.

3.1. Заключение договоров аренды в отношении государственного или муниципального имущества государственных или муниципальных образовательных организаций, являющихся бюджетными учреждениями, автономными учреждениями, бюджетных и автономных научных учреждений осуществляется без проведения конкурсов или аукционов в порядке и на условиях, которые определяются Правительством Российской Федерации, при одновременном соблюдении следующих требований:

1) арендаторами являются хозяйственные общества, созданные учреждениями, указанными в абзаце первом настоящей части;

2) деятельность арендаторов заключается в практическом применении (внедрении) результатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных вычислительных машин, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, секретов производства (ноу-хау), право использования которых внесено в качестве вклада в их уставные капиталы;

3) договорами аренды устанавливается запрет на сдачу в субаренду этого имущества, предоставленного хозяйственным обществам по таким договорам аренды, передачу хозяйственными обществами своих прав и обязанностей по таким договорам аренды другим лицам, предоставление этого имущества в безвозмездное пользование, залог таких арендных прав.

3.2. Заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования в отношении государственного или муниципального имущества государственных или муниципальных организаций, осуществляющих образовательную деятельность, осуществляется без проведения конкурсов или аукционов в случае заключения этих договоров с:

1) медицинскими организациями для охраны здоровья обучающихся и работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность;

2) организациями общественного питания для создания необходимых условий для организации питания обучающихся и работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность;

3) физкультурно-спортивными организациями для создания условий для занятия обучающимися физической культурой и спортом.

4. Утратил силу. — Федеральный закон от 06.12.2011 N 401-ФЗ.

5. Порядок проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров, указанных в частях 1 и 3 настоящей статьи, и перечень видов имущества, в отношении которого заключение указанных договоров может осуществляться путем проведения торгов в форме конкурса, устанавливаются федеральным антимонопольным органом.

5.1. В соответствии с частью 6 настоящей статьи извещение о проведении конкурса размещается не менее чем за тридцать дней до дня окончания подачи заявок на участие в конкурсе, извещение о проведении аукциона размещается не менее чем за двадцать дней до дня окончания подачи заявок на участие в аукционе.

6. С 1 января 2011 года информация о проведении конкурсов или аукционов на право заключения договоров, указанных в частях 1 и 3 настоящей статьи, размещается на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о проведении торгов, определенном Правительством Российской Федерации (далее — официальный сайт торгов).

7. Не допускается заключение договоров, указанных в частях 1 и 3 настоящей статьи, ранее чем через десять дней со дня размещения информации о результатах конкурса или аукциона на официальном сайте торгов.

8. При заключении и (или) исполнении указанных в частях 1 и 3 настоящей статьи договоров их цена может быть увеличена по соглашению сторон в порядке, установленном договором.

9. По истечении срока договора аренды, указанного в частях 1 и 3 настоящей статьи, заключение такого договора на новый срок с арендатором, надлежащим образом исполнившим свои обязанности, осуществляется без проведения конкурса, аукциона, если иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) размер арендной платы определяется по результатам оценки рыночной стоимости объекта, проводимой в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации, если иное не установлено другим законодательством Российской Федерации;

2) минимальный срок, на который перезаключается договор аренды, должен составлять не менее чем три года. Срок может быть уменьшен только на основании заявления арендатора.

10. Арендодатель не вправе отказать арендатору в заключении на новый срок договора аренды в порядке и на условиях, которые указаны в части 9 настоящей статьи, за исключением следующих случаев:

1) принятие в установленном порядке решения, предусматривающего иной порядок распоряжения таким имуществом;

2) наличие у арендатора задолженности по арендной плате за такое имущество, начисленным неустойкам (штрафам, пеням) в размере, превышающем размер арендной платы за более чем один период платежа, установленный договором аренды.

11. В случае отказа арендодателя в заключении на новый срок договора аренды, указанного в частях 1 и 3 настоящей статьи, по основаниям, не предусмотренным частью 10 настоящей статьи, и заключения в течение года со дня истечения срока действия данного договора договора аренды с другим лицом арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности по договору аренды, вправе потребовать перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору и возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор аренды, в соответствии с гражданским законодательством.

Закон о конкуренции 135 статья 171

ФЕДЕРАЛЬНАЯ АНТИМОНОПОЛЬНАЯ СЛУЖБА

от 31 декабря 2014 года N АК/55277/14

В связи с возникающими в правоприменительной практике вопросами, касающимися квалификации действий органов государственной власти субъектов Российской Федерации в части введения дополнительных ограничений при реализации алкогольной продукции, ФАС России сообщает следующее.

Согласно положениям статьи 16 Федерального закона от 22.11.95 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (далее — ФЗ N 171) не допускается потребление (распитие) алкогольной продукции в общественных местах, в том числе во дворах, в подъездах, на лестницах, лестничных площадках, в лифтах жилых домов, на детских площадках, в зонах рекреационного назначения (в границах территорий, занятых городскими лесами, скверами, парками, городскими садами, прудами, озерами, водохранилищами, пляжами, в границах иных территорий, используемых и предназначенных для отдыха, туризма, занятий физической культурой и спортом), за исключением потребления (распития) алкогольной продукции, приобретенной в организациях, потребления (распития) пива и пивных напитков, приобретенных у индивидуальных предпринимателей, при оказании этими организациями и индивидуальными предпринимателями услуг общественного питания в местах оказания таких услуг.

Не допускается розничная продажа алкогольной продукции с 23 часов до 8 часов по местному времени, за исключением розничной продажи алкогольной продукции, осуществляемой организациями, и розничной продажи пива и пивных напитков, сидра, пуаре, медовухи, осуществляемой индивидуальными предпринимателями, при оказании такими организациями и индивидуальными предпринимателями услуг общественного питания.

Вместе с тем, органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции, в том числе полный запрет на розничную продажу алкогольной продукции.

Таким образом, ограничения розничной продажи алкогольной продукции не распространяются на розничную продажу пива и пивных напитков, осуществляемую индивидуальными предпринимателями, при оказании такими организациями и индивидуальными предпринимателями услуг общественного питания. Данная правовая позиция также нашла отражение в определении Верховного Суда от 12.12.2012 N 74-АПГ12-19.

Однако практика показывает, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации в своих актах, устанавливающих дополнительные ограничения, связанные с реализацией алкогольной продукции, игнорируют исключения, указанные в ФЗ N 171.

Действия органов власти субъектов Российской Федерации в части издания актов, не соответствующих действующему законодательству, а в данном случае противоречащие ФЗ N 171, могут привести к сокращению числа хозяйствующих субъектов, реализующих алкогольную продукцию при оказании услуг общественного питания, что в соответствии с пунктом 17 статьи 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) является признаком ограничения конкуренции.

Частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции органам государственной власти субъектов Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещаются:

— необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам (пункт 2);

— установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в Российской Федерации, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров (пункт 3).

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 05.04.2011 N 14686/10, достаточным основанием для вывода о нарушении части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции является создание условий, возможности для наступления последствий в виде недопущения, ограничения либо устранения конкуренции.

Таким образом, установление запретов и ограничений хозяйствующим субъектам, реализующим алкогольную продукцию, при оказании услуг общественного питания, которые не предусмотрены действующим законодательством, может привести к нарушению части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Дела, связанные с незаконным ограничением деятельности хозяйствующих субъектов, реализующих алкогольную продукцию при оказании услуг общественного питания, были рассмотрены ФАС России. Нарушения были устранены в ходе рассмотрения дел, решения ФАС России не обжаловались в судебном порядке.

Также обращаем внимание на то, что установление дополнительных ограничений в соответствии с положениями статьи 16 ФЗ N 171 могут приниматься только законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Практика указывает на то, что данные ограничения зачастую вводятся органами местного самоуправления, что не соответствует действующему законодательству, поскольку ими вводятся ограничения гражданских прав в сфере экономического оборота (постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 47).

2*. В соответствии с нормами действующего законодательства органы местного самоуправления вправе определять границы прилегающих к некоторым организациям и объектам территорий, на которых не допускается розничная продажа алкогольной продукции.
_______________
* Нумерация соответствует оригиналу. — Примечание изготовителя базы данных.

ФАС России обращает внимание на случаи установления органами местного самоуправления различных расстояний от предприятий, реализующих алкогольную продукцию при оказании услуг общественного питания, по типу данных предприятий.

В соответствии с ГОСТ Р 50762-2007 «Классификация предприятий общественного питания», утвержденным приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 27.12.2007 N 475-ст (далее — ГОСТ Р 50762-2007), рестораны, кафе, бары, кофейни и закусочные являются предприятиями общественного питания с возможностью реализации алкогольной продукции. Таким образом, указанные объекты осуществляют один вид деятельности — оказание услуг общественного питания. При установлении различных допустимых расстояний до указанных предприятий им могут создаваться неравные условия осуществления хозяйственной деятельности.

Также обращаем внимание на то, что в ряде регионов в границы, на которых не допускается реализовывать алкогольную продукцию, включают столовые, кафетерии, предприятия быстрого обслуживания, буфеты, кулинарии. Вместе с тем, в соответствии с ГОСТ Р 50762-2007 указанные предприятия и так не вправе реализовывать алкогольную продукцию.

В случае принятия актов, в которых устанавливаются различные расстояния от организаций и (или) объектов, на которых не допускается розничная продажа алкогольной продукции (осуществляющих один вид деятельности), до границ прилегающих территорий, такие действия муниципального образования могут рассматриваться как нарушение пунктов 2 и 3 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Также Правилами не предусмотрено установление различных значений расстояния от объектов и организаций, на прилегающих территориях к которым не допускается розничная продажа алкогольной продукции, в зависимости от формы собственности.

Дифференцированный подход к определению расстояния от мест реализации алкогольной продукции в зависимости от формы собственности может содержать признаки нарушения части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
рассылка

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ
«О защите конкуренции»

С изменениями и дополнениями от:

1 декабря 2007 г., 29 апреля, 30 июня, 8 ноября 2008 г., 17 июля, 27 декабря 2009 г., 5 апреля, 8 мая, 29 ноября 2010 г., 1 марта, 27 июня, 1, 11, 18 июля, 21 ноября, 6 декабря 2011 г., 28 июля, 30 декабря 2012 г., 2, 23 июля, 2 ноября, 21, 28 декабря 2013 г., 4 июня, 21 июля 2014 г., 29 июня, 13 июля, 5 октября 2015 г., 3 июля 2016 г., 19 февраля, 23 апреля, 4 июня, 29 июля 2018 г.

Принят Государственной Думой 8 июля 2006 года

Одобрен Советом Федерации 14 июля 2006 года

См. комментарии к настоящему Федеральному закону

О применении настоящего Федерального закона с учетом Правил технологического присоединения, Правил недискриминационного доступа, Правил подключения и законодательства о теплоснабжении см. разъяснения Президиума ФАС России N 7, утвержденные протоколом Президиума ФАС России от 30 ноября 2016 г. N 15

С 1 января 2015 г. на территориях государств-членов Евразийского экономического союза действует Протокол об общих принципах и правилах конкуренции (приложение N 19 к Договору о Евразийском экономическом союзе) (Астана, 29 мая 2014 г.)

О некоторых вопросах применения настоящего Федерального закона (в редакции Федерального закона от 5 октября 2015 г. N 275-ФЗ) см. письмо ФАС России от 24 декабря 2015 г. N ИА/74666/15

См. Обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.

О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства, см. постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 2008 г. N 30

Президент Российской Федерации

Закон направлен на совершенствование правового регулирования отношений, связанных с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, устранением противодействия конкуренции со стороны органов власти и управления. Устанавливаются единые правовые основы защиты конкуренции на товарных и финансовых рынках.

Впервые действие закона распространено на соглашения, заключенные за рубежом, при одновременном выполнении следующих условий: предметом соглашений выступают активы, находящиеся на территории РФ, либо акции российских АО и права в отношении российских коммерческих организаций; соглашение приводит (может привести) к ограничению конкуренции в РФ.

Закон содержит развернутый понятийный аппарат, сформированный с учетом практики применения антимонопольного законодательства в России и за рубежом. Изменен подход к таким базовым понятиям, как товар, товарный рынок, координация деятельности хозяйствующих субъектов третьим лицом, ограничивающие конкуренцию согласованные действия, доминирующее положение хозяйствующего субъекта. С 65 до 50 процентов снижено значение рыночной доли хозяйствующего субъекта, которое является признаком его доминирующего положения. Ранее хозяйствующий субъект с долей рынка менее 35 процентов не являлся монополистом. Закон предусматривает возможность признания доминирующего положения хозяйствующего субъекта и с меньшей долей рынка.

Введены критерии, на основании которых отдельные виды монополистической деятельности могут быть признаны правомерными. Таковы случаи, когда соответствующие действия хозяйствующих субъектов: имеют или могут иметь своим результатом содействие совершенствованию производства (реализации) товаров или стимулированию технического (экономического) прогресса, либо повышение конкурентоспособности товаров на мировом рынке; имеют своим результатом получение потребителями соразмерной части преимуществ (выгод), которые приобретаются соответствующими лицами от совершения ограничивающих конкуренцию действий; не налагают на третьих лиц или участников таких действий ограничений, не являющихся крайне необходимыми для достижения целей таких действий; не создают для отдельных лиц возможности не допустить или устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке.

Одной из существенных новелл закона является определение понятия государственной помощи как особой разновидности антиконкурентных действий органов государственной власти и местного самоуправления, введение запрета на ее предоставление, а также определение отдельных исключений из такого запрета и процедуры предоставления государственной помощи в исключительных случаях.

Закреплен статус федерального антимонопольного органа и порядок осуществления государственного контроля за экономической концентрацией.

Разграничиваются виды действий и сделок, на осуществление которых требуется разрешение антимонопольного органа, и об осуществлении которых необходимо уведомить антимонопольный орган. Расширен перечень случаев, когда требуется предварительное согласие антимонопольного органа. Ранее необходимость такого согласия устанавливалась только для слияния и присоединения коммерческих организаций и определялась на базе только балансовой стоимости активов (30 миллионов МРОТ). Закон вводит новые критерии, согласно которым для данных случаев необходимость получения предварительного согласия определяется исходя из балансовой стоимости активов (3 миллиарда рублей) или суммарной выручки (6 миллиардов рублей). Предварительное согласие антимонопольного органа при слиянии финансовых организаций необходимо, если суммарная стоимость их активов превышает величину, установленную Правительством РФ. Также требуется предварительное согласие на создание коммерческой организации, когда оплата ее уставного капитала осуществляется акциями (долями) хозяйственного общества, на увеличение уставного капитала финансовых организаций, приобретение акций (долей) хозяйствующих субъектов (финансовых организаций), если такое приобретение приводит к переходу к приобретателю прав на 25, 50 или 75 % акций (50 % и две трети долей) хозяйственного общества.

Изменен подход к определению случаев, когда хозяйствующие субъекты обязаны уведомлять антимонопольный орган. Законодатель отказался от антимонопольного контроля в отношении создания, слияния, присоединения некоммерческих организаций, а также изменения состава участников таких организаций. Одновременно пересмотрены критерии, по которым о создании, слиянии, присоединении коммерческих организаций должен уведомляться антимонопольный орган: суммарная стоимость активов должна превышать 200 миллионов рублей (вместо 2 миллионов МРОТ), также в качестве критерия используется сумма выручки (равная 200 миллионам рублей). Отдельно введено требование уведомлять антимонопольный орган при приобретении акций (долей), прав и имущества организации при соблюдении ряда условий.

Закон содержит принципиально новый раздел, посвященный детальному регулированию процедуры рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольным органом. Вводится порядок, в соответствии с которым устанавливается обязанность по требованию антимонопольного органа перечислять в бюджет доход от недопустимой монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции (в соответствии с ранее действовавшим порядком указанное перечисление осуществлялось на основании судебного решения).

Со дня вступления закона в силу утрачивает силу большинство норм Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» и законы, вносящие в него изменения, ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг», а также отдельные положения ряда других федеральных законов.

Закон вступает в силу по истечении девяноста дней после его официального опубликования.

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении девяноста дней после дня его официального опубликования

Текст Федерального закона опубликован в «Российской газете» от 27 июля 2006 г. N 162, в «Парламентской газете» от 3 августа 2006 г. N 126-127, в Собрании законодательства Российской Федерации от 31 июля 2006 г. N 31 (часть I) ст. 3434

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 259-ФЗ

Изменения вступают в силу с 10 августа 2018 г.

Федеральный закон от 4 июня 2018 г. N 135-ФЗ

Изменения вступают в силу с 4 июня 2018 г.

Федеральный закон от 23 апреля 2018 г. N 91-ФЗ

Изменения вступают в силу с 4 мая 2018 г. и применяются по 15 августа 2018 г. включительно

Федеральный закон от 19 февраля 2018 г. N 17-ФЗ

Изменения вступают в силу с 19 августа 2018 г.

Федеральный закон от 29 июля 2017 г. N 279-ФЗ

Изменения вступают в силу с 31 июля 2017 г.

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 264-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 5 октября 2015 г. N 275-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 250-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 224-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2016 г.

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 216-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 213-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 29 июня 2015 г. N 156-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 265-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 мая 2015 г.

Федеральный закон от 4 июня 2014 г. N 143-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня вступления в силу Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ

Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 423-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 396-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2014 г.

Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. N 375-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 2 ноября 2013 г. N 294-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 23 июля 2013 г. N 251-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 сентября 2013 г.

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 сентября 2013 г.

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 144-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 июля 2013 г.

Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 318-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 28 июля 2012 г. N 145-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 401-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 327-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2013 г.

Федеральный закон от 18 июля 2011 г. N 242-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 августа 2011 г.

Федеральный закон от 11 июля 2011 г. N 200-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 1 июля 2011 г. N 169-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 июля 2011 г.

Федеральный закон от 27 июня 2011 г. N 162-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении одного года после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 1 марта 2011 г. N 22-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. N 313-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2011 г.

Федеральный закон от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2011 г.

Федеральный закон от 5 апреля 2010 г. N 40-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 379-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 374-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении одного месяца со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 17 июля 2009 г. N 173-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона, за исключением изменений в статью 53 настоящего Федерального закона, вступающих в силу по истечении ста двадцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 17 июля 2009 г. N 164-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 8 ноября 2008 г. N 195-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 30 июня 2008 г. N 108-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. N 58-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Публикации

Практика рассмотрения дел об антимонопольных нарушениях органов государственной власти и органов местного самоуправления

Юлия Полякова, Юрист Коммерческой группы

Полякова_Практика рассмотрения дел об антимонопольных нарушениях_10.2015

Практика рассмотрения дел об антимонопольных нарушениях органов государственной власти и органов местного самоуправления

Аннотация: В статье рассматриваются условия привлечения органов государственной власти и органов местного самоуправления к ответственности за принятие актов и совершение действий, ограничивающих конкуренцию, анализируются наиболее типичные виды подобных нарушений и тенденции судебной практики рассмотрения указанных дел.

Развитая конкуренция является необходимым условием успешного функционирования рыночной экономики. Она стимулирует компании к модернизации производства, повышению качества продукции, оптимизации издержек и снижению цен в борьбе за потребителей. В связи с этим сохранение и развитие конкурентных отношений между участниками рынка и пресечение любых злоупотреблений с их стороны должно являться одним из приоритетов государственной экономической политики. В то же время во многих случаях органы публичной власти Российской Федерации не способствуют, а, напротив, затрудняют сохранение и развитие конкуренции. Так, по данным Доклада о состоянии конкуренции в Российской Федерации в 2015 г. [1] на протяжении последних лет среди выявленных нарушений антимонопольного законодательства нарушения со стороны органов власти занимают лидирующую позицию [2] .

Подобные нарушения наносят существенный вред здоровым конкурентным отношениям, поскольку совершаются субъектами, обладающими властными полномочиями, которые, наоборот, должны способствовать развитию конкуренции. Кроме того, хозяйствующие субъекты в подобных обстоятельствах не всегда пользуются предоставленными законом способами защиты своих прав, а в ряде случаев и вовсе не предполагают, что определенные действия органов власти представляют собой нарушения антимонопольного законодательства.

Тем не менее практика знает немало примеров, когда участникам рынка удавалось отстаивать свои права в случаях нарушения антимонопольного законодательства органами публичной власти. В рамках настоящей статьи мы рассмотрим практику применения ст. 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) как наиболее нарушаемой со стороны органов публичной власти [3] . В частности, будут проанализированы условия признания действий органов публичной власти нарушающими Закон о защите конкуренции, а также ряд наиболее типичных допускаемых ими нарушений антимонопольного законодательства.

Условия применения ст. 15 Закона о защите конкуренции

Статья 15 Закона о защите конкуренции устанавливает запрет для субъектов, обладающих властными полномочиями, на принятие актов и (или) осуществление действий (бездействия), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. К таким субъектам, помимо федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, относятся также органы и организации, которые осуществляют властные полномочия или участвуют в предоставлении государственных и муниципальных услуг, а также государственные внебюджетные фонды и Центральный банк Российской Федерации (далее — субъекты, обладающие властными полномочиями).

Порядок применения ст. 15 Закона о защите конкуренции разъясняется в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (далее — Постановление № 30). В соответствии с указанным пунктом требования, заявленные по ч. 1 ст. 15 Закона, подлежат удовлетворению при наличии совокупности следующих условий:

а) антимонопольным органом доказано, что акты, действия (бездействие) приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции; и

b) соответствующим субъектом, обладающим властными полномочиями, не указана конкретная норма федерального закона, разрешившая такому субъекту принять оспариваемый акт, осуществить действия (бездействие).

Указанные условия будут подробно рассмотрены ниже.

1. Ограничение конкуренции

Часть 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции содержит перечень из десяти различных действий, которые недопустимо совершать субъектам, обладающим властными полномочиями, и которые, в частности, включают установление запретов или ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности, установление ограничений в отношении свободного перемещения товаров, дачу указаний о приобретении определенных товаров и др. Сам перечень является открытым и допускает привлечение субъектов, наделенных властными полномочиями, к ответственности за акты/действия, ограничивающие конкуренцию, не поименованные в рассматриваемой статье.

Для привлечения к ответственности по ст. 15 Закона о защите конкуренции необязательно, чтобы соответствующие действия повлекли негативные последствия для конкуренции, достаточно лишь подтверждения антимонопольным органом возможности наступления таких последствий. Кроме того, при рассмотрении дел о нарушении данной статьи проведение анализа состояния конкуренции на товарном рынке не требуется [4] . Поэтому случаи ее применения достаточно многочисленны и разнообразны.

Практика знает примеры применения анализируемой статьи к случаям издания нормативно-правовых актов, предоставляющих отдельным участникам рынка преимущества либо создающих барьеры; нарушения сроков выдачи каких-либо разрешительных документов; совершения нарушений при передаче прав на государственное или муниципальное имущество при установлении тарифов на регулируемые виды деятельности, нарушений, связанных с государственными закупками и т.д. При этом сферы ее применения также очень разнообразны: ее положения применяются в сфере строительства, электроэнергетики, транспорта и логистики, ЖКХ, медицинских услуг, розничной торговли потребительскими товарами и во многих иных [5] .

Основную долю (36%) нарушений ст. 15 Закона о защите конкуренции составляют нарушения, связанные с необоснованным препятствованием осуществлению деятельности хозяйствующим субъектом (п. 2 ч. 1 ст. 15) [6] . Это во многом обусловлено широкой формулировкой соответствующего запрета, который включает в себя все случаи, когда субъект, наделенный властными полномочиями, создал препятствие для деятельности участника рынка и такое препятствие привело / потенциально могло привести к ограничению конкуренции.

Так, Определением ВАС РФ от 18.06.2014 № ВАС-7405/14 по делу № А53-13208/2013 нарушение региональной службой по тарифам срока установления тарифа на горячую воду для компании было признано препятствием для осуществления данной компанией хозяйственной деятельности.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 15.04.2014 № 18782/12 по делу № А40-169152/2012 было признано, что необоснованное приостановление действия лицензии на розничную продажу алкогольной продукции препятствовало осуществлению деятельности хозяйствующим субъектом и повлекло для него возникновение убытков. Кроме того, Суд отметил, что подобные действия привели к ограничению конкуренции на рынке розничной продажи алкогольных напитков на территории стерильной зоны аэропорта, что выразилось в устранении с товарного рынка принадлежащего обществу магазина беспошлинной торговли.

В то же время в Определении Верховного Суда РФ от 13.08.2015 № 310-КГ15-9826 по делу № А64-1183/2014 п. 2 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции был применен при совершенно иных обстоятельствах. В данном деле местная администрация приняла нормативно-правовой акт, которым установила нормы накопления твердых бытовых отходов для населения, проживающего в жилищном фонде. При этом нормы были рассчитаны на основании показателей деятельности только одной компании, оказывающей услуги по вывозу твердых бытовых отходов в муниципальном образовании, без анализа показателей субъектов, оказывающих аналогичные услуги на соответствующей территории. Антимонопольный орган посчитал, что указанный нормативно-правовой акт нарушает Закон о защите конкуренции, затрагивает права и законные интересы как остальных организаций, оказывающих услуги по вывозу твердых бытовых отходов, так и организаций, управляющих многоквартирными домами, вмешивается в гражданско-правовые отношения по определению договорных объемов между сторонами и создает препятствия для осуществления названными субъектами хозяйственной деятельности. Суды всех инстанций согласились с позицией антимонопольного органа, в результате чего местной администрации было предписано отменить спорный нормативно-правовой акт.

Широко применяется на практике и п. 8 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, запрещающий создание дискриминационных условий. Под дискриминационными условиями в соответствии с Законом понимаются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект (субъекты) поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом (субъектами). Соответственно, данный пункт применяется в тех случаях, когда какие-либо акты или действия субъектов, обладающих властными полномочиями, свидетельствуют о различном подходе к участникам одного и того же рынка.

Например, в постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.04.2015 № Ф02-1035/2015 по делу № А33-8832/2014 суд поддержал позицию антимонопольного органа о том, что установление местной администрацией различных периодов выплаты субсидий исполнителям коммунальных услуг является дискриминационным условием, так как создает преимущества для тех организаций, которым денежные средства предоставляются ранее остальных.

Положение о запрете создания дискриминационных условий органами публичной власти также легло в основу Постановления Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 9707/13 по делу № А73-16475/2012. В данном деле суд защитил интересы индивидуального предпринимателя — арендатора земельного участка, находящегося в собственности субъекта РФ. Правительство субъекта РФ утвердило нормативно-правовой акт, который установил новую методику определения арендной платы, распространив ее на договоры, заключенные после определенной даты. Предприниматель посчитал, что это нарушает его права, так как по новой методике арендная плата за аналогичный земельный участок стала существенно меньше, следовательно, он поставлен в менее выгодное положение по сравнению с арендаторами, заключившими договор аренды после указанной в акте даты.

Суд поддержал доводы предпринимателя, указав, что акт, устанавливающий различные методики определения цены за аналогичные земельные участки (отнесенные к одной категории земель, используемые для одних и тех же видов деятельности и предоставляемые по одним и тем же основаниям), носит дискриминационный характер и противоречит п. 8 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции.

Как было отмечено выше, перечень действий, запрещенных ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, не является закрытым. В частности, положения этой статьи также используются в случаях, когда органы публичной власти пытаются обойти императивные требования законодательства по проведению публичных торгов. Такие ситуации обычно связаны с отчуждением прав на государственное или муниципальное имущество.

Правовая позиция по таким делам была выработана еще в 2011 г. Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 29.11.2011 № 8799/11. В этом деле муниципальное предприятие с согласия местной администрации передало хозяйствующему субъекту в безвозмездное пользование электросетевое оборудование, смонтированное в зданиях трансформаторных подстанций. Указанные здания являлись муниципальным имуществом и принадлежали предприятию на праве хозяйственного ведения. При этом соглашение между предприятием и хозяйствующим субъектом не содержало указаний на порядок пользования зданиями или на необходимость перемещения переданного оборудования из зданий. Таким образом, местная администрация и предприятие фактически обошли необходимость проводить торги в отношении муниципального недвижимого имущества.

При рассмотрении дела ВАС РФ поддержал позицию антимонопольного органа и указал следующее: «В тех случаях, когда требуется проведение торгов, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, их непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, не может не влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном объявлении торгов в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо права ведения деятельности на нем». Соответственно, позиция ВАС РФ заключалась в том, что непроведение торгов тогда, когда этого требует законодательство, всегда является нарушением ст. 15 Закона о защите конкуренции.

Обозначенный подход до сих пор является актуальным и используется судами для пресечения злоупотреблений со стороны органов публичной власти, о чем свидетельствует последняя судебная практика.

Например, указанная позиция была использована судом в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15.05.2014 № Ф07-2049/2014 по делу № А05-10343/2013[7]. В данном деле местная администрация согласовала договор о совместной деятельности между муниципальным предприятием и хозяйствующим субъектом. По условиям согласованного договора обе стороны объединяли свое имущество, в том числе здание, находящееся в хозяйственном ведении предприятия, для осуществления предпринимательской деятельности. Антимонопольный орган решил, что, исходя из условий договора о совместной деятельности, к хозяйствующему субъекту фактически переходит право использовать муниципальное недвижимое имущество без проведения торгов, что нарушает ст. 15 Закона о защите конкуренции. Суд согласился с такими выводами антимонопольного органа и указал на возникшее ограничение конкуренции, вызванное непроведением торгов.

В другом деле[8] местная администрация пыталась обойти необходимость проведения торгов путем передачи хозяйствующему субъекту сначала права пользования зданием, входящим в перечень аварийных жилых домов, затем права пользования земельным участком, а впоследствии путем выдачи разрешения на строительство коммерческого объекта на таком земельном участке. Антимонопольный орган выявил нарушение при проведении проверки и привлек администрацию к ответственности по ст. 15 Закона о защите конкуренции, сославшись на то, что предоставление земельного участка для строительства возможно только путем проведения торгов. Суд согласился с таким подходом, указал на рассмотренную выше позицию ВАС РФ и оставил в силе решение антимонопольного органа.

В судебной практике также встречаются случаи, когда органы, наделенные властными полномочиями, пытаются вывести конкретные закупки из-под действия законодательства о закупках для государственных (муниципальных) нужд[9]. К таким делам также применима правовая позиция ВАС РФ об ограничении конкуренции в случае непроведения торгов, необходимых в соответствии с законодательством.

В качестве примера можно привести Определение ВС РФ от 24.06.2015 № 307-КГ15-1408 по делу № А66-13885/2013. Орган исполнительной власти субъекта РФ принял несколько нормативно-правовых актов, допускающих предоставление бюджетных субсидий автономным учреждениям с условием, что такие учреждения при расходовании предоставленных субсидий будут руководствоваться Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон № 223-ФЗ). В результате исполнения указанных нормативных актов одно из автономных учреждений путем проведения упрощенной процедуры выбрало контрагента для заключения договора, предполагающего расходование бюджетных субсидий. Антимонопольный орган признал такие действия нарушением ст. 15 Закона о защите конкуренции, указав, что закупка осуществлялась для государственных нужд, соответственно, учреждение должно было руководствоваться Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ, действовавшим на тот момент, и проводить открытые торги. Суд согласился с такой позицией, подчеркнув, что Закон № 223-ФЗ направлен на удовлетворение нужд отдельных видов юридических лиц, а проведенная закупка была необходима для удовлетворения нужд субъекта РФ. Таким образом, действия администрации по принятию указанных нормативных актов были признаны ограничивающими конкуренцию.

Как видим, ст. 15 Закона о защите конкуренции не ограничивает перечень запрещенных действий субъектов, наделенных властными полномочиями, и предоставляет правоприменителям определенную свободу в решении вопросов о том, насколько те или иные действия ограничивают или потенциально могут ограничить конкуренцию.

2. Действия не разрешены федеральным законодательством

Для признания субъекта, наделенного властными полномочия, нарушившим ст. 15 Закона о защите конкуренции недостаточно установления того, что его акты/действия приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Необходимо также установить, что эти акты/действия не разрешены другими федеральными законами. Если же на основании положений какого-либо федерального закона можно сделать вывод о том, что субъект, наделенный властными полномочиями, имел полномочия принимать тот или иной акт или совершать определенное действие, ограничивающее конкуренцию, то подобный акт/действие не рассматривается в качестве нарушения антимонопольного законодательства.

Примером ситуации, в которой ограничивающий конкуренцию акт субъекта, наделенного властными полномочиями, не был признан нарушением антимонопольного законодательства, является Определение ВС РФ от 28.05.2014 № 25-АПГ14-1. В рамках данного дела рассматривался вопрос о праве законодательного органа субъекта РФ принимать акт, который накладывает дополнительные ограничения на розничную продажу алкогольной продукции. Суд пришел к выводу о том, что такие полномочия предоставляются органу субъекта РФ ч. 5 ст. 16 Федерального закона от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», в соответствии с которой органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции. Таким образом, нарушение ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции отсутствует.

В соответствии с п. 8 Постановления № 30 субъект, наделенный властными полномочиями, должен указать конкретную норму федерального закона, допускающую совершение определенных действий. Эта позиция нашла отражение, в частности, в Определении ВС РФ от 23.06.2015 № 306-КГ15-1652 по делу № А65-5916/2014, в котором было указано, что в ситуации, когда антимонопольный орган представил достаточно серьезные доказательства и привел убедительные аргументы в пользу того, что соответствующие субъекты приняли акты или совершили действия, создающие условия для ограничения конкуренции, на эти органы переходит бремя доказывания того, что они действовали в соответствии с конкретной нормой федерального закона, разрешившей принять оспариваемый акт либо осуществить действия.

Данная позиция является преобладающей в судебной практике. В то же время стоит отметить, что в ряде случаев суды полагают, что для признания ограничивающих конкуренцию действий законными не требуется, чтобы федеральный закон прямо допускал совершение таких действий, достаточно, чтобы это следовало из его содержания. Так, в Решении ВАС РФ от 28.06.2013 № ВАС-2243/1 Суд указал, что при принятии акта, устанавливающего дифференцированный подход к участникам рынка электрической энергии и мощности, допустимо руководствоваться «вытекающими из федеральных законов основаниями неравенства участвующих в экономических отношениях хозяйствующих субъектов». В связи с этим в данном деле участник рынка не смог оспорить положения, которые, по его мнению, носили дискриминационный характер.

Это означает, что существует вероятность того, что ограничивающие конкуренцию действия субъекта, наделенного властными полномочиями, прямо не разрешенные федеральным законом, могут быть признаны допустимыми, поскольку это вытекает из содержания законодательных положений.

В случае установления антимонопольным органом наличия в действиях субъекта, наделенного властными полномочиями, обоих приведенных выше условий (ограничение / возможность ограничения конкуренции и отсутствие разрешения на совершение указанных действий в федеральном законодательстве) антимонопольный орган вправе выдать нарушителю предписание об отмене или изменении актов, нарушающих антимонопольное законодательство, и о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции (п. 3 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции). Вместе с тем антимонопольные органы не наделены полномочиями по самостоятельной отмене нарушающих конкуренцию актов. Они лишь вправе обратиться в суд с иском о признании недействующими либо недействительными полностью или частично противоречащих антимонопольному законодательству нормативных и ненормативных актов органов, наделенных властными полномочиями (п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции). Следовательно, признанные антимонопольным органом ограничивающими конкуренцию акты могут утратить силу только по решению суда или принявшего их органа, но не на основании предписания антимонопольного органа.

В силу своего общего характера ст. 15 Закона о защите конкуренции имеет широкую практику применения. Со стороны антимонопольного органа требуется лишь доказать факт ограничения или возможности ограничения конкуренции как результат принятия соответствующего акта или совершения соответствующего действия. При этом для установления указанных обстоятельств не требуется проведения анализа рынка. В свою очередь, субъект, наделенный властными полномочиями, имеет возможность обосновать правомерность своих действий, сославшись на конкретную норму федерального закона, допускающую их совершение. Такая простота процедуры и невысокие требования к доказыванию факта нарушения во многом обусловливают лидирующую позицию нарушений субъектов, наделенных властными полномочиями, среди иных нарушений антимонопольного законодательства. Таким образом, законодательство Российской Федерации предоставляет широкие возможности по защите хозяйствующих субъектов от антиконкурентных действий субъектов, наделенных властными полномочиями.

[2] В числе указанных нарушений учитываются нарушения ст. 15–21, 25 Закона о защите конкуренции.

[3] Только за 2014 г. было выявлено 2751 нарушение указанной статьи.

[4] См.: п. 1.4 приказа ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке».

[5] По результатам анализа сайта ФАС России (http://fas.gov.ru/) и судебной практики.

[6] См.: Доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации в 2015 г.

[7] Определением ВАС РФ от 23.06.2014 № ВАС-7737/14 отказано в передаче дела № А05-10343/2013 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

[8] См.: Определение ВС РФ от 05.02.2015 № 310-КГ14-8369 по делу № А35-10876/2013.

[9] До 05.04.2013 закупки для государственных (муниципальных) нужд регулировались Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», в настоящее время они регулируются Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Обсуждение закрыто.